Role of narratives in the US Macroeconomic policy

 
PIIS032120680006298-1-1
DOI10.31857/S032120680006298-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Associate Professor
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Occupation: Master’s Program Student
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameUSA & Canada: ekonomika, politika, kultura
EditionIssue 9
Pages63-78
Abstract

The article analyses the expediency of using narratives as a macroeconomic policy tool. It explains that a narrative is an integral part of every person’s life due to compliance of its main characteristics with human features, both psychological and physiological. A scheme of interactions between individuals, institutions and narratives was designed to show the importance and the universality of a narrative from the economic perspective. The article presents the results of the conducted retrospective analysis, which reveals the way certain historic narratives have influenced economic and political development of the USA. Current narratives, used by the Trump administration for ruling the country and convincing the population in the necessity of re-election in 2020, are also considered. The found interconnection of the narrative about the Great Depression and the one about the Great Recession is a great example of making the same story serve different purposes: accelerating the crisis or avoiding economic downturns. The article shows the importance of studying narratives and their influence on the behaviour of economic agents for improving the quality of life in the country and efficient implementation of the chosen political strategy.

Keywordsnarrative, behavioural macroeconomics, Donald Trump, Great Recession, informal institution
Received29.08.2019
Publication date29.08.2019
Number of characters36221
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

ВВЕДЕНИЕ

 

Любой индивид ежедневно сталкивается с проблемой выбора. Механизм принятия решений экономическими агентами изучался давно, и гипотеза полностью рационального человека принималась большинством ученых как единственно верная. Современные исследователи отказываются от этих убеждений в пользу ограниченной рациональности и осознания важности институциональных основ формирования решений, так как прогнозы, подкреплённые уверенностью в «полной логичности» человека, редко сбываются.

2 Обычный экономический агент, в отличие от математических моделей, не всегда делает взвешенный выбор из-за ограниченной доступности информации, а также из-за того, что он больше полагается на бессознательную интуицию, а не на сознательное рассуждение.
3 Люди мыслят не цифрами и фактами, а историями, которые легче запоминаются и пересказываются. В проведении макроэкономической политики важнейшую роль играют ожидания экономических агентов, которые, в свою очередь, формируются именно на базе таких историй, получивших в научной среде название «нарративы». Именно анализ и целенаправленное изменение важнейших нарративов, может дать дополнительный инструмент для управления экономикой и сглаживания циклических колебаний.
4 Одни из самых ярких примеров нарративного влияния на экономических агентов можно найти в недавней истории США. В начале прошлого века (1917-1920 гг.) большинство граждан страны верили в существование «Красной Угрозы» (Big Red Scare) и боялись столкнуться с революцией, порождённой распространением коммунистических идей в мире. Нарратив о «Красной Угрозе» поддерживался активным обсуждением случившегося с царской семьёй в России [Shiller R. J., 2017: 29]. Жизнь монархов подробно освещалась в газетах всегда, поэтому история расстрела вызвала такой резонанс: когда нечто плохое происходит с популярным или знакомым человеком, вероятность повторения подобного случая в жизни индивида кажется выше. Нарратив, поддерживающий страх перед неизвестным будущим, заставлял индивидов снижать потребление и спрос на кредиты, откладывать деньги, а не тратить их — подобное изменение экономического поведения привело к кратковременному проявлению депрессии в США в 1920-1921 годах [Kreiswirth M., 1992: 643].
5

ИНДИВИД, НАРРАТИВ, ИНСТИТУТ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

 

Индивид принимает решения в рамках формальных и неформальных институтов, но причинно-следственную связь между поведением индивида и действием института определить чрезвычайно сложно. С одной стороны, институты заставляют человека поступать по установленному официальному или неофициальному порядку. С другой стороны, индивид выступает создателем, адресатом и гарантом исполнения различных правил.

6 Большинство приверженцев новой институциональной экономической теории придерживаются принципа методологического индивидуализма: институты не действуют; действуют только отдельные личности в институтах или через институты [Поппер К. Р., 2000: 312-313]. Принято считать, что единственным субъектом действий, носителем интересов, потребностей, ценностей и создателем целей является индивид [Weber М., 1968: 13]. Роберт Шиллер в своих трудах приходит к выводу о том, что все поступки и действия обусловлены нарративным образом человеческого мышления. В свою очередь последний, как доказывает Даниэль Канеман, проявляется вследствие психологических и физиологических характеристик индивида.

Number of purchasers: 2, views: 657

Readers community rating: votes 0

1. Vol'chik V.V., 2017. Narrativnaya i institutsional'naya ehkonomika. Zhurnal institutsional'nykh issledovanij. №4 (9), S. 132-143.

2. Vol'chik V. V., Maslyukova E.V. 2018. Narrativy, idei, instituty. Terra Economicus. №2 (16), S. 150-168.

3. Evstigneeva N. V., Oberemko O. A., 2007. Modeli analiza narrativa. Chelovek. Soobschestvo. Upravlenie. №. 4, S. 95-107.

4. Kaneman D. 2014. Dumaj medlenno… reshaj bystro. M.: AST. 656 c.

5. Kutkovaya K. S. 2014. Narrativ v issledovanii identichnosti. Natsional'nyj psikhologicheskij zhurnal. №4 (16), S. 23-33.

6. Popper K. R. 2000. Logika sotsial'nykh nauk. V kn.: Ehvolyutsionnaya ehpistemologiya i logika sotsial'nykh nauk. Karl Popper i ego kritiki. M.: Ehditorial URSS. S. 464.

7. Taleb N. 2018. Chernyj lebed'. Pod znakom nepredskazuemosti. M.: KoLibri, Azbuka-Attikus. 681 s.

8. Tambovtsev V. L. 2019. Idei, narrativy i izmeneniya v ehkonomike. Terra Economicus. №.17 (1), S. 24-40.

9. Akerlof G. A., Snower D. J. 2016. Bread and bullets. Journal of Economic Behavior & Organization. No. 126 (Part B), P.126.

10. Collier P. 2016. The cultural foundations of economic failure: A conceptual toolkit. Journal of Economic Behavior & Organization. No. 126 (Part B), P.5-24.

11. Damodaran A. 2017. Narrative and Numbers: The Value of Stories in Business. L.: New York; Chichester, West Sussex: Columbia Business School Publishing. P. 296.

12. Higgs R. 1997. Regime Uncertainty: Why the Great Depression Lasted So Long and Why Prosperity Resumed After the War. The Independent Review. No1 (4). P. 561-590.

13. Kaneman D. 2014. Think slow… act fast. M.: AST. 656 p.

14. Kreiswirth M. 1992. Trusting the Tale: The Narrativist Turn in the Human Sciences. New Literary History. No 23(3). P. 629.

15. Shiller R. J. 2017. Narrative Economics. American Economic Review. No.107 (4). P. 967-1004.

16. Weber M., ed. by Roth G. and Wittich S. 1968. Economy and Society. L.: Berkeley: University of California Press. P. 3-62.

Система Orphus

Loading...
Up