Семьи рабов и senatus consultum Claudianum 52 г.

 
Код статьиS032103910011519-3-1
DOI10.31857/S032103910011519-3
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаВестник древней истории
ВыпускТом 81 Выпуск 3
Страницы635-634
Аннотация

Автор рассматривает SC Claudianum 52 г. как средство, служившее для правового оформления имущественных отношений, которые возникали между господином обладавшего солидным пекулием раба и семьей такого раба в том случае, когда в состав этой семьи входили лица со статусом свободных (liberi). Итоговый вывод состоит в том, что основная задача SC Claudianum заключалась в защите имущественных прав рабовладельцев, а не их власти и авторитета, однако речь при этом должна идти о защите прав рабовладельца не на детей его рабов, а на пекулии таких «семейных» рабов. Выражалась эта защита в признании обоснованным стремления господина завладеть потомством и имуществом семьи своего раба, а осуществлялась она посредством изменения правового статуса членов этой семьи.

Ключевые словаsenatus consultum Claudianum, рабство, пекулий, семьи рабов, contubernium, вольноотпущенницы
Источник финансированияСтатья подготовлена при поддержке гранта РФФИ, проект 20-09-00386 «Ранг и статус в социальных и правовых системах древних обществ».
Получено15.09.2021
Дата публикации16.09.2021
Кол-во символов35555
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Сейчас уже редко встретишь того, кто держался бы мнения, что знаменитый Клавдиев сенатусконсульт 52 г., в силу которого сожительствующая с чужим рабом свободнорожденная женщина могла сделаться рабыней или вольноотпущенницей, был издан с целью наказать женщин, дабы те не связывались с кем попало, смешивая свободную кровь с рабской. Если в 1964 г. об этом еще могли писать как о чем-то само собой разумеющемся1, то уже через несколько лет, после выхода статьи Дж. Крука2, подобные взгляды начинают утрачивать актуальность3. С тех пор преобладает точка зрения, согласно которой целью Клавдиева сенатусконсульта была защита интересов рабовладельцев4. Однако в том, что именно следует подразумевать под этими интересами, исследователи расходятся. 1. Weaver 1964, 138.

2. См. Crook 1967.

3. Попытки усмотреть в издании Клавдиева постановления заботу императора об улучшении нравов римского общества (в духе политики Августа), выражавшуюся в преследовании разрушительниц его моральных устоев, встречают вполне резонную критику, например, в недавней книге М. Симониса (Simonis 2017, 179–180). Из дальнейшего также станет ясно, что нормы SC Claudianum с их довольно изощренной казуистикой, которая ставила порой саму возможность эффективного применения сенатусконсульта в зависимость от частно-потестарных связей и была проникнута стремлением к согласованию интересов двух сторон, вряд ли могли предназначаться для решения этой благородной государственной задачи.

4. См. Willvonseder 2010, 7–8.
2 По мнению Дж. Крука, в основе лежала необходимость «защиты права собственности рабовладельцев на потомство их рабов»5, поскольку дети раба и свободной рождались свободными6 и поэтому как бы ускользали от хозяина раба. 5. Crook 1967, 7.

6. Вследствие того, что с рабом не мог быть заключен законный брак (Paul. Sent. II. 19. 6), дети от такого союза рассматривались как внебрачные дети женщины, не имеющие отца, и получали при рождении тот статус, что был у матери (см. Gai. I. 82).
3 Яркая особенность концепции П. Уивера состоит в том, что он тесно связывал SC Claudianum с familia Caesaris: по его мнению, император опасался, что с увеличением количества семейных союзов, заключаемых императорскими рабами со свободными женщинами, привлеченными их обеспеченным положением, будет уменьшаться число домородных рабов (vernae) в его familia7. Эта теория, предполагающая, что Клавдиев сенатусконсульт представлял собой попытку специально сохранять vernae для familia Caesaris, всегда вызывала споры, и в новейшей литературе ей часто отказывают в убедительности8, хотя встречаются и сторонники основных ее положений9. 7. Weaver 1972, 165–169.

8. Sirks 2005, 145; Mouritsen 2011, 194, n. 331.

9. Harper 2010, 626; Kacprzak 2018, 77–80.
4 С точки зрения Б. Сиркса, основным мотивом принятия SC Claudianum были «сохранение и укрепление уважения и повиновения, которого господа требовали от своих рабов»: сожительство со свободными могло этому повредить и привести к тому, что раб, глядя на свою свободную «жену» и свободных (пусть и незаконных) детей, которые не обязаны выказывать его хозяину никакого уважения, сам станет меньше почитать его и в итоге больше не будет покорен своему господину10. Критикуя Крука, Сиркс напоминает, что у рабовладельцев не могло быть никаких прав на детей рабов, они были на детей рабынь, и, следовательно, нельзя считать защиту несуществующих прав причиной принятия постановления. Так у Сиркса вместе с растворившимися имущественными правами оказался выплеснут на задворки его концептуальных построений и ребенок как объект притязаний господина. 10. Sirks 2005, 145–147.
5 К. Харпер принимает вывод Сиркса о том, что главной целью SC Claudianum было сохранение власти господина над рабами, однако, по его мнению, это не мешает полагать, что появление постановления было вызвано желанием господина – императора – сделать своими рабами потомство смешанного семейного союза, поскольку наличие свободных детей могло подрывать власть хозяина над его рабом11. 11. Harper 2010, 626.

Всего подписок: 0, всего просмотров: 14

Оценка читателей: голосов 0

1. Albanese, B. 1979: Le persone nel diritto privato romano. Palermo.

2. Crook, J. 1967: Gaius, Institutes, I. 84–86. Classical Review 17, 7–8.

3. Gardner, J. 1998: Family and familia in Roman Law and Life. Oxford–New York.

4. Harper, K. 2010: The SC Claudianum in the Codex Theodosianus: Social history and legal texts. Classical Quarterly 60/2, 610–638.

5. Herrmann-Otto, E. 1994: Ex ancilla natus: Untersuchungen zu den ‘hausge-borenen’ Sklaven und Sklavinnen im Westen des römischen Kaiserreiches. Stuttgart.

6. Kacprzak, A. 2018: Servus ex libera natus: Überlegungen zum senatusconsultum Claudianum. In: I. Fischer, D. Feichtinger (Hrgb.), Sexualität und Sklaverei. Münster, 63–82.

7. Masi Doria, C. 2013: ‘Ancilla efficitur’... ‘in eo statu manebit’: Le conseguenze del SC. Claudianum per le donne di status libertino. In: R. Rodríguez López, M.J. Bravo Bosch (eds.), Mulier. Algunas historias e instituciones de derecho romano. Madrid, 157–178.

8. Mommsen, T. 1899: Römisches Strafrecht. Leipzig.

9. Mouritsen, H. 2011: The Freedman in the Roman World. Cambridge–New York.

10. Perry, M. 2014: Gender, Manumission, and the Roman Freedwoman. New York.

11. Simonis, M. 2017: Cum servis nullum est conubium: Untersuchungen zu den eheähnlichen Verbindungen von Sklaven im westlichen Mittelmeerraum des Römishen Reiches. Hildesheim–Zürich–New York.

12. Sirks, A.J.B. 2005: Der Zweck des Senatus Consultum Claudianum von 52 n. Chr. Zeitschrift der Savigny-Stiftung für Rechtsgeschichte. Romanistische Abteilung 122, 138–149.

13. Watson, A. 1991: A slave’s marriage: dowry or deposit. Journal of Legal History 12/2, 132–139.

14. Weaver, P.R.C. 1964: Gaius I. 84 and the S.C. Claudianum. Classical Review 14, 137–139.

15. Weaver, P.R.C. 1972: Familia Caesaris: A Social Study of the Emperor’s Freedmen and Slaves. Cambridge.

16. Willvonseder, R. (Bearb.) 2010: Corpus der römischen Rechtsquellen zur antiken Sklaverei. IV. Stellung des Sklaven im Privatrecht. 1. Eheähnliche Verbindungen und verwandtschaftliche Beziehungen. Stuttgart.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх