Гражданственность в представлении петербургской молодежи и их родителей

 
Код статьиS013216250007742-9-1
DOI10.31857/S013216250007742-9
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: старший научный сотрудник Центра молодежных исследований
Аффилиация: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге
Адрес: Российская Федерация, Санкт-Петербург
Название журналаСоциологические исследования
ВыпускНомер 12
Страницы38-47
Аннотация

Статья посвящена анализу представлений о гражданственности в поколенческой перспективе. Опираясь на концепции повседневного гражданства и качественную методологию, в работе исследуются смыслы и интерпретации, придаваемые гражданству молодежью и их родителями в Санкт-Петербурге.  Анализ эмпирического материала показывает, что молодые сформировали и разделяют относительно конвенциональную для них модель гражданства как деятельной включенности в социальные изменения в повседневном пространстве. Для родительского же поколения гражданственность, преимущественно, определяется в морально-этических категориях и проявляется через ответственную трудовую деятельность. При этом более активная и социально-ориентированная позиция молодых приводит к изменению межпоколенческого взаимодействия: не только старшие транслируют свои ценности и опыт младшим, но и наоборот.

Ключевые словамолодежь, гражданственность, поколения, повседневное гражданство, социальное участие
Получено29.11.2019
Дата публикации11.12.2019
Кол-во символов29601
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Гражданство, и шире – гражданственность, сложный и многомерный феномен в современном социально и политически гетерогенном мире. Концепции гражданства в академических дискуссиях и повседневной жизни множественны и зачатую противоречивы. Существенным образом трансформирующийся глобальный и национальный социальные порядки вынуждают индивидов пересматривать свои представления и опыт гражданственности, а исследователей искать новые пути концептуализации.
2 Одной из наиболее проблематизируемых в контексте гражданственности групп является молодежь. Снижение доверия и участия молодежи в формальной институциональной политике, по мнению исследователей, приводит к тому, что молодежь перестает мыслиться как «авангард социальных изменений» [Rheingans, Hollands, 2013]. Вместо этого жизнь молодого поколения все чаще связывается с новыми рисками в современном обществе, прекаризацией, высокой степенью неопределенности, индивидуализацией и упадком коллективной идентичности [там же, 2013]. Молодежь маркируется как апатичная, гедонистичная, нарцисстичная и занятая собой.
3 В то же время исследования показывают рост различных низовых инициатив, волонтерства, практик социального участия среди молодежи по разным направлениям [Adler, Goggin, 2005; Седова, 2014; Тютюнджи, 2012]. При этом исследователи подчеркивают: молодежное гражданское поле – это гетерогенное пространство, а степень включения в него представляет собой континуум между активистами и «обычной» молодежью [Sveningsson, 2015]. Поэтому важно уходить от аллармиских и дискредитирующих молодежь дискурсов и аналитических подходов, и изучать смыслы и интерпретации гражданства самой молодежи, анализировать их опыт социального и гражданского участия.
4 Молодежь не существует в вакууме, она включена во множество сфер и взаимодействий, и особый интерес в этом контексте представляют внутрисемейные представления о гражданстве. С одной стороны, родители и дети принадлежат разным, существенно отличающимся, поколениям [Радаев, 2018]. Формативный период мам и пап нынешней молодежи пришелся на позднесоветский период с его логиками проживания гражданства [Voronkov, Chikadze, 2003; Zdravmyslova, Voroncov, 2002]. Более того, родительское поколение пережило смену политических и социальных режимов, экономические кризисы, переопределение национального проекта и т.д. Современная же российская молодежь социализируется в совсем другом глобальном и локальном мире и формирует иные культуры [Омельченко, 2019; Omelchenko, Pilkington, 2013].
5 С другой – поколения не автономны. Внутрисемейная коммуникация родителей и детей влияет на формирование смыслов, памяти, опыта в различных аспектах жизни, среди которых и представления о гражданстве. Определяя и переопределяя свои культурные ценности, нормы, отличия, «поколенческое сознание формируется в противоречивом пространстве конкурирующих дискурсов, индивидуального и коллективного опыта переживания, а также активной работы поколенческих единиц за право “представлять” свое время» [Омельченко, Андреева, 2017: 154], в том числе и внутри семьи.

Всего подписок: 1, всего просмотров: 452

Оценка читателей: голосов 0

1. Бабинцев В.П., Реутов Е.В. Самоорганизация и «атомизация» молодежи как актуальные формы социокультурной рефлексии // Социологические исследования. 2010. № 1. С. 109–115.

2. Длугош П. Негражданское поколение? Анализ политической активности молодежи Польши, России и Украины // PolitBook. 2012. № 2. С. 6–20.

3. Омельченко Е.Л., Андреева Ю.В. Что остаётся в семейной истории: память о советском сквозь разговор трёх поколений // Социологические исследования. 2017. № 11. С. 147–156. DOI: 10.7868/S0132162517110162

4. Омельченко Е.Л. Уникален ли российский случай трансформации молодежных культурных практик? // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. 2019. No.1. С. 3–27. DOI: 10.14515/monitoring.2019.1.01

5. Радаев В.В. Миллениалы на фоне предшествующих поколений: эмпирический анализ // Социологические исследования. 2018. №3. 15–33. DOI: 10.7868/S0132162518030029

6. Седова Н.Н. Гражданский активизм в современной России: форматы, факторы, социальная база // Социологический журнал. 2014. № 2. С. 48–71. DOI: 10.19181/socjour.2014.2.495.

7. Тютюнджи И.М. Новые формы социального активизма // Социологические исследования. 2012. № 5. С. 149–153

8. Adler R.P., Goggin J. (2005) What Do We Mean By “Civic Engagement”? Journal of Transformative Education. Vol. 3. No. 3: 236–253. DOI: 10.1177/1541344605276792

9. Bang H. (2005) Among everyday makers and expert citizens. In: Newman J. (ed.) Remaking governance: peoples, politics and the public sphere. Bristol: Policy Press: 159–179

10. Bessant J., Farthing R., Watts R. (2017) The precarious generation. A political economy of young people. London, New York: Routledge.

11. Coe A.-B., Vandegrift D. (2015) Youth Politics and Culture in Contemporary Latin America: A Review. Latin American Politics and Society. Vol. 57. No. 2: 132–153. DOI: 10.1111/j.1548-2456.2015.00271.x

12. Collin P. (2015) Young Citizens and political participation in a digital society. Addressing the democratic disconnect. Hampshire, New York: Palgrave Macmillan.

13. Dahlgren P., ed. (2010) Young citizens and new media. Learning for democratic participation. New York, London: Routledge.

14. Ekman J., Amnå E. (2012) Political participation and civic engagement: Towards a new typology. Human affairs. Vol. 22. No.3: 283–300. DOI: 10.2478/s13374-012-0024-1

15. Fahmy E. (2006) Young Citizen. Young people’s involvement in politics and decision making. Hampshire: Ashgate Pablishing Ltd.

16. GESIS (2018) National Report level 2 (Collection of short comparative country reports). Project: PROMoting youth Involvement and Social Engagement: Opportunities. URL: http://www.promise.manchester.ac.uk/wp-content/uploads/2018/07/National-reports-using-secondary-data-analysis-by-GESIS-May-2018.pdf (accepted 3.10.2019)

17. Harris A., Wyn J., Younes S. (2007) Young people and citizenship: An everyday perspective. Youth Studies Australia. Vol. 26. No. 3: 19–27.

18. Krupets Y., Morris J., Nartova N., Omelchenko E., Sabirova G. (2017) Imagining young adults’ citizenship in Russia: from fatalism to affective ideas of belonging. Journal of Youth Studies. Vol. 20. No. 2: 252–267. DOI: 10.1080/13676261.2016.1206862

19. Manning N. (2013) ‘I mainly look at things on an issue by issue basis’: Reflexivity and phronêsis in young people's political engagements. Journal of Youth Studies. Vol. 16. No. 1: 17–33. DOI: 10.1080/13676261.2012.693586

20. Miller-Idriss C. (2006) Everyday Understandings of Citizenship in Germany. Citizenship Studies. Vol.10. No. 5: 541–570. DOI: 10.1080/13621020600954978

21. Omelchenko E.L., Pilkington H. (2013) Regrounding Youth Cultural Theory (in Post-Socialist Youth Cultural Practice). Sociology Compass. Vol. 7. No. 3: 208–224 DOI: 10.1111/soc4.12023

22. Pilkington H., Pollock G. (2015) Politics are bollocks’: youth, politics and activism in contemporary Europe. The Sociological Review. Vol. 63. No. S2: 1–35. DOI: 10.1111/1467-954X.12260

23. Putnam R.D. (2000) Bowling alone: The collapse and revival of American community. New York: Simon and Schuster.

24. Rheingans R., Hollands R. (2013) ‘There is no alternative?’: challenging dominant understandings of youth politics in late modernity through a case study of the 2010 UK student occupation movement. Journal of Youth Studies. Vol. 16. No.: 4.: 546–564. DOI: 10.1080/13676261.2012.733811

25. Stevenson N. (2014) Cultural Citizenship in the “Cultural” Society: a Cosmopolitan Approach. Citizenship Studies. Vol. 7 No. 3: 331–348. DOI: 10.1080/1362102032000098904

26. Sveningsson M. (2015) ‘I Wouldn’t Have What It Takes’: Young Swedes Understandings of Political Participation. Young. Vol. 24. No. 2: 139–156. DOI: 10.1177/1103308815603305

27. Voronkov V., Chikadze E. (2003) Different Generations of Leningrad Jews in the Context of Public/Private Division: Paradoxes of Ethnicity. In: Humphrey R., Muller R., Zdravomyslova E. (eds) Altered lives and Broken Biographies: Biographical Research in Eastern Europe. London: Palgrave: 239–259.

28. Zdravmyslova E., Voroncov V. (2002) The informal public in soviet society: double morality at work. Social research. Vol. 69. No. 1: 49–69.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх