Судьба еврейской диаспоры в постсоветской России (на примере Санкт-Петербурга)

 
Код статьиS013216250004005-8-1
DOI10.31857/S013216250004005-8
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Санкт-Петербургский государственный университет
Адрес: Российская Федерация, Санкт-Петербург
Название журналаСоциологические исследования
ВыпускНомер 2
Страницы36-48
Аннотация

В постсоветской России еврейская диаспора быстро сокращалась под влиянием отрицательного естественного прироста населения, эмиграции и ассимиляции. Хорошее образование, высокое социальное положение и вестернизированность евреев способствовали снижению рождаемости, развитию ассимиляции и массовой эмиграции на Запад и в Израиль. Исход евреев из постсоветской России привел к тому, что негативные элементы, медленно копившиеся в течение последнего столетия, в течение каких-то 25 лет после распада СССР достигли критической массы и поставили диаспору как этническую единицу на грань выживания. Для оценки состояния диаспоры в последние годы использованы материалы всероссийских переписей 2002 и 2010 гг. и социологического опроса 2016 г., охватившего 235 петербургских евреев.

Ключевые словапостсоветская Россия, еврейская диаспора, эмиграция, отрицательный естественный прирост, аккультурация, ассимиляция
Источник финансированияИсследование выполнено за счет гранта РНФ, проект № 15-18-00119.
Получено20.03.2019
Дата публикации20.03.2019
Кол-во символов38251
Цитировать   Скачать pdf Для скачивания PDF необходимо авторизоваться
1

Анализ статистики.

2 В постсоветский период еврейская диаспора Российской Федерации испытывала сильнейшую депопуляцию: приблизительно через сто лет в России может не остаться ни одного еврея [Фельдбейн, 2014: 479]. Не все согласны с таким прогнозом. Р.В. Рывкина провела (1995–2004) обследования положения еврейской диаспоры Москвы и пришла к выводу, что в 2005 г. евреям стало жить лучше и, если эта тенденция наберет силу, диаспора имеет шанс сохраниться [Рывкина, 1996; 2005: 408–425]. Цель данной статьи – проверить прогнозы о будущем еврейской диаспоры России. Эмпирическими объектами исследования являются еврейская диаспора России и С.-Петербурга. Демографические процессы изучаются на основании российских переписей населения 2002 и 2010 гг. во всей диаспоре, а ассимиляционные процессы – на основе социологического опроса евреев С.-Петербурга.1
3 С 1989 г. по 2010 г. численность диаспоры в России уменьшилась с 570,5 тыс. до 157,8 тыс. Биологический потенциал, всегда помогавший евреям выживать, пострадал под влиянием эмиграции, которая в 1970–1980-е гг. приняла катастрофические для диаспоры размеры. Согласно израильской статистике, в 1970–1990 гг. из РФ эмигрировало 120,5 тыс., в среднем по 5,5 тыс. в год, в 1991–2000 гг. – 231,6 и 23,2 тыс., в 2001–2009 гг. – 43 и 4,8 тыс., 2010–2015 гг. – 25,8 и 4,3 тыс. [Тольц, 2016].
4 Обратный поток не мог поддержать диаспору, так как иммигрантов всегда было меньше эмигрантов, и их численность сокращалась. В 1990–2015 гг. из Израиля вернулись 13,7% эмигрантов. До 2008 г. поток возвращенцев увеличивался и достиг 38,5%, затем стал снижаться и в 2015 г. упал до 9,1% [Российский стат. ежегодник 2015: 95–96; Численность 1994–2003; Тольц, 2016]. Не спасало положение второе гражданство. В РФ на 2010 г. 1002 еврея имели второе российское гражданство (из 78 615 лиц с двойным гражданством) и, по данным ФМС, в РФ проживали 30,1 тыс. граждан Израиля (на 5 ноября 2014 г.).
5 Массовая эмиграция изменила половозрастную и семейную структуру и отрицательно повлияла на демографический потенциал евреев. Диаспора постарела. В 2002 г. 5,5% еврейской популяции находились в возрасте до 15 лет включительно, 43,5% – в трудоспособном и 51% в пенсионном – женщины старше 55, мужчины старше 60 лет. Среди русских доли соответствующих возрастных групп – 17,7, 61,0 и 21,3%. Медианный возраст российского еврея – 57,5 года, русского – 37,6 года. В 2010 г. ситуация усугубилась: у евреев доля лиц в трудоспособном возрасте уменьшилась почти на 3,3%, в пенсионном увеличилась на 3,2%; медианный возраст увеличился почти на 2,8 года. Русская популяция постарела на 0,7 года. С демографической точки зрения такая возрастная структура нежизнеспособна [Итоги..., 2004: т. 4, табл. 8; Итоги..., 2012: т. 4, табл. 11].
6 Под влиянием эмиграции сложилась гендерная структура – неблагоприятная для воспроизводства населения. Во всех когортах доля мужчин превышает долю женщин – в 2002 г. 51,5 против 48,5%, в 2010 г. – 51,9 против 48,1%. В фертильном возрасте (15–49 лет) преобладание мужчин – 56 против 44% в 2002 г. и 55 против 45% в 2010 г. В возрасте 50 лет и старше преобладают женщины – 51 против 49%. Учитывая меньшую смертность женщин, преобладание мужчин может объясняться только тем, что женщины эмигрируют чаще мужчин. Преобладание среди мигрантов из России женщин объясняется более высокой сравнительно с мужчинами частотой их вступления в брак с иностранцами. Рожденные от смешанного брака еврея на не-еврейке, с традиционной точки зрения, не считаются евреями. Доля смешанных браков за 1989–1996 гг. возросла с 68 до 80%, доля детей, рожденных еврейками в межэтнических браках за 1989–2000 гг., – с 59 до 72% [Константинов, 2007: 51–52, 69–71; Tolts, 2016]. В 2010 г. в браке состояли 54,5% еврейских женщин – на 3% меньше, чем русских женщин и еврейских мужчин. При традиционной склонности евреев к семейной жизни среди лиц в возрасте 16–49 лет в 2002 г. никогда не состояли в браке 30% мужчин и 29% женщин, в 2010 г. – соответственно 32 и 30%. В старших возрастах никогда не состояли в браке менее 12% лиц обоего пола [Итоги..., 2004: т. 4, табл. 8; Итоги..., 2012: т. 4, табл. 11].

