Glazed pottery of the Eastern origin in the South part of the Eastern Europe. The main types and sourses of production

 
PIIS086960630015281-8-1
DOI10.31857/S086960630015281-8
Publication type Article
Status Approved
Authors
Affiliation: State Historical Museum
Address: Russian Federation,
Abstract

The article is devoted to the analysis of glazed vessels imported to the southern regions of modern Russia, starting from the early Middle Ages and up to the beginning of the Golden Horde period. It was in this region that the Byzantine and Islamic imports united and then they reached the most remote regions of Eastern Europe. The main, most common types of glazed dishes and the sources of their receipt were studied. In the comparative field, vessels imported to the Northern Black Sea Region and the Lower Volga region are presented, and it is studied in which chronological periods certain directions of trade and non-trade distribution prevailed.

Keywordsglazed vessels, frit ware, import, trade, Byzantium, Khazar Kaganate, Ancient Russia, Golden Horde.
Received28.05.2021
Number of characters26669
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Бытовая или парадная столовая посуда, покрытая слоем стекловидной массы – глазурью или поливой (эти термины равнозначны в историографии) в средневековье была предметом доступного импорта и производилась в гораздо больших объемах по сравнению с предметами из металла. Также она была более транспортабельным товаром для перевозок на большие расстояния в сравнении с предметами из стекла или из других хрупких материалов. Эти факторы способствовали значительному расширению географии ее распространения из стран Востока в том числе и на территорию Восточной Европы. Наибольшая концентрация таких предметов в силу географической близости к Черному и Каспийскому морям наблюдается именно в южных регионах Восточной Европы. В эти районы Восточной Европы входят Северное Причерноморье, Приазовье, Тамань, Северный Кавказ и Нижнее Поволжье. Безусловно, в исторических границах Древней Руси эти территории и сами относились к восточным землям, но именно здесь эта керамика аккумулировалась и уже по ключевым водным артериям того времени: Волге, Дону и Днепру распространялась с X в. уже непосредственно на территорию Руси. «Страны Востока» достаточно широкое в понятие в отечественной и зарубежной историографии. В данном исследовании будут приняты следующие условные географические рамки: в категорию стран Востока будут включены территории Византии, Ближнего и Среднего Востока, Северного Кавказа и Закавказья. Именно эти территории являлись ключевыми импортерами, а иногда и производителями поливной посуды в рассматриваемый хронологический отрезок, который был определен изученными комплексами с VII до XIII века. Самые ранние, известные на настоящий момент, глазурованные сосуды относятся еще к концу эллинистического периода и датируются примерно с I в. до н.э. Это двуручные кувшины и чаши (skyphos), покрытие густой зеленой поливой часто с глубоким прорезным и рельефным декором, имитировавшим сосуды из металла. Производственный комплекс с такими изделиями был обнаружен на территории Восточной Анатолии (рис. 1, 1). Отсюда в следующие столетия кувшины и чаши распространились на территории Западного Средиземноморья, достигли границ Британии, северо-восточной Испании, Сербии и Румынии, где позднее в некоторых местах стали развиваться собственные производственные центры (Walton, Tite, 2010. P. 733). Известна подобная посуда и на территории современного Ирака, где именуется исследователями сосудами «парфянского типа» и датируется в пределах II в. до н.э. – II в н.э. или позднее (Watson, 2004. P.157-159. Сat. Ba 1, 2) (рис. 1, 2-4). После IV в н.э. производство этой группы посуды начинает развиваться на территории Италии и Балкан. В VII веке им на смену приходит группа византийской (Константинопольской) глазурованной посуды (Walton, Tite, 2010. P. 733-734), именуемая Glazed White Ware (GWW). Один из самых ранних средневековых типов этой группы посуды – это так называемая (Glazed White Ware I – светлоглиняная поливная керамика византийского происхождения). Для нее характерен светлый ангоб отсутствие дополнительного декора или простейшие геометрические линии, кресты, рыбки или греческие надписи (Vroom, 2006. P. 63). Местом производства данной группы посуды исследователями считается Константинополь, где в комплексах 2-й половины VII века она представлена уже в большом объеме (Голофаст, 2013; Голофаст, 2017. С. 195-196; Смокотина, 2003; Hayes, 1968. P. 203. 216). Отсюда ее импортировали практически во все районы, как Византии, так и территорий, находившихся под ее влиянием. Подобные предметы известны и на памятниках хазарского времени с территории Северного Причерноморья, где датируются с VII до 1-й половины IX вв. (Голофаст, 2017. С. 197). К более позднему времени относится другой тип белоглиняной византийской поливной керамики (Glazed White Ware II). Для нее характерна белая глина высокого качества, отсутствие ангоба и зеленая или желтая полива. Данный тип датируется в границах начала IX конца XII вв. Известен в том числе и на памятниках Северного Причерноморья хазарского времени (Голофаст, 2017. С. 200-201; Голофаст, 2018. С.308-309, 313, 317-318). В целом в историографии выделяется не менее пяти групп посуды (GWW I-V) с хронологическим диапазоном с VII до начала XIII в. и широким географическим ареалом распространения от Константинополя и Эгейского бассейна до юга Восточной Европы, Новгорода и Швеции (Vroom, 2006. P. 63, 76-77). Еще одна группа полихромной белоглиняной посуды византийского происхождения, производившаяся в Константинополе и, возможно, в нескольких центрах на территории Болгарии, была распространена как в самом Эгейском бассейне, так и за его пределами. Ее находки известны в Болгарии, Румынии, Израиле, Херсонесе, Тамани и Саркеле, а также в небольшом количестве в нескольких ключевых пунктах Древней Руси, расположенных вдоль Днепровского торгового пути («из варяг в греки»). Она была распространена в период с начала X до середины XII века (Залесская, 2011. Кат. А1-71; Коваль, 2010. С. 186-187; Vroom, 2006. P.79). Любопытно, что это одна из самых ранних групп поливной посуды, попавшая на территорию Древней Руси в X веке. В одном ряду по географическому диапазону распространения стоит Эгейская группа поливной посуды. Эта группа имеет множество типов, отличающиеся технологическими особенностями изготовления, но ее главное отличие от предыдущей (GWW I-V) в более грубом тесте, желтой или зеленой поливе с зелеными пятнами. Ее находки известны, в том числе, на территории юго-западной части Крыма, где датируются концом XII – началом XIII в. (Голофаст, 2018. С. 314-315). С XII в. значительно увеличивается ассортимент и центры производства поливной посуды, находящиеся не только на византийских территориях, но и за пределами ее влияния. Территория Нижнего Поволжья и Северного Кавказа отличается от районов Северного Причерноморья, так как находилась под бо’льшим влиянием других производственных центров. Сюда попадала поливная посуда, изготовленная на территории Средней Азии, Ближнего и Среднего Востока и Закавказья. Здесь в поселениях и могильниках хазарского и постхазарского времени на данный момент не было зафиксировано ни одного фрагмента ранней византийской поливной посуды (GWW I-V и др.) в отличие от памятников Северного Причерноморья, где разные типы глазурованной византийской посуды присутствуют с VII века и до XIII на многих памятниках. Керамическое производство поливной посуды в Средней Азии, согласно историографической традиции, начинает формироваться на постоянной основе не ранее конца VIII века под влиянием ближневосточной гончарной традиции. В этот процесс постепенно включаются все земли Мавераннахра (Вишневская, 2018. C. 8-9). К IX веку к ним присоединяются на постоянной основе территории Среднего Востока (Ирана), Закавказья, Северо-Восточного Кавказа и начинается активный импорт товаров по водным торговым маршрутам. Одна из ранних групп хорошо датированной глазурованной керамики, импортируемой в Нижнее Поволжье с территории Средней Азии – это сосуды с бесцветной поливой и с подглазурной росписью широкими полосами белого ангоба. Такие сосуды появилась в Средней Азии в середине-конце IX в. и не получили широкого распространения далеко за ее пределами. Они