To the Question of the Origins of Kant’s Apriorism

 
PIIS004287440003883-6-1
DOI10.31857/S004287440003883-6
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Philosophy, Political Science and Religious Science Committee of the Ministry of Education and Science of the Republic of Kazakhstan
Address: Republic of Kazakhstan
Journal nameVoprosy filosofii
EditionIssue 2
Pages176-184
Abstract

In the article the author's idea is stated that the universal foundations, preceding any experience and completely independent of it, advanced and substantiated by I. Kant and named by him a priori, present the greatest difficulties for the explanation of their origin because they are usually considered in the framework of the theory of knowledge. In the doctrines of cognition, have always proceeded from an understanding of whole thinking only as a cognitive process, where the necessity of reflection the object of cognition predominates. According to the author, whole thinking is the creation of images of what is desirable to the subject and what else is not there in reality. Cognition, that is, reflection is included in creativity as a part. In creation of an image of the desired object does not oppose to the subject, there is no experience whatsoever and the process is entirely pre-experienced, a priori. The discovery of this belongs to I. Kant.

Keywordsthinking, subject, object, creation, reflection, experience, a priori, idea, cognition, science, activity, reality
Received15.03.2019
Publication date27.03.2019
Number of characters31491
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Одним из самых трудных, иногда казавшихся даже неразрешимыми вопросов в различных учениях о познании был вопрос об истоках происхождения общих, исходных идей и форм мышления в целом, часто включая и формы чувственности. Попытки объяснения так называемых общих идей при отождествлении их с наблюдаемыми в опыте сходными явлениями, особенно характерные для представителей английской эмпирической школы – Беркли, Бэкона, Локка и других, постепенно обнаружили свою несостоятельность. Становилось ясно: сколько бы восприятий ни накопилось в опыте – образов сходных вещей и явлений, накладываемых на один общий, единый, образ – этот образ не превращается в понятие, то есть не возникает та форма мышления, которая охватывала бы не только все наличные, но и возможные случаи данного явления и могла их объяснить. Именно в этом смысле употребляли термин «идея» английские философы-эмпирики и их последователи. Кант, можно сказать, впервые развел термины «понятие» и «идея», что в дальнейшем развил Гегель, отнеся их к совершенно разным сферам мышления: понятия – к сфере сущего, то есть познания, иначе говоря, отражения, того, что есть, а идеи – к сфере должного, то есть того, что создает нечто новое.
2 В доказательстве несостоятельности эмпирической точки зрения Кант занимает особое место. Известно, что Кант исходил из того, что абсолютными критериями понятия являются и должны являться всеобщность и необходимость в том смысле, что все образы наблюдаемых и могущих быть наблюдаемыми сходных явлений должны отвечать этим критериям. Иначе они являются не понятиями, а в лучшем случае общими представлениями. Понятия не терпят исключений, а общие представления их допускают, тем самым сводя на нет всеобщность и необходимость. Представления, подобные тому, что все лебеди белы, рушатся сразу, если в опыте обнаружится только один случай черного лебедя и т.д. Следовательно, понятия выражают определенный закон. Между тем, как показывает любой познавательный акт, даже самые элементарные восприятия совершаются в рамках определенных форм мышления и идей, им предшествующих и их организующих. Кроме чувственных форм пространства и времени, другие определяющие и организующие формы носят скорее логический характер или форму основоположений. Иначе говоря, они не плод и не порождение опыта; они имеются a priori.
3 Рассматривая вопрос в целом в рамках познавательного отношения и не видя, какие потребности или нужды могут способствовать образованию здесь каких-то идей до всякого опыта, Кант скорее счел необходимым признать факт наличия таких идей. Даже в сфере нравов, как он полагает, это хорошо видно. «...Долг как долг вообще заключается – до всякого опыта – в идее разума, определяющего волю априорными основаниями». И там же: «...нельзя отрицать, что значение нравственного закона до такой степени обширно, что он имеет силу не только для людей, но и для всех разумных существ вообще, не только при случайных обстоятельствах и в исключительных случаях, а безусловно необходимо». И на той же странице: «...каким образом законы определения нашей воли могли бы приниматься за законы определения воли разумного существа вообще и только как таковые считаться законом и для нашей воли, если бы они были только эмпирическими и не брали свое начало совершенно a priori в чистом, но практическом разуме?» [Кант 1965а, 245].

Number of purchasers: 2, views: 1329

Readers community rating: votes 0

1. Gegel' 1974 – Gegel' G.V.F. Ehntsiklopediya filosofskikh nauk. T. 1. M.: Mysl', 1974 (Hegel, Encyklopadie der philosophischen Wissenschaften im Grundrisse).

2. Kant 1965a – Kant I. Osnovy metafiziki nravstvennosti // Kant I. Soch. v 6 t. T. 4. Ch. 1. M.: Mysl', 1965 (Kant, Grundlegung zur Metaphysik der Sitten).

3. Kant 1965b – Kant I. Metafizika nravov v dvukh chastyakh // Kant I. Soch. v 6 t. T. 4. Ch. 2. M.: Mysl', 1965 (Kant, Die Metaphysik der Sitten).

4. Abishev 1993 – Abishev K. Formirovanie kategorij sfery suschnosti i tselostnosti v individual'nom razvitii. Almaty: Gylym, 1993.

5. Abishev 2014 – Abishev K. Myshlenie i bytie // Voprosy filosofii. 2014. № 3. S. 62–72.

6. Abishev 2015 – Abishev K. V.I. Lenin ob otnoshenii myshleniya k bytiyu i problema ontologicheskogo statusa chelovecheskoj sub'ektivnosti // Voprosy filosofii. 2015. № 6. S. 29–40.

Система Orphus

Loading...
Up