V.N. Nikulin. Krestianskie promysly na Severo-Zapade Rossii (vtoraya polovina XIX – nachalo XX veka)

 
PIIS086956870000144-9-1
DOI10.31857/S086956870000144-9
Publication type Review
Status Published
Authors
Occupation: Senior Research Fellow
Affiliation: Institute of History, Language and Literature, Ufa Science Center RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
Edition
Pages192-193
Abstract

  

Keywords
Received03.10.2018
Publication date03.10.2018
Number of characters5634
Cite  
1 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

Монография известного историка-аграрника из Калининграда В.Н. Никулина написана в лучших традициях отечественной – российской и советской – научной школы: чёткая структура, безукоризненный научно-справочный аппарат, солидная историография. Книга основана на десятках статей по истории кустарной промышленности. В ней рассмотрены кустарные и отхожие промыслы трёх губерний (Псковской, Новгородской и Санкт-Петербургской), отдельные главы посвящены основным занятиям местного населения (обработка леса, кузнечно-слесарный промысел, судостроение и судоходство, рыболовство и проч.). Исследование базируется на двух основных источниках: многочисленных статистических сборниках и губернаторских отчётах, хранящихся в РГИА. Треть объёма составляют приложения, статистика губернского и волостного уровня. Таблицы и диаграммы не перегружают текст, который легко читается и тщательно выверен. Стоит отметить изящное оформление книги, характерное для издательства «Дмитрий Буланин».

2

Изучение кустарных промыслов конкретного региона чрезвычайно актуально, хотя и воспринимается ныне как второстепенная тема. Если публикация в 1995 г. посмертной монографии К.Н. Тарновского1 вызвала большой резонанс, то вышедшая через десять лет добротная работа Я.Е. Водарского и Э.Г. Истоминой2 не привлекла серьёзного внимания. Вообще исследование пережиточных форм хозяйствования, укладов традиционного общества – удел региональной историографии. Хотя кустарные промыслы показывают масштабы многоукладности российской экономики и социальной структуры, и их изучение, без сомнения, могло бы многое добавить в современные исследования экономики Российской империи. Так, например, из книги можно узнать, что гончары Тихвинского уезда везли керамику на собственных лодках в Санкт-Петербург. Гончарная продукция из Кирилловского, Ямбургского, Царскосельского уездов (с. 186–189, 242) непрерывно поступала в столицу, и многие рядовые жители крупнейшего города страны ели из деревенских горшков и плошек. Крестьяне Псковской губ. производили валенки и гармоники, глиняную посуду и бочки, колёса и сани, обувь и всевозможные кузнечные изделия, обеспечивая сами себя изделиями «в двух шагах» от крупнейшего индустриального центра России, когда давно уже привычной стала железная дорога. В монографии приведены непрерывные подсчёты, доказывающие, что доходы от промыслов доминировали или играли очень большую роль в бюджетах селян. Рассуждая о взаимодействии укладов, автор пишет, что отхожие промыслы консервировали «потребляющий характер крестьянского хозяйства» (с. 243).

1 Тарновский К.Н. Мелкая промышленность дореволюционной России: историко-географичеcкие очерки. М., 1995. 2 Водарский Я.Е., Истомина Э.Г. Сельские кустарные промыслы Европейской России на рубеже XIX–XX столетий. М., 2004.   
3

Любопытно, что в книге о промыслах крестьян значительная часть персонажей не относила себя к данной социальной группе. Новгородские сельчане говорили: «Какое наше крестьянство – одно слово крестьянин, а муку покупай с Покрова»(с.199).«Заготовка плиты для крестьянского населения Путиловского промыслового района была единственным источником существования» (с. 196), в Новгородской губ. среди отходников преобладали женщины (с. 208). Причём такая неоднозначность социальной идентификации сельских жителей наблюдалась не только в губерниях столичного региона. Уральские историки-аграрники не могут разграничить «чисто сельское» население и крестьян, занятых на соседних заводах3 . К примеру, в Уфимской и Оренбургской губениях проживали многочисленные горно-лесные башкиры, основные доходы которым приносили в XIX в. работы на лесозаготовках, рудниках и приисках, гужевые перевозки, обслуживание горных заводов4 . При обработке подворных карточек переписи 1917 г. у меня была возможность по каждому населённому пункту определить почти точный удельный вес неаграрного населения. На юге Уфимской губ. обнаружился даже новый «город» – с. Мелеуз с населением 6.4 тыс. человек, из 1 125 хозяйств которого 895 (80%) не сеяли хлеб. А в Уфимском уезде доля неаграрного населения (город, заводы и иные селения) составила около 30% общего количества жителей5 .

3 Пьянков С.А. Крестьянское хозяйство Пермской губернии в конце XIX – начале XX века. Ека- теринбург, 2014.  4 Усманов Х.Ф. Развитие капитализма в сельском хозяйстве Башкирии в пореформенный период. 60–90-е годы XIX в. М., 1981.  5 История Башкортостана во второй половине XIX – начале XX века. Т. II. Уфа, 2007. С. 127.   

Price publication: 1

Number of purchasers: 0, views: 1352

Readers community rating: votes 0

1. Tarnovskij K.N. Melkaya promyshlennost' dorevolyutsionnoj Rossii: istoriko-geograficheckie ocherki. M., 1995.

2. Vodarskij Ya.E., Istomina Eh.G. Sel'skie kustarnye promysly Evropejskoj Rossii na rubezhe XIX–XX stoletij. M., 2004.

3. P'yankov S.A. Krest'yanskoe khozyajstvo Permskoj gubernii v kontse XIX – nachale XX veka. Eka- terinburg, 2014.

4. Usmanov Kh.F. Razvitie kapitalizma v sel'skom khozyajstve Bashkirii v poreformennyj period. 60–90-e gody XIX v. M., 1981.

5. Istoriya Bashkortostana vo vtoroj polovine XIX – nachale XX veka. T. II. Ufa, 2007. S. 127.

6. Russkie krest'yane. Zhizn'. Byt. Nravy. Materialy «Ehtnograficheskogo byuro» knyazya V.N. Tenisheva. T. 6. Kurskaya, Moskovskaya, Olonetskaya, Pskovskaya, Sankt-Peterburgskaya i Tul'skaya gubernii. SPb., 2008.

Система Orphus

Loading...
Up