Цена публикации: 0

Всего подписок: 2, всего просмотров: 1715

Оценка читателей: голосов 0

1. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года: в 14 т. Т. 4, 12. М.: Росстат, 2004, 2005.

2. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года: в 11 т. Т. 4, 10. М.: Росстат, 2012.

3. Козлов С.Я. Российские евреи: концессионная ситуация в конце XX в. // Этнографическое обозрение. 2000. № 5. С. 143–155.

4. Константинов В. Еврейское население бывшего СССР в ХХ веке: социально-демографический анализ. Иерусалим: Лира, 2007.

5. Левада-центр: «В России резко выросли ксенофобные настроения» (Комментарий М.В. Назарова). URL: rys-strategia.ru/news/2018-08-28-5859 (дата обращения: 8.09.2018).

6. Миронов Б.Н. Российская империя: от традиции к модерну: в 3 т. 2-е испр. изд. Т. 1. СПб.: Дм. Буланин, 2018.

7. Носенко-Штейн Е.Э. «Передайте об этом детям вашим, а их дети следующему роду»: Культурная память у российских евреев в наши дни. М.: ИВ РАН, 2013.

8. Носенко-Штейн Е.Э. В поисках самости: Изучение еврейской идентичности // НЛО. 2014. № 3(127). С. 71–94.

9. Российский статистический ежегодник 2015 – Российский статистический ежегодник. 2015. М.: Статистика России, 2015.

10. Рывкина Р.В. Евреи в постсоветской России – кто они?: Социологический анализ проблем российского еврейства. М.: УРСС, 1996.

11. Рывкина Р.В. Как живут евреи в России: Социологический анализ перемен. М.: Дом еврейской книги – Параллели, 2005.

12. Тольц М. Евреи на постсоветском пространстве: новые демографические данные // Демоскоп-Weekly. 2016. № 693–694.

13. Фельдбейн Л. Ведомые книгой: тернистый путь еврейского народа. Papyrus Opus, 2014.

14. Численность и миграция населения Российской Федерации в [1993–2002] году (Стат. бюллетень). М., 1994–2003.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх