Soviet society through the prism of the school’s everyday history

 
PIIS086956870012944-9-1
DOI10.31857/S086956870012944-9
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Russian History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 6
Pages161-165
Abstract

          

Keywords
Received09.11.2020
Publication date18.12.2020
Number of characters17141
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 В последние десятилетия XX в. как отечественные, так и зарубежные учёные не раз с сожалением отмечали, что в советской и постсоветской историографии дети и детство изучались мимоходом, преимущественно в рамках истории «детской» политики, а не в качестве самостоятельного предмета1. Сейчас ситуация кардинально изменилась. История детства оформилась как научное направление, в рамках которого ведутся оживлённые теоретические и методологические дискуссии. Различные вопросы истории материнства и детства, социальной работы и благотворительности попали в число приоритетных в исторических, социологических, культурологических и историко-педагогических исследованиях. Им посвящены сотни монографий, десятки тысяч диссертационных исследований2, не говоря уже о научных и научно-популярных статьях. Однако популярность и политическая востребованность имеет и оборотную сторону – «побочный эффект» в виде «скороспелых» работ, написанных, что называется, на злобу дня без предварительной работы с источниковой базой. 1. См., например: Келли К. Об изучении истории детства в России XIX–XX веков // Какорея. Из истории детства в России и других странах. Сборник статей и материалов. М.; Тверь, 2008. С. 17; Кон И.С. Социологическая психология. Избранные психологические труды. М.; Воронеж, 1999. С. 44; Children in historical and comparative perspective. An international handbook and research guide / Ed. by J.M. Hawes, N.R. Hiner. L., 1991. P. 471.

2. Поиск в электронной библиотеке диссертаций и авторефератов disserCat по запросу «советское детство» выявил почти 19 тыс. документов, по запросу «история детства» – 21 тыс., а по запросам «советская школа» и «история школьного образования в СССР» – около 126 тыс. и более 26 тыс. соответственно.
2 В сложившейся ситуации серьёзные, фундированные исследования нередко теряются в массе научной и околонаучной литературы с завлекательными названиями. К счастью, эта участь не грозит новой монографии доктора исторических наук, одного из ведущих специалистов по социальной истории Росcии XX в. Г.М. Ивановой. Она не останется незамеченной как специалистами, так и широкой аудиторией читателей, интересующихся отечественной историей. И дело не только в замечательном качестве полиграфии и прекрасных фотоиллюстрациях (что, впрочем, тоже немаловажно). Привлекает и тема, сформулированная предельно просто и лаконично – «Советская школа в 1950–1960-е годы». Такие, безусловно, значимые в научном плане проблемы, как «социокультурное конструирование детства», «социокультурный анализ делинквентности подростков в условиях социального транзита», «основные формы репрезентации феномена детства», «социокультурные смыслы детства» и т.п., вряд ли заинтересуют широкую аудиторию. Тема же советской школы близка и понятна каждому. Это книга о нас, о детстве наших родителей, бабушек и дедушек. Казалось бы, хронологическая близость и понятность исследуемых сюжетов облегчает задачу автора, но это мнимая простота, налагающая особую ответственность: через призму школьной жизни написать историю своего поколения и поколения своих родителей, но не опуститься при этом на популярный уровень, не соблазниться возможностью строить научные выводы и оценки на базе личных впечатлений и рассказов родных; не превратить научное исследование в воспоминания и рассказ о «наболевшем» (что, к сожалению, встречается достаточно часто).
3 Как и все работы Ивановой, эта отличается высоким профессионализмом и скрупулёзным подходом к источниковой базе, тщательной проверкой каждого факта и каждой цифры. Для автора нет «любимых» и «нелюбимых» видов источников (данную, весьма далёкую от науки характеристику которых, тем не менее, не раз приходилось слышать в последние годы даже от профессионалов); она не делит их на заслуживающие и не заслуживающие доверия, при этом неизменно подвергая источниковедческой критике. Очевидные, на первый взгляд, принципы построения научного исследования, тем не менее заслуживают упоминания в связи с периодическими попытками их пересмотреть и подменить комплексный подход к формированию источниковой базы построением иерархии источников с точки зрения их большей или меньшей «предпочтительности».

Number of purchasers: 0, views: 428

Readers community rating: votes 0

1. Sm., naprimer: Kelli K. Ob izuchenii istorii detstva v Rossii XIX–XX vekov // Kakoreya. Iz istorii detstva v Rossii i drugikh stranakh. Sbornik statej i materialov. M.; Tver', 2008. S. 17; Kon I.S. Sotsiologicheskaya psikhologiya. Izbrannye psikhologicheskie trudy. M.; Voronezh, 1999. S. 44; Children in historical and comparative perspective. An international handbook and research guide / Ed. by J.M. Hawes, N.R. Hiner. L., 1991. P. 471.

2. Poisk v ehlektronnoj biblioteke dissertatsij i avtoreferatov disserCat po zaprosu «sovetskoe detstvo» vyyavil pochti 19 tys. dokumentov, po zaprosu «istoriya detstva» – 21 tys., a po zaprosam «sovetskaya shkola» i «istoriya shkol'nogo obrazovaniya v SSSR» – okolo 126 tys. i bolee 26 tys. sootvetstvenno.

3. V chastnosti, istorik i ehtnograf, doktor istoricheskikh nauk T.K. Scheglova ubezhdena, chto vse «arkhivnye» istochniki ves'ma daleki ot istoricheskoj pravdy: «V silu ob'ektivnykh i sub'ektivnykh prichin sformirovavshiesya na protyazhenii neskol'kikh stoletij fondy gosudarstvennykh arkhivokhranilisch okazalis' ne gotovy k novym zaprosam istorikov. Vo-pervykh, oni byli ukomplektovany preimuschestvenno ofitsial'nymi dokumentami, otrazhayuschimi gosudarstvennuyu zhizn', deloproizvodstvennoj dokumentatsiej, statisticheskoj informatsiej po funktsionirovaniyu gosudarstva, bol'shikh sotsial'nykh grupp, ehkonomicheskomu razvitiyu i t.p. V nikh otsutstvoval “chelovecheskij material”, neobkhodimyj dlya polnotsennoj rekonstruktsii istoricheskoj zhizni. Vo-vtorykh, sovetskie gosudarstvennye arkhivy v usloviyakh totalitarizma, volyuntarizma, partijno-ideologicheskoj tsenzury XX v. zhyostko kontrolirovalis'. Reglamentirovalsya dostup ko mnogim tematicheskim kollektsiyam dokumentov, zasekrechivalis' dela i fondy» (Scheglova T.K. Ustnaya istoriya: uchebnoe posobie. Barnaul, 2011. S. 4, 12–14).

4. Podrobnee ob ehtom sm.: Smirnova T.M. «Byvshie lyudi» Rossii v 1917–1922 gg.: problemy istoriografii, istochnikov i metodov istoricheskogo issledovaniya // Rossiya v gody Grazhdanskoj vojny, 1917–1922 gg.: ocherki istorii i istoriografii / Otv. red. D.B. Pavlov. M.; SPb., 2018. S. 286–291.

Система Orphus

Loading...
Up