В.И. Ламанский в университете

 
Код статьиS0869544X0003677-7-1
DOI10.31857/S0869544X0003677-7
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: Профессор, ассоциированный научный сотрудник
Аффилиация:
СПбГУ
СИ РАН
Адрес: Российская Федерация, Санкт-Петербург
Должность: Научный сотрудник
Аффилиация: Центр социолого-науковедческих исследований Санкт-Петербургского филиала института истории естествознания и техники РАН
Адрес: Российская Федерация, Санкт-Петербург
Название журналаСлавяноведение
ВыпускНомер 1
Страницы103-118
Аннотация

В статье рассматривается преподавательская деятельность В.И. Ламанского (1833–1914) в Санкт-Петербургском университете в 1870–1880-е годы. На основе переписки ученого приводятся его оценки положения дел в университете, Университетского устава 1884 г. Раскрываются обстоятельства ухода Ламанского из университета в 1899 г. Приводятся мнения учеников о преподавании Ламанского и обосновывается точка зрения о «научной школе» Ламанского.

Ключевые словаВ.И. Ламанский, Санкт-Петербургский университет, славяноведение, славянофильство, научная школа
Источник финансированияСтатья подготовлена при поддержке РФФИ (проект № 18-311-00072)
Получено21.02.2019
Дата публикации21.02.2019
Кол-во символов58224
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 1870–1880-е годы стали вершиной преподавательской и научной деятельности В.И. Ламанского. В этот период он сформулировал основные положения своего философско-исторического учения и заслужил признание среди коллег-славистов, став одним из самых известных ученых-славяноведов в Европе. Удачно складывалась и карьера Ламанского в университете. После защиты диссертации советом Санкт-Петербургского университета 12 апреля 1871 г. он был избран экстраординарным профессором по кафедре славянской филологии (38 голосов, против 3). Причем, совет университета направил представление попечителю учебного округа о назначении Ламанскому сразу профессорского оклада. Как было сформулировано в протоколах: «Предоставив ему профессорский оклад, присвоенный кафедре Церковной Истории, для которой оставить на будущее время оклад доцентский» [1. С. 65]. 27 января 1873 г. историко-филологический факультет избрал Ламанского ординарным профессором, а 5 марта баллотировка состоялась на совете университета. Ламанский был избран ординарным профессором по кафедре славянской филологи тридцатью тремя голосами против трех [2. С. 44]. В черновом наброске «Из университетских воспоминаний» Ламанский приводил письмо к нему Д.И. Менделеева и потом резюмировал: «В лучшие времена Петербургского университета второй половины 50-х, 60-х – 70-х, до начала 80-х гг. живое дружеское общение тесно связывало не только профессоров одного, но и всех факультетов: физико-математического, юридического, восточного и историко-филологического факультета» [3. Оп. 3. Ед.хр. 50. Л. 1].
2 Ситуация в университете изменилась, когда министерство предприняло попытку пересмотреть университетский устав 1863 г. Ламанский вновь задумался о переезде из Петербурга. Так, 25 января 1881 г. он писал И.С. Аксакову: «Я бы оставил Петерб[ург], то теперь только бы в одном случае. Если бы, напр[имер], Игнатьева назначили в Вильну, то я бы туда поехал. Там цель ясна и работы много. А Варшава – Бог с ней» [3. Оп. 1. Ед.хр. 1. Л. 156]. В письмах И.С. Аксакову он высказывал свое мнение об инициаторах (М.Н. Каткове и Н.А. Любимове) и духе нового университетского устава: «Катков давно, давно от науки совершенно отстал, и не понимает, что со времен Грановских и Крюковых она у нас далеко шагнула вперед. Любимов же никогда ученым не был и был только хорошим (в свое время) учителем или преподавателем физики и как профессор, конечно, в подметки не годится Столетову. Правда, этот чуть ли не единственный у нас физик в настоящем смысле слова. Но Катков дошел до апогея […]. Впрочем, кого не избалует такая забранная им в руки власть. Он сменяет и назначает министров. Говорят, теперь он хочет доканать Бунге. Его Святейшество непременно требует, чтобы устав прошел и был утвержден к Пасхе. Кто же осмелится ослушаться Каткова? Не знаю, чувствуете ли Вы, но я здесь с возрастающею грустью замечаю, что отрицательное направление и озлобление, какое-то равнодушие и тоска все больше и больше распространяются в обществе. Вы себе представить не можете, сколько глупостей и невозможностей в этом новом уставе. Сколько напрасного раздражения и злого недовольства произведет он в тысячах и тысячах, среди родителей и родственников учащихся в университетах и готовящихся поступать в университет. Зато желание и самолюбие Каткова будет удовлетворено. Его предначертания исполняются, его воля – закон. Мне все кажется, что мало по малу закроются все журналы, Ваша [“]Русь[”] – тоже, и останутся [“]Московские[”] и [“]С.-Петербургские Ведомости[”]. Удивительное дело, вот эти господа пережили и помнят николаевское время. Ни к чему» [3. Оп. 1. Ед.хр. 1. Л. 175об.–176]; «этот университетский устав есть великое несчастье. Вы не можете себе представить, как наш брат, знакомый с делом и имеющий детей в гимназии, печально должен глядеть вперед. Страшно даже подумать, что будет с детьми? Злоба, раздражение, презрение и почти явные оскорбления – вот атмосфера нас учащих и учащихся окружающая. Мы, конечно, не опасны и с нами можно делать им все, что угодно. Но ведь каких же революционеров готовят они из наших детей. Вот, что страшно и за что боишься» [3. Оп. 1. Ед.хр. 1. Л. 187–187об.]. В конце воспоминаний о Ламанском К.Я. Грот приводил несколько писем своего учителя. В одном из них (17 марта 1889 г.) Ламанский отметил «ограниченность и узость так называемого русского национального направления, утвердившегося у нас со времен Каткова […]. Катковский взгляд на русское просвещение всего лучше выразился в его проекте университетской реформы и изуродовании нашего факультета» (цит. по: [4. С. 22]).

Всего подписок: 2, всего просмотров: 453

Оценка читателей: голосов 0

1. Протоколы заседаний Совета С.-Петербургского университета за вторую половину 1870–1871 академического года с приложениями. № 4. СПб., 1871.

2. Протоколы заседаний Совета Императорского С.-Петербургского университета за вторую половину 1873–1874 академического года с приложениями. № 8. СПб., 1874.

3. Санкт-Петербургский филиал Архива РАН. Ф. 35.

4. Грот К.Я. Владимир Иванович Ламанский. Пг., 1915.

5. Протоколы заседаний Совета Императорского Санкт-Петербургского университета за первую половину 1885–1886 академического года. № 33. СПб., 1886.

6. Рукописный отдел Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН.

7. Ростовцев Е.А. Столичный университет Российской империи: ученое сословие, общество и власть (вторая половина XIX – начало ХХ в.). М., 2017.

8. Ростовцев Е.А., Сдорчук И.В. Кафедра философии Петербургского университета (1819–1917): Коллективный портрет // Философские науки. 2016. № 3.

9. Ламанский В.И. Заметка. 1867. Петербург // Документы к истории славяноведения в России (1850–1912). М.; Л., 1948.

10. Троицкий С.А. Славянофильство и изучение народной культуры в России // Вече. 2016. № 28.

11. Куприянов В.А. Структура Европы в философско-историческом учении В.И. Ламанского // Вече. 2016. № 28.

12. Кареев Н.И. Прожитое и пережитое. Л., 1990.

13. Малинов А.В. Из переписки двух историков (к публикации писем Н. И. Кареева В. И. Ламанскому) // Клио. Журнал для ученых. 2012. № 10 (70).

14. Ламанский В.И. Славянское житие Св. Кирилла как религиозно- эпическое произведение и как исторический источник. Критические заметки. Пг., 1915.

15. Речь. 1915.

16. Малинов А.В. Политическое славяноведение В.И. Ламанского // Клио. 2016. № 8 (116).

17. Робинсон М.А. Методологические вопросы в трудах русских славяноведов конца XIX – начала XX в. (В.И. Ламанский, П.А. Кулаковский, К.Я. Грот) // Историография и источниковедение стран Центральной и Юго-Восточной Европы. М., 1986.

18. Лаптева М.П. История славяноведения в России в XIX в. М., 2005.

19. Лаптева М.П. Владимир Иванович Ламанский (1833–1914) и его ученики (к 100-летию со дня смерти учителя) // Славяноведение. 2014. № 6.

20. Робинсон М.А. В.И. Ламанский, его взгляды на развитее славяноведения, мнения о не учеников и коллег // Славянский альманах 2013. М., 2014.

21. Семенов-Тян-Шанский В.П. То, что прошло. В двух томах. Том первый 1870–1917. М., 2009.

22. Успенский Ф. И. Воспоминания о Владимире Ивановиче Ла-манском // Кодекс info. 2006. № 7/8.

23. Платонов С.Ф. Несколько воспоминаний о студенческих годах // Дела и дни. Исторический журнал. 1921. Кн. вторая. Пг., 1921.

24. Ростовцев Е. А. А. С. Лаппо-Данилевский и петербургская историческая школа. Рязань, 2004.

25. Саприкина О. В. Академик В.И. Ламанский (1833 – 1914): научное наследие и общественная деятельность.. Автореф. дис. … канд. ист. н. М., 2004.

26. Пичета В. К истории славяноведения в СССР // Историк-марксист. 1941. Кн. 3.

27. Пичета В.И., Шустер У.А. Славяноведение в СССР за 25 лет // Двадцать пять лет исторической науки в СССР. М.; Л., 1943.

28. Шахматов А.А. Владимир Иванович Ламанский. Некролог (Читан в заседании Общего Собрания 29 ноября 1914 г. академиком А.А. Шахматовым) // Известия Императорской Академии Наук. 1914.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх