Dragan Jakovljević. Erkenntnisgestalten und Handlungsanweisungen. Драган Яковлевич. Образы познания и рекомендации к действиям

 
PIIS004287440006061-2-1
DOI10.31857/S004287440006061-2
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Philipps University of Marburg
Address: Germany, Marburg
Journal nameVoprosy filosofii
EditionIssue 8
Pages221-222
Abstract

  

Keywords
Received08.09.2019
Publication date24.09.2019
Number of characters8012
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Книга Драгана Яковлевича вышла в рамках серии «Libri nigri», издаваемой немецким издательством в Праге. Серия дает возможность авторам, пишущим на немецком языке, войти в международное философское сообщество. Благодаря этой возможности, широкому кругу читателей стала доступна и книга коллеги из Сербии.
2 Она представляет собой ряд очерков, написанных автором в разное время. Это – «Ошибочность фаллибилизма», «Предмет и методология общественных наук», «Методологический монизм в рамках критического рационализма», «Нормативный генезис или история воздействий?», «Идея Поппера о негативном утилитаризме», «Умеренная нетолерантность в плюралистично-демократических общественных структурах» и «Обвинения монотеизма в нетолерантности». Эти статьи указывают на взаимосвязь теории познания и практической деятельности. Для широкого круга читателей, знакомого с философией К. Маркса, и для более узкого круга, знакомого с идеями русского позитивизма от В.В. Лесевича до А.А. Богданова, такой подход не нов. Интересно, однако, что Д. Яковлевич, учившийся в Германии у одного из известных представителей критического рационализма, Ханса Альберта, развивает идеи этой школы и тем самым обосновывает связь между философией науки и теорией действия на новом понятийном фундаменте. Свою задачу он видит в том, чтобы, следуя своему учителю, внести вклад в преодоление разрыва между научной рациональностью и экзистенцией, который зафиксирован в форме выделения позитивизма и экзистенциализма как несовместимых друг с другом философских течений.
3 Дуализм, противопоставляющий формально-логический рационализм, свойственный познанию, и иррациональное решение, свойственное понимаемому как экзистенция бытию человека, автор книги считает недопустимым. Для снятия его он предлагает ввести широкое понятие рациональности, которое не обособляло бы познание от этики и политики, а, наоборот, сводило бы их воедино. При этом он исходит из того, что нормы и ценности подлежат критическому обоснованию и критической проверке ничуть не в меньшей степени, чем основоположения и выводы науки. И для тех и для других должны действовать такие принципы, как целерациональность, фаллибилизм, логическая непротиворечивость и т.д. И к тем и к другим применим метод проблемного анализа, так что и те и другие попадают в поле внимания философа прежде всего как конкретные проблемы, а не как предметы для метафизических рассуждений à la Хайдеггер.
4 Д. Яковлевич дискутирует не только со своими старшими коллегами (Х. Альберт, Ю. Хабермас, К. Поппер, Ю. Миттельштрасс), но и обращается к философам прошлого (В. Дильтей, Дж.С. Милль, О. Нейрат, К. Барт). При этом поводом для обращения к истории философии каждый раз служит необходимость решения какой-либо методологической задачи. Например, в продолжение методологического спора в шестидесятых годах XX в. между критическим рационализмом (К. Поппер) и Франкфуртской школой (Т. Адорно) о взаимосвязи научной теории и общественной практики, Д. Яковлевич снова ставит вопрос о методологическом статусе общественных наук. Обращаясь к Дильтею, он демонстрирует взаимосвязь обыденного, донаучного познания и познания социальных наук, которые генетически возникают из «жизненного мира» и являются его продолжением. В силу этого, категории и понятия общественных наук не обладают ценностной нейтральностью и объективностью, поэтому их использование в научных целях должно сопровождаться критической рефлексией об их научном статусе. При этом автор предлагает придерживаться «прагматической интерпретации» общественных наук, включающей «прагматику смысла предложений общественных наук» и основанную на ней «топику обоснования методологической ориентации при построении теории отдельными общественными науками» (s. 73). Разработка научной теории в общественных науках должна, по его мнению, опираться на «систематическое конструирование специфических для данной конкретной дисциплины исследовательских программ» (там же). Преимущество такого подхода можно видеть в том, что исследовательская программа позволяет объединить математико-дедуктивные, эмпирические методы исследования с методами, свойственными гуманитарным наукам, например, с герменевтическим подходом, и тем самым подчеркнуть действительно «научный», но при этом специфический характер общественных наук.

Number of purchasers: 2, views: 931

Readers community rating: votes 0

Система Orphus

Loading...
Up