Historical Memory of the Young People: Village vs City

 
PIIS013216250010005-8-1
DOI10.31857/S013216250010005-8
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Senior Researcher
Affiliation: Volga Branch of FCTAS RAS
Address: Russian Federation, Nizhny Novgorod
Journal nameSotsiologicheskie issledovaniya
EditionIssue 9
Pages28-37
Abstract

The article offers comparative characteristics of the historical memory of students whose parental families reside in villages with a population of less than 100 families and students who grew up in cities with over one million people. It was postulated that such differing conditions of primary socialization should result in significant qualitative adjustments to the characteristics of historical memory. However, the hypothesis was not fully justified. Living conditions, professional employment, territorial isolation contribute to the preservation of the lifestyle and everyday consciousness of the villagers, but at the other extreme there is a unified education system, mass media, and the Internet, whose influence on historical consciousness is predominant. The common information space created on the basis of the political order of the state and the social order of various social groups reflects in historical memory. The empirical basis of the article are the data of the study “What do we know about the Great Patriotic War...” of the Russian Society of Sociologists in winter-spring 2019–2020.

Keywordsvillage, city, historical memory, Great Patriotic war, students, youth
Received05.06.2020
Publication date21.09.2020
Number of characters30459
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Одной из целей исследования1 исторической памяти молодежи было выявление ее особенностей в зависимости от места первичной социализации. Акцентируем: мы не ставим целью сравнить сельский и городской образы жизни с их ценностями, трудовыми, бытовыми, религиозными, фольклорными и др. традициями. Задача гораздо уже – зафиксировать специфику показателей исторической памяти о Великой Отечественной войне через 75 лет после ее окончания у поколения правнуков, чьи родительские семьи живут в малых деревнях и городах-миллионниках. 1. Общероссийское исследование РОС "Что мы знаем о Великой Отечественной…" является четвертым этапом проекта, начало которому было положено в 2005 г. Руководитель д.филос.н., проф. Ю.Р. Вишневский, члены организационного коллектива: д. филос.н., проф. В.А. Мансуров, д.соц.н., проф. Н.В. Дулина, к.соц..н., доц. Е.Н. Икингрин, с.н.с. ФНИСЦ РАН Е.И. Пронина, д.соц.н., проф. Г.С. Широкалова, к.соц.н., доц. Д. В. Шкурин. Десять тысяч шестьдесят пять студентов – граждан РФ – ответили на вопросы о Великой Отечественной войне. Полевой этап исследования по методике online-анкетирования проходил на CAWI-сервере с декабря 2019 по март 2020 г. В рабочую группу входили преподаватели более 80-ти вузов из 50 городов РФ. Обработка данных в программе «Vortex10». В статье представлены мнения 222 респондентов, чья первичная социализация прошла в деревнях, в которых проживает менее 100 семей, и 1512 студентов, выросших в городах миллионниках. Подробнее об исследовании РОС [Дулина и др., 2020].
2 Поддерживая важность изучения нарративов для выявления специфики исторической памяти и нередко используя их для характеристики эпохи, подчеркнем неизбежность субъективизма исследователей при акцентировке отдельных эпизодов. С этих позиций количественные исследования дают больше возможностей для выявления закономерностей на раннем этапе их формирования.
3 В анкете РОС можно выделить три группы вопросов: отношение к событиям, связанным с Великой Отечественной войной, поведенческие характеристики, в которых проявляется это отношение, факторы его формирования. В большей или меньшей степени они нашли свое отражение в данной статье.
4 Историческая память в любом государстве результат идеологической войны за стратегические цели будущего страны. Войны, которую ведут институты образования, права, политики, культуры, семьи, религии, СМИ. Некоторые из них могут выступать «единым фронтом против внешнего врага», например, при трактовке событий Второй мировой войны в СССР, начиная с 1941 г. до перестройки. Названные институты могут «сражаться» между собой, как это происходит сегодня в России. Визуальный пример биполярности позиции Кремля – драпировка Мавзолея В.И. Ленина 9 мая, начиная с 2005 года, и параллельно демонстрация документальных фильмов о Параде Победы в 1945 г., когда к его подножию бросались флаги гитлеровских военных соединений. Целевая группа такой борьбы поколения, которые не были участниками событий, но становятся акторами, выбирающими жизненные стратегии и для себя, и страны в целом.
5 Начнем анализ с наиболее обобщенных характеристик отношения к Великой Отечественной войне. Селяне более оптимистично оценивают отношение к памяти о войне последующих поколений, что объясняется большей консервативностью социальной среды, в которой происходила первичная социализация (табл. 1).
6

Таблица 1. Отношение молодежи к памяти о Великой Отечественной войне (% от опрошенных)  

 

Отношение к памяти о ВОВ сегодня и в будущем 

Город-миллионник

Деревня, менее 100 семей

Память о минувшей войне сохраняется в сознании моих сверстников

16,8

12,0

Подвиг старших поколений, их самоотверженность и любовь к Родине будут примером для новых поколений

46,3

61,0

С годами память о войне все более стирается в сознании новых поколений, ее заслоняют иные события и проблемы

27,4

19,5

Героизм и самопожертвования во время Великой Отечественной войны становятся чуждыми значительной части молодежи

9,6

7,5

 

Number of purchasers: 0, views: 510

Readers community rating: votes 0

1. Dulina N.V., Ikingrin E.N., Mansurov V.A. (2020) Youth of Russia about the Great Patriotic War. Sotsiologicheskie issledovaniya [Sociological studies]. No. 5: 162–163.

2. Kireev E.Yu., Krasnikovsky V.Ya., Sazonov A.A., Sazonova A.L. (2013) Moscow Youth: Value Priorities, Behavioral Strategies, and Development Prospects: Monograph. Ed. A.A. Sazonova. Moscow: Nauka.

3. Omelchenko E.L., Andreeva Yu.V. (2017) What remains in family history: the memory of the Soviet through a conversation of three generations. Sotsiologicheskie issledovaniya [Sociological studies]. No. 11: 147–156.

4. Ponomarenko L.V. (2005) French-Soviet cooperation during the Second World War. Vestnik RUDN, ser. Mezhdunarodnyye otnosheniya [RUDN Bulletin, ser. International relationships]. No. 1: 65–74.

5. Shirokalova G.S. (2017) Will patriotism become a civil religion? Voprosy kul'turologii. [Questions of culturology]. No. 2: 35–41.

Система Orphus

Loading...
Up