Canada’s territorial disputes in the Arctic in 1920s

 
PIIS268667300008595-4-1
DOI10.31857/S268667300008595-4
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameUSA & Canada: ekonomika, politika, kultura
EditionIssue 3
Pages89-106
Abstract

In the 1920s Canada was involved in a series of territorial disputes in the Arctic. In the course of these conflicts – with Denmark over the island of Ellesmere; with Russia and the USA for Wrangel Island; with the United States for the islands of Ellesmere and Axel Heiberg; with Norway over the Sverdrup Islands – Canada settled territorial differences with all other Arctic countries and achieved recognition by these countries of Canada’s Arctic borders. As a result the land borders of Canada’s Arctic possessions were finally determined. In 1925 Canada formally established the boundaries of its Arctic sector. Nevertheless, in the 1920s Canada justified its rights to certain territories in the Arctic not by sector theory, but by the effective occupation of these territories, control over these territories and their inhabitants, contiguity and prescription.

KeywordsCanada, Arctic, sector theory, hinterland, Sverdrup Islands
Received10.03.2020
Publication date11.03.2020
Number of characters43638
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

ВВЕДЕНИЕ

 

На протяжении своей истории одна из проблем Канады заключалась в обеспечении суверенитета страны на Крайнем Севере. Уже на рубеже XIX–XX веков официальная Оттава была вынуждена предпринимать шаги, чтобы подчеркнуть суверенитет над этой частью страны. Для этой цели канадские власти отправляли регулярные экспедиции, создавали посты полиции, усиливали таможенный контроль и вводили плату за китобойный промысел [Володин Д.А. 2019а]. В 1920-е годы борьба Канады за суверенитет в Арктике вступила в наиболее острую фазу – территориальные споры с государствами региона. Результат этих споров должен был определить судьбу Канады как арктического государства и стать серьёзной проверкой на дееспособность для молодого государства.

2

СПОР С ДАНИЕЙ ЗА ОСТРОВ ЭЛСМИР

 

Территориальный спор между Канадой и Данией возник совершенно неожиданно для обоих государств. Всё началось со сравнительно частного вопроса об охоте на овцебыков. Дело в том, что ещё в 1917 г. в Канаде был принят закон «Об охоте на Северо-Западных территориях» (Northwest Game Act), который запрещал убийство овцебыков. Отстрел этих животных мог производиться только для научных целей по специальному разрешению.

3 Сохранение овцебыков как важнейшего источника пропитания коренного населения рассматривалось тогда в Канаде как вопрос государственной важности. Соответственно, в 1919 г. создаётся правительственная Комиссия по вопросам северных оленей и овцебыков (Reindeer and Musk-Ox Commission) для изучения возможности их разведения на Крайнем Севере. В ходе работы быстро выяснилось, что серьёзной угрозой поголовью овцебыков на о. Элсмир являются инуиты из области Туле (Северная Гренландия), которые регулярно переправляются через пролив Смита для охоты на овцебыков на этом острове.
4 В результате в июле 1919 г. канадское правительство через Великобританию попросило Данию пресечь подобную практику и даже предложило разместить для этой цели канадских полицейских в этой части Гренландии.
5 Ответ датчан канадское правительство «получило лишь в апреле 1920 г. Дания, ещё не обладавшая на тот момент суверенитетом над Северной Гренландией, переадресовало канадскую просьбу своему подданному К. Расмуссену, который создал в Туле торговую факторию и фактически взял на себя функции представителя датских властей. В своём письме Расмуссен подчёркивал, что прежде, чем запрещать охоту на овцебыков, необходимо найти для гренландских инуитов другие источники получения мехов» [Володин Д.А. 2019b: 73]. Однако в Канаде наибольшее внимание привлёк другой пассаж письма, в котором отмечалось: «Территория полярных эскимосов входит в регион, считающийся ничейной землёй (no mans land) и, соответственно, на неё не распространяется ничья власть за исключением той, которую я осуществляю через свою станцию» [1: 326]. Поскольку датское правительство заявило о согласии с мнением Расмуссена, канадские власти посчитали, что Дания претендует на канадский о. Элсмир.

Number of purchasers: 0, views: 936

Readers community rating: votes 0

1. Volodin D.A. 2019a. Kanada i problema suvereniteta v Arktike v nachale XX veka. SShA & Kanada: ehkonomika, politika, kul'tura. № 6. S. 81-100.

2. Volodin D.A. 2019b. Yabloko razdora: bor'ba Rossii, Kanady i SShA za ostrov Vrangelya v 1920-e gody. SShA & Kanada: ehkonomika, politika, kul'tura. № 11. S. 71-87

3. Terebov O.V. 2015. SShA v poiske novykh arkticheskikh vladenij, ili nesostoyavshijsya polyot na Severnyj polyus (1923-1924 gg.). SShA i Kanada: ehkonomika, politika, kul'tura. № 6. S. 73-90

4. Cavell J., Noakes J. 2010. Acts of Occupation: Canada and Arctic Sovereignty, 1918-1925. – Vancouver: UBC Press, 333 p.

5. Dinwoodie D. 1972. Arctic Controversy: the 1925 Byrd-MacMillan Expedition Example. Canadian Historical Review. March, p. 51-65

6. Fogelson N. 1992. Arctic Exploration & International Relations, 1900-1932: A Period of Expanding National Interests. Fairbanks: University of Alaska Press, 220 p.

7. Thorleiffson T. 2006. "Norway Must Really Drop Their Absurd Claims Such As That to the Otto Sverdrup Islands". Bi-Polar International Diplomacy: The Sverdrup Islands Question, 1902-1930. Master’s Thesis. Simon Fraser University. 117 p.

Система Orphus

Loading...
Up