Oblivion of historical reality is associated with excessive politicization of the past

 
PIIS086956870009252-8-1
DOI10.31857/S086956870009252-8
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: The Gorbachev Foundation
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 2
Pages43-45
Abstract

  

Keywords
Received30.01.2020
Publication date06.05.2020
Number of characters9295
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Статья Владимира Прохоровича Булдакова, как и всё, что он пишет, читается с огромным интересом. Он изложил свой взгляд на историю и эволюцию марксизма в России и дал аналитический обзор современных взглядов на марксизм и, в частности, Ленина. В своём капитальном труде «Красная смута» Булдаков применил методы исследования социальной психологии к анализу истории российской революции, причём сделал это не мимоходом, не в абстрактном философическом комментарии, а на огромной документальной базе. Но, видимо, этот успех породил чрезвычайное увлечение «психоанализом». Во всяком случае, вывод данной статьи о том, что «глубинным антагонизмом» 1917 г. была «несовместимость культур европеизированных верхов и традиционалистических низов», выглядит, даже с оговорками, весьма сомнительно, как и то, что «теория Маркса разорвала Россию между Прогрессом и Традицией».
2 В статье в связи с книгой Ю.З. Полякова автор сделал важный вывод: дотошность исследователей конкретного исторического процесса нередко мешает некоторым идеологам. Мне кажется, что знакомство с многочисленными современными исследованиями избавило бы Владимира Прохоровича от повторения старых благоглупостей и о происхождении псевдонима Ленина, и о том, что до 1914 г. он Г. Гегеля не читал, и о том, что Февральскую революцию «проглядел», и относительно «лозунга» «грабь награбленное» и т.п. Ещё важнее, что анализ связи конкретных исторических событий с «поворотами» мысли Ленина помог бы понять, правомерно ли писать об «изворотливости» ума Владимира Ильича ради «примитивной идеи-утопии» и в силу врождённой склонности к «вождизму» и интриганству.
3 Забвение конкретной исторической реальности, иногда вполне сознательное, обычно связано с избыточным вторжением в прошлое нынешней политики. Возьмите, к примеру, утверждение, высказанное В.В. Жириновским ещё в 2013 г., о том, что федеративный принцип, заложенный Лениным при создании СССР, стал «миной замедленного действия для всей бывшей Российской империи». Тогда же в интернете ему ответил профессор В.Я. Гросул. Но мнение профессионала не пошло впрок.
4 Между тем распад империи начался сразу после того, как царь отрёкся от престола. Скрепы самодержавия пали, но ничего приемлемого для национальных окраин, кроме экзальтированных фраз о «свободной России» и обещаний преобразовать её на основах федерализма (это было программным требованием крупнейшей в то время партии эсеров), Временное правительство дать не смогло. Как следствие, в июле 1917 г. Украинская национальная рада провозгласила автономию Украины со своей законодательной и исполнительной властью и приступила к созданию собственной армии. Временное правительство признало полную независимость Польши, широкую автономию Финляндии. Впрочем, с этим правительством уже никто и не считался. Финский сейм в июле 1917 г. заявил о фактической независимости от России, литовский – о независимости Литовской республики, а Донское войсковое правительство – о неподчинении питерскому центру.

Number of purchasers: 0, views: 236

Readers community rating: votes 0

1. Lenin V.I. PSS. T. 45. M., 1970. S. 349.

Система Orphus

Loading...
Up