изготовлялись там в короткий отрезок времени в ограниченном объеме и были быстро вытеснены керамикой с росписью по ангобированной поверхности (Брусенко, 1986. C. 47; Шишкина, 1986. С. 46). Однако роспись ангобом использовалась и в Закавказье, в частности, в Кабале и Мингечауре она была обнаружена в слоях до начала X в. Для Армении керамика с росписью ангобом характерна для слоев IX-X вв. и происходит из раскопок цитадели города-крепости Двин (Кафадарян, 1982. C. 156. Табл. II). Известна она и в Средиземноморье, Причерноморье и Сиро-Палестинском регионе, где появляется не ранее конца XI века и существует в Греции вплоть до нового времени, но наибольшую популярность там она получила в мамлюкский период (Беляев, 2016. С. 454-455; Голофаст, 2020. С. 138). В золотоордынское время такая керамика начитает изготавливаться и в Нижнем Поволжье в гораздо больших масштабах, но ее легко отличить по качеству глазури и характеру росписи. Ранняя керамика покрыта тонким слоем глазури, а орнамент состоит из широких хаотичных мазков, окружностей и линий. Сосуды монгольского времени покрыты более толстым слоем поливы, а орнамент, наоборот, выполнен с большей проработкой деталей. Еще одной широко известной группой ранней импортной поливной керамики являются, так называемые «изделия Сари» (рис. 2, 1-3). Такая керамика получила свое название в честь города Сари в провинции Мазандеран в северном Иране. Чаши Сари датируются в пределах X-XI вв. (Ильясов, Ильясова, 2013. C.100-101; Persian Ceramics…2006. P.65, 173). Признаки следов производства этой керамики были обнаружены среди материалов раскопок 1970-х гг. в городе Гургане (Watson, 2005. P.243; Pancaroglu, 2007. P.73; Wilkinson, 1973. P. 160), однако они до сих пор не были опубликованы. В керамике Сари обязательным элементом является центральная фигура птицы. Обычно птица с пышным хвостом и хохолком, контур ее фигуры подчеркнут точками белого ангоба на фоне остальной менее яркой поверхности. Еще одним важным элементом керамики типа Сари являются круглые медальоны с сердцевиной в центре, контур которых тоже подчеркнут точками белого ангоба. В зарубежной литературе такие медальоны называются «леденцами» из-за характерной формы и расцветки (Watson, 2005. P.243). Чаши с центральной фигурой птицы и медальонами есть в коллекции Кувейтского национального музея (Watson, 2005. P.243), в опубликованной коллекции Х. Плотника (Pancaroglu, 2007. P. 72-73, cat. Nos. 30-31), в частных коллекциях Милана (Persian Ceramics, 2006. P. 65, 173) и в коллекции фонда Марджани (Ильясов, Ильясова, 2013. C. 100-101). В литературе, посвященной керамике Средней Азии, декор, выполненный в том же стиле при помощи точек ангоба, часто называется «крапчатым орнаментом». Точки в таком орнаменте тоже группировались по 3-4, и не всегда были белого цвета. Иногда они были темно-коричневыми или оливково-зелеными на черном фоне. Композиция такого декора не всегда была сюжетной, а в основном представляла собой простейшие группировки элементов, широко разбросанные по поверхности сосуда. Такая роспись характерна для керамики Согда и Чача в X в. (Вишневская, 2001. С.69). Наибольшая концентрация этого типа глазурованной керамики в границах современной России была обнаружена на городище Самосделка в дельте Нижнего Поволжья в слоях X-XI вв., причем широкого распространения за пределы Нижнего Поволжья она не получила. Так в ранних слоях Дербента при раскопках квартала с мечетью в слоях X-XII вв. было обнаружено несколько таких чаш, сохранившихся практически полностью (Зиливинская, Селезнев, Таймазов, 2016. С. 220-222). И еще один подобный фрагмент был обнаружен в материалах Муромского городка в Самарской области. Города – являвшегося южным форпостом границ Волжской Болгарии. На рубеже X-XI вв. в разных керамических центрах Средней Азии, на Среднем Востоке и в Закавказье одновременно разворачивается масштабное производство красноглиняной керамики, покрытой слоем белого ангоба и украшенной декором в технике сграффито под зеленой, желтой или бесцветной поливой. В Византии такой прием оформления поверхности встречается в GWW-I т.е. на керамике VII века, но там он не носит повсеместный характер лишь часть керамики группы GWW-I была украшена подобным образом. В целом, красноглиняная керамика, украшенная в технике сграффито по светлому ангобу под зеленой, желтой или бесцветной глазурью обнаруживается практически повсеместно вплоть до XIV в. По одной из версий этот прием украшения сосудов пришел из Египта, где зародился в V-VII вв., а затем распространился на все Восточное Средиземноморье (Голофаст, 2020. С. 140). Одни из самых ранних случаев использования этой техники в керамике Ирана датируется X-XI вв. (Watson, 2005. P.253). Однако, её истоки на этой территории исследователи связывают с распространённой еще в сасанидский период гравировкой по металлу (Pope, V.II. P.1505) в подражание которой и стала развиваться эта технология декорирования. Начиная с XI в. данная техника быстро распространилась почти на всей территории Ближнего и Среднего Востока и в более отдаленные регионы, приобретая в каждом из них свои стилистические особенности (Якобсон, 1979. С. 120). С середины XII века такая посуда стала производиться в Сиро-Палестинском регионе, а начали использовать привозную посуду, украшенную таким образом гораздо ранее (Голофаст, 2020. С.140). Начиная с XII века такая керамика появляется в городах средневековой Руси. Ко второй половине XII века одновременно в разных керамических центрах Ближнего и Среднего Востока начинают изготавливаться изделия и посуда из кашина. И несмотря на то, что разные изделия на кашиной основе известны на территории Северной Месопотамии, где датируются еще II тыс. до н.э. (Сайко, 1982. С. 123), а ряд исследователей приписывает первое появление «фаянсов» (изделий в основе которых лежит кашинное тесто) сер. III тыс. до н.э. или даже V тыс. до н.э. (Галибин, 2001. С. 8) говорить о преднамеренном изготовлении кашинной керамики раньше XII в. н.э. не следует. Одной из главных причин возникновения традиции изготовления керамики из белой силикатной массы в основе которой лежит перемолотый кварцевый песок была экономическая. Кашинная посуда имитировала дорогой китайский фарфор и служила более дешевой его заменой. Появившись в домонгольское время в разных керамических центрах Ближнего и Среднего Востока, кашинная керамика, благодаря относительной дешевизне быстро распространилась на огромные территории. В XIV в. эта технология продолжила активно развиваться и в золотоордынских городах Нижнего Поволжья, а через них кашинная посуда оседала практически в каждом городе средневековой Руси. Варианты украшения поверхности кашинной посуды были довольно разнообразны. Встречается как ординарная посуда с голубой, белой, синей или зеленой поверхностью, так и искусно выполненные художественные изделия, украшенные в технике люстра, минаи, ладжвардина, рисового зерна, силуэтного декора и др. Необходимо остановиться на наиболее распространенных типах кашинной посуды. В первую очередь – это искусно украшенные росписью, имитирующей золото сосуды, получившие в историографии название сосудов с росписью люстром. История создания изделий с росписью люстром (рис. 3, 1-5) берет свое начало с VIII века, когда этот сложно-компонентный состав основными ингредиентами в котором являются оксиды меди и серебра стал использоваться в Египте и Сирии для украшения сосудов из стекла, а с IX в. – на территории Ирака. Стеклянные сосуды, украшенные люстром, по мнению ряда исследователей, служили имитацией сосудов из драгоценных металлов (Lane, 1958. P.14; Caiger-Smith, 1985, P.24-25; Watson, 2005. P.38). Керамика же с росписью люстром впервые появилась в конце IX-го века, в период правления династии Аббасидов в Багдаде и в Самарре. Ранние люстровые сосуды изготавливались из теста на глиняной основе и украшались полихромным люстром. На рубеже IX-X вв. полихромные люстры уступают место монохромным (Caiger-Smith, 1985. P. 31; Watson, 2005. P.183) и продолжают производиться на территории Египта. Активное производство люстровых сосудов продолжалось в Египте до конца XII века (Caiger-Smith, 1985. P. 25-27, 29; Hobson, 1932. P.4; Watson, 2005. P. 282). После падения династии Фатимидов изготовление люстра в Египте приходит в упадок, постепенно уступая место мастерским средневекового Ирана, но отдельные очаги производства продолжают сохраняться и в Сирии (Watson, 2005. P. 282). В это же время среди люстровой керамики начинают доминировать сосуды уже не на глиняной, а на кашинной основе. Люстровое производство керамики на кашине продолжает существовать в Иране вплоть до XVIII в. (Caiger-Smith, 1985. P.56), а начиная с XV века на территории средневековой Испании, начинает развиваться производство люстровой керамики, но уже вновь на глиняной основе. В период с XII в. главным импортером кашинной керамики с росписью люстром на территорию Восточной Европы становятся персидские земли. Иранская люстровая керамика по Волго-Каспийскому торговому пути через Нижнее и Среднее Поволжье попадает с конца XII века в средневековый Владимир, Старую Рязань, Ярославль, Тверь, Смоленск и др. (Коваль, 2019. C. 108). В меньшем объеме, но все же присутствуют на территории Восточной Европы и сирийские люстры, как домонгольского, так и ордынского времени. Другим не менее известным типом кашинной посуды является керамика с росписью в технике минаи – очень редко встречающийся элемент в археологических комплексах средневековья. Ввиду своей яркости и своеобразия она более всего привлекала внимание коллекционеров XIX-XX вв., поэтому большая часть находок такой посуды приходится на частные коллекции, лишь малая часть из которых пока введена в научный оборот и поддается датировке. Из известных коллекций наибольшее число публикаций приходится на искусствоведческие работы, а в среде археологов ввиду немногочисленности таких находок, найденных в археологическом контексте, публикации керамики минаи очень редки. Термином «минаи» называется своеобразная техника росписи сосудов, появившаяся в домонгольском Иране (Watson, 2005. P. 363). Ее происхождение связывают с книжной миниатюрой того времени и возникшими на ее основе и люстровым сосудам миниатюрного стиля росписи и сосудам с росписью в технике минаи. Сам термин «минаи» происходит из кругов коллекционеров XIX столетия и применяется к посуде с заглушенной поливой и надглазурной росписью многоцветными эмалевыми красками и золотой фольгой. Э.К. Кверфельдт ставил в один ряд кашинную посуду с росписью минаи и сирийскую и египетскую стеклянную посуду с росписью разноцветными эмалями и позолотой (Кверфельдт, 1947. C. 69-70). Начало производства сосудов с росписью в технике минаи исследователи относят к домонгольскому Ирану. Самый ранний сосуд минаи с написанной на нем датой изготовления расшифровывается 576 г.х. или 1180 г. н.э. (Watson, 2005. P. 363). С территории всей Руси известно 23 обломка керамики минаи домонгольского и ордынского времени (Коваль, 2010. C. 51). Из раскопок Биляра известно всего 4 фрагмента сосудов минаи (Валиуллина, 1998. C. 190-194). В домонгольском Нижнем Поволжье было найдено всего 2 обломка сосудов, украшенных в подобной технике (Болдырева, 2016. C. 132). В золотоордынских городах Нижнего Поволжья такая керамика единична, но все же иногда встречается. Вариацией минаи является ладжвардина, она имеет схожую колористическую гамму росписи, выполненную также поверх глазурного покрытия, но фон всегда темного ультрамариново-синего оттенка. Еще одной известной группой кашинных сосудов существовавшей и в домонгольское и в ордынское время были сосуды и открытого и закрытого типа, украшенные в технике «рисового зерна» или «grain de riz», «rice grain technique» (рис. 2, 3-4). Своеобразная технология нанесения декора зародилась в Китае, где отверстия формировались при помощи зерен риса, которые выгорали при обжиге и оставляли отверстия в стенках сосудов. После обжига отверстия «затягивались» поливой и представляли собой тонкую пленку из глазури, сквозь которую был виден дневной свет. При заполнении сосуда жидкостью просверленные отверстия приобретали цвет жидкости и дополнительно оконтуривали рисунок на поверхности. Сосуды, украшенные в такой технике, изготовлены на высочайшем технологическом уровне, с мельчайшей проработкой деталей. Известно всего несколько экземпляров этой такой керамики в домонгольском Нижнем Поволжье (Болдырева, 2016. C. 137). На территории Руси они встречаются в Киеве, Суздале и Старой Рязани, где им приписывается иранское или сирийское происхождение (Коