Ilya M. Geitzman and his project for Czechoslovakia (1920)

 
PIIS0869544X0004739-5-1
DOI10.31857/S0869544X0004739-5
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Lead Researcher
Affiliation: Institute of Slavic Studies RAS
Address: Moscow, Leninsky Prospct, 32A, Moscow, Russia, 119991
Journal nameSlavianovedenie
EditionIssue 3
Pages68-75
Abstract

In present article, documents of the former Anarchist and the Foreign Affairs Commissariat’s official Ilya M. Geitzman related to the policy of Russian SFSR in the Czechoslovak republic are investigated. Geitzman considered Czechoslovakia as the most suitable state for the Soviet foreign policy. He prepared certain recommendations for the People’s Commissariat of Foreign Affairs, Comintern, the Cheka (the All-Russia Extraordinary Commission to Combat Counter-revolution and Sabotage).

KeywordsIlya M. Geitzman, V.I. Lenin, V. Girsa, Czechoslovakia, the Soviet foreign policy.
Received24.05.2019
Publication date27.05.2019
Number of characters21500
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 8 декабря 1920 г. председатель Совета народных комиссаров РСФСР В.И. Ленин, изучая поступившие документы, прочитал письмо сотрудника отдела Востока Наркоминдела Ильи Моисеевича Гейцмана, просившего об аудиенции. Внизу страницы Ленин сделал короткую запись – поручение председателю ВЧК Ф.Э. Дзержинскому и секретарю ЦК РКП(б) Л.П. Серебрякову: «Прошу заказать (или дать) справки, если есть, об этом человеке» [1. С. 59; 2. С. 374. Док. 444].
2 И.М. Гейцман не был совсем неизвестной личностью. Родился он в 1879 г. в г. Поневеж Ковенской губернии в семье учителя. Получил домашнее образование. Работал столяром в Двинске. В 1897 г. участвовал в забастовке столяров и был арестован. После освобождения работал в Бунде, вел агитацию и пропаганду в Двинске, Вильно и других городах Западного края. В 1901 г. бежал с военной службы, эмигрировал в Англию, где примкнул к анархистам [3. С. 111]. В письме Ленину Гейцман напоминал, что в Лондоне в 1903 г. он присутствовал на его выступлениях и дискутировал с ним, когда Ленин выступал с рефератами о программе российской социал-демократии, о программе партии эсеров и террористической деятельности [4. Л. 1]. В 1905 г. Гейцман вернулся в Россию и активно включился в революционное движение, возглавлял организации анархистов-коммунистов в Северо-Западном крае, создавал боевые дружины, мастерские по изготовлению бомб, участвовал в подготовке ряда террористических актов, был одним из организаторов покушения на виленского полицмейстера. В 1907 г. арестован и сослан в Тобольскую губернию, откуда бежал. Но был вновь арестован и сослан на каторгу. С 1914 г. и до Февральской революции содержался в Иркутской тюрьме. Летом 1917 г. Гейцман издал «Манифест анархистов-коммунистов», в котором призывал идти «вместе с революционными массами», выступал за создание «революционных синдикатов» и «фабрично-заводских и сельскохозяйственных коммун». С осени 1917 г. сотрудничал с большевиками, был избран членом Центрального исполнительного комитета советов Сибири (Центросибирь), в котором возглавлял комиссариат иностранных дел. После падения советской власти Гейцман был на подпольной работе на Дальнем Востоке. Весной 1920 г. стал комиссаром иностранных дел в Хабаровском исполкоме [5. С. 14; 6. С. 112]. В сентябре он отправился в Москву. Путь из Владивостока через Китай, Индию, Цейлон, Италию, Австрию и Чехословакию занял более двух месяцев [4. Л. 1].
3 До Праги ехал в обществе чешской интеллигенции (врачей, инженеров, агрономов), подолгу с ними беседовал, выясняя их настроения, отношение к советской власти [7. П. 273. Д. 53928. Л. 25]. Довольно близко сошелся с Вацлавом Гирсой, представлявшим в России Чехословацкую республику и руководившим до своего отъезда из Владивостока эвакуацией чехословацких легионеров. Гейцман писал, что В. Гирса «весьма крупная фигура» в Чехословакии, близкий друг президента Т.Г. Масарика и в ближайшее время можно ожидать его на посту министра иностранных дел ЧСР. Но Гейцман ошибся, в январе 1921 г. В. Гирса стал заместителем министра иностранных дел. А в ноябре 1920 г. он был назначен посланником ЧСР в Варшаву, что, как уверял Гейцман, противоречило его первоначальным планам, которыми он поделился с Гейцманом во время путешествия, а затем при встречах в Праге. Еще будучи во Владивостоке, Гирса намеревался «ехать в Москву с целью работать для славянского дела против Антанты», – отмечал Гейцман. Такое решение им было принято вследствие польско-советской войны, которую Гирса, по словам Гейцмана, считал «почти крахом славянства, выгодной лишь Антанте и возникшей по ее инициативе» [7. П. 273. Д. 53928. Л. 32–33]. Назначением в Варшаву Гирса был крайне недоволен. «Ориентацию его правительства на Варшаву он считает ошибочным», – писал Гейцман. По его словам, цель поездки Гирсы в Варшаву помимо урегулирования частных вопросов о границах заключалась «главным образом в созидании и укреплении славянской Антанты, дабы славянские народы не играли б роли марионеток в руках союзников». Гирса же считал, подчеркивал Гейцман, что «фундамент славянского объединения» необходимо заложить в Москве. Он рассчитывал после Варшавы получить назначение в Москву. Гирса не скрывал, что не разделяет взглядов большевиков, но уверял, что «он друг России в целом и другом является прежде всего потому, что Чехии необходимо иметь крепкую опору в лице России». Гирса, по словам Гейцмана, был «крайне недоволен оппозициями существующей власти в России», потому что поведение российской оппозиции власти большевиков «сопряжено с нескончаемой интервенцией», а «продолжение интервенции сулит России и всему славянству лишь бедствия и катастрофы». По этому поводу Гирса хотел поговорить с представителями российских социалистических партий. Очевидно, по его просьбе Гейцман встречался с одним из лидеров эсеров О.С. Минором, своим давним знакомым по тюрьме. Из этой беседы Гейцман вынес впечатление, что пока большевики находятся у власти, ничего положительного для России от эсеров ожидать не следует [7. П. 273. Д. 53928. Л. 33].

Number of purchasers: 3, views: 335

Readers community rating: votes 0

1. Vladimir Il'ich Lenin. Biograficheskaya hronika. 1870–1924. M., 1978. T. 9.

2. V.I. Lenin i VCHK: Sb. dokumentov (1917–1922 gg.) 2-e izd., dop. M., 1987.

3. Gejcman Il'ya Moiseevich // Politicheskaya katorga i ssylka. Biograficheskij spravochnik chlenov obshchestva politkatorzhan i ssyl'noposelencev. M., 1929.

4. Rossijskij gosudarstvennyj arhiv social'no-politicheskoj istorii. F. 2. Op. 1. D. 16435.

5. Anarhisty. Dokumenty i materialy. 1883–1935 gg. V 2-h t. M., 1998. T. 1.

6. YUr'ev B.I. Gejcman Il'ya Moiseevich // Novaya rossijskaya ehnciklopediya. V 12-i t. / Gl. red. A.D. Nekipelov. M., 2008. T. 4 (2).

7. Arhiv vneshnej politiki Rossijskoj Federacii. F. 04. Op. 43.

8. Serapionova E.P. Karel Kramarzh i Rossiya. 1890–1937 gody: Idejnye vozzreniya, politicheskaya aktivnost', svyazi s rossijskimi gosudarstvennymi i obshchestvennymi deyatelyami. M., 2006.

9. Serapionova E.P. Rossijskaya ehmigraciya v CHekhoslovackoj respublike (20–30-e gody). M., 1995.

10. Dokumenty ceskoslovenske zahranicni politiky. Ceskoslovenska zahranicni politika a vznik Male dohody 1920-1921. Praha, 2004. Sv. I.

11. Archiv Ministerstva zahranicnich veci. Praha. II. Sekce. 1918–1939. Kr. 563. Ruske sovetske misse politicke a obchodni.

12. Gejcman Il'ya Moiseevich // ZHertvy politicheskogo terrora v SSSR (Baza dannyh) – Otkrytyj list [EHlektronnyj resurs]: http://ru.openlist.wiki (data obrashcheniya: 19.09.2018)

Система Orphus

Loading...
Up