Slaves’ Families and the Senatus consultum Clavdianum (AD 52)

 
PIIS032103910011519-3-1
DOI10.31857/S032103910011519-3
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameVestnik drevnei istorii
EditionVolume 81 Issue 3
Pages635-634
Abstract

The author regards the SC Claudianum (AD 52) as a means serving for the legal formalization of property relations that arose between the master of a slave having a considerable peculium, and the family of such a slave in the case when this family included persons of free status. The author concludes that the main objective of the SC Claudianum was to protect the property rights of the slave owners, but not their power and authority. Yet it might have dealt with protecting the property rights of the slave owners not over the children of their slaves, but over the peculia of the latter. This protection manifested itself in the legitimation of the master’s desire to get hold of the offspring and possessions of his slave’s family, through changing the legal status of the members of that family.

Keywordssenatus consultum Claudianum, slavery, peculium, slave families, contubernium, freedwomen
AcknowledgmentRussian Foundation for Basic Research, project no. 20-09-00386.
Received15.09.2021
Publication date16.09.2021
Number of characters35555
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Сейчас уже редко встретишь того, кто держался бы мнения, что знаменитый Клавдиев сенатусконсульт 52 г., в силу которого сожительствующая с чужим рабом свободнорожденная женщина могла сделаться рабыней или вольноотпущенницей, был издан с целью наказать женщин, дабы те не связывались с кем попало, смешивая свободную кровь с рабской. Если в 1964 г. об этом еще могли писать как о чем-то само собой разумеющемся1, то уже через несколько лет, после выхода статьи Дж. Крука2, подобные взгляды начинают утрачивать актуальность3. С тех пор преобладает точка зрения, согласно которой целью Клавдиева сенатусконсульта была защита интересов рабовладельцев4. Однако в том, что именно следует подразумевать под этими интересами, исследователи расходятся. 1. Weaver 1964, 138.

2. См. Crook 1967.

3. Попытки усмотреть в издании Клавдиева постановления заботу императора об улучшении нравов римского общества (в духе политики Августа), выражавшуюся в преследовании разрушительниц его моральных устоев, встречают вполне резонную критику, например, в недавней книге М. Симониса (Simonis 2017, 179–180). Из дальнейшего также станет ясно, что нормы SC Claudianum с их довольно изощренной казуистикой, которая ставила порой саму возможность эффективного применения сенатусконсульта в зависимость от частно-потестарных связей и была проникнута стремлением к согласованию интересов двух сторон, вряд ли могли предназначаться для решения этой благородной государственной задачи.

4. См. Willvonseder 2010, 7–8.
2 По мнению Дж. Крука, в основе лежала необходимость «защиты права собственности рабовладельцев на потомство их рабов»5, поскольку дети раба и свободной рождались свободными6 и поэтому как бы ускользали от хозяина раба. 5. Crook 1967, 7.

6. Вследствие того, что с рабом не мог быть заключен законный брак (Paul. Sent. II. 19. 6), дети от такого союза рассматривались как внебрачные дети женщины, не имеющие отца, и получали при рождении тот статус, что был у матери (см. Gai. I. 82).
3 Яркая особенность концепции П. Уивера состоит в том, что он тесно связывал SC Claudianum с familia Caesaris: по его мнению, император опасался, что с увеличением количества семейных союзов, заключаемых императорскими рабами со свободными женщинами, привлеченными их обеспеченным положением, будет уменьшаться число домородных рабов (vernae) в его familia7. Эта теория, предполагающая, что Клавдиев сенатусконсульт представлял собой попытку специально сохранять vernae для familia Caesaris, всегда вызывала споры, и в новейшей литературе ей часто отказывают в убедительности8, хотя встречаются и сторонники основных ее положений9. 7. Weaver 1972, 165–169.

8. Sirks 2005, 145; Mouritsen 2011, 194, n. 331.

9. Harper 2010, 626; Kacprzak 2018, 77–80.
4 С точки зрения Б. Сиркса, основным мотивом принятия SC Claudianum были «сохранение и укрепление уважения и повиновения, которого господа требовали от своих рабов»: сожительство со свободными могло этому повредить и привести к тому, что раб, глядя на свою свободную «жену» и свободных (пусть и незаконных) детей, которые не обязаны выказывать его хозяину никакого уважения, сам станет меньше почитать его и в итоге больше не будет покорен своему господину10. Критикуя Крука, Сиркс напоминает, что у рабовладельцев не могло быть никаких прав на детей рабов, они были на детей рабынь, и, следовательно, нельзя считать защиту несуществующих прав причиной принятия постановления. Так у Сиркса вместе с растворившимися имущественными правами оказался выплеснут на задворки его концептуальных построений и ребенок как объект притязаний господина. 10. Sirks 2005, 145–147.
5 К. Харпер принимает вывод Сиркса о том, что главной целью SC Claudianum было сохранение власти господина над рабами, однако, по его мнению, это не мешает полагать, что появление постановления было вызвано желанием господина – императора – сделать своими рабами потомство смешанного семейного союза, поскольку наличие свободных детей могло подрывать власть хозяина над его рабом11. 11. Harper 2010, 626.

Number of purchasers: 0, views: 13

Readers community rating: votes 0

1. Albanese, B. 1979: Le persone nel diritto privato romano. Palermo.

2. Crook, J. 1967: Gaius, Institutes, I. 84–86. Classical Review 17, 7–8.

3. Gardner, J. 1998: Family and familia in Roman Law and Life. Oxford–New York.

4. Harper, K. 2010: The SC Claudianum in the Codex Theodosianus: Social history and legal texts. Classical Quarterly 60/2, 610–638.

5. Herrmann-Otto, E. 1994: Ex ancilla natus: Untersuchungen zu den ‘hausge-borenen’ Sklaven und Sklavinnen im Westen des römischen Kaiserreiches. Stuttgart.

6. Kacprzak, A. 2018: Servus ex libera natus: Überlegungen zum senatusconsultum Claudianum. In: I. Fischer, D. Feichtinger (Hrgb.), Sexualität und Sklaverei. Münster, 63–82.

7. Masi Doria, C. 2013: ‘Ancilla efficitur’... ‘in eo statu manebit’: Le conseguenze del SC. Claudianum per le donne di status libertino. In: R. Rodríguez López, M.J. Bravo Bosch (eds.), Mulier. Algunas historias e instituciones de derecho romano. Madrid, 157–178.

8. Mommsen, T. 1899: Römisches Strafrecht. Leipzig.

9. Mouritsen, H. 2011: The Freedman in the Roman World. Cambridge–New York.

10. Perry, M. 2014: Gender, Manumission, and the Roman Freedwoman. New York.

11. Simonis, M. 2017: Cum servis nullum est conubium: Untersuchungen zu den eheähnlichen Verbindungen von Sklaven im westlichen Mittelmeerraum des Römishen Reiches. Hildesheim–Zürich–New York.

12. Sirks, A.J.B. 2005: Der Zweck des Senatus Consultum Claudianum von 52 n. Chr. Zeitschrift der Savigny-Stiftung für Rechtsgeschichte. Romanistische Abteilung 122, 138–149.

13. Watson, A. 1991: A slave’s marriage: dowry or deposit. Journal of Legal History 12/2, 132–139.

14. Weaver, P.R.C. 1964: Gaius I. 84 and the S.C. Claudianum. Classical Review 14, 137–139.

15. Weaver, P.R.C. 1972: Familia Caesaris: A Social Study of the Emperor’s Freedmen and Slaves. Cambridge.

16. Willvonseder, R. (Bearb.) 2010: Corpus der römischen Rechtsquellen zur antiken Sklaverei. IV. Stellung des Sklaven im Privatrecht. 1. Eheähnliche Verbindungen und verwandtschaftliche Beziehungen. Stuttgart.

Система Orphus

Loading...
Up