Аgrarian Policy of Stalinism: Collective Farm Life after Collectivization

 
PIIS000523100000128-4-1
DOI10.31857/S000523100000128-4
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Head of the Sector for Economic History
Affiliation: Ural Branch of the Institute of History and Archeology RAS
Address: Russian Federation, Ekaterinburg
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 4
Pages17-23
Abstract

  

Keywords
Received03.10.2018
Publication date03.10.2018
Number of characters22576
Cite   Download pdf To download PDF you should sign in
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

При обсуждении феномена коллективизации в СССР важно учитывать основной детерминатор – модернизацию, ставшую основной тенденцией развития страны в ХХ в. 1930–1950-е гг. – период непосредственной коллективизации – представляют собой один из этапов перехода от традиционного общества к индустриальному. Это был единый с точки зрения государственной политики по отношению к селу период существования колхозной формы аграрного производства. Какую же роль власти отводили аграрной подсистеме экономики в конкретно-исторической ситуации?

2

Принудительная коллективизация сельских производителей являлась составной частью сталинской модернизации, в рамках которой она служила двум главным целям. В первую очередь колхоз являлся инструментом (de facto государственным) повышения товарности сельского хозяйства по сравнению с доколхозным периодом. Это было необходимо в видах осуществления программы индустриализации, для того чтобы обеспечить растущую промышленность сырьём, а растущее неаграрное население – продовольствием. Увеличить товарность сельского хозяйства предполагалось путём интенсификации и повышения производительности труда, однако фактически колхозы служили инструментом продразвёрстки сельхозпродукции, в частности зерна. С их помощью государство заставляло крестьянство расставаться с бóльшей частью урожая, платя ему при этом меньше, чем в 1920-х гг. Вторая задача коллективизации – ликвидация крестьянских «мелкособственнических производителей», которые могли противостоять большевистской реконструкции экономики и общества. Коллективизация сопровождалась «раскулачиванием» – карательной кампанией против «сельских эксплуататоров» и тех, кто противостоял принудительному обобществлению. Так как определение этих категорий было весьма размыто, коллективизация вылилась в массовый произвол и террор против сельского населения. Крестьяне сопротивлялись насилию, это противостояние продлилось до середины 1930-х гг., когда активные «антиколхозные элементы» были высланы в отдалённые районы, а большая часть крестьян отказалась от индивидуальной формы хозяйствования и вступила в колхозы.

3

На мой взгляд, главными в победе власти оказались два фактора. Первый – крупномасштабный голод, который разразился в 1932–1933 гг. на Украине, Северном Кавказе, Южном Урале, в Поволжье, Казахстане и других регионах страны. Его причины – неуклонная продразвёрстка зерновых запасов в 1929– 1932 гг., неурожай и всеобщий развал сельскохозяйственного производства под натиском коллективизации и репрессий1 . Голод показал, на что готово сталинское руководство, заставив крестьянство вступить в колхозы и работать в них, чтобы выжить. После этого о сколько-нибудь активном сопротивлении речи уже не шло. Вторым фактором явилась корректировка государственной политики, предполагавшая компромисс с крестьянством. Начало ей положила ликвидация в конце 1934 г. политотделов машинно-тракторных станций (МТС), выполнявших главным образом карательные функции в годы завершения массовой коллективизации. Стержнем новой политики стало воплощение положений Примерного устава сельхозартели, принятого II Всесоюзным съездом колхозников-ударников в феврале 1935 г. Устав закрепил за колхозами право на обобществлённую землю, а за индивидуальным колхозным двором – возможность вести личное подсобное хозяйство на приусадебном участке. В 1935 г. постановлением ЦИК и СНК СССР были сняты судимости с колхозников, осужденных на 5 лет, в 1938 г. запрещено применять в качестве меры наказания исключение из колхоза. В 1937–1938 гг. проводились точный обмер и землеустройство колхозных земель и приусадебных участков, торжественные церемонии вручения колхозам актов на вечное пользование землёй. Эти и другие мероприятия частично нейтрализовали враждебность, порождённую сплошной коллективизацией. Компромисс о землепользовании лёг в основу отношений между властью и крестьянством на протяжении всего оставшегося сталинского периода. Законодательные акты 1930-х гг., регламентировавшие деятельность колхозов и колхозников, практически неизменно действовали вплоть до середины 1950-х гг.

1. См.: Голод в СССР. 1929–1934. В 3 т. / Отв. сост. В. В. Кондрашин. М., 2011–2013; Баранов Е.Ю., Корнилов Г.Е., Лабузов В.А. Аграрное развитие и продовольственное обеспечение населения Урала. 1928–1934 гг. М., 2009.

views: 1539

Readers community rating: votes 0

1. Golod v SSSR. 1929–1934. V 3 t. / Otv. sost. V. V. Kondrashin. M., 2011–2013.

2. Baranov E.Yu., Kornilov G.E., Labuzov V.A. Agrarnoe razvitie i prodovol'stvennoe obespechenie naseleniya Urala. 1928–1934 gg. M., 2009.

3. Resheniya partii i pravitel'stva po khozyajstvennym voprosam. T. 2. 1929–1940 gody. M., 1967. S. 519–530.

4. Vedomosti Verkhovnogo Soveta SSSR. 1939. No 32.

5. Tragediya sovetskoj derevni. Kollektivizatsiya i raskulachivanie. 1927–1939. Dokumenty i materialy. T. 5. Kn. 1. M., 2004. S. 261–263.

6. Tragediya sovetskoj derevni. T. 5. Kn. 1. S. 394–395.

7. Kolkhoznaya zhizn' na Urale (1935–1953). M., 2006. S. 72–98, 111–115, 632–636

8. Vsesoyuznaya perepis' naseleniya 1937 goda. Kratkie itogi. M., 1991. S. 54–57.

Система Orphus

Loading...
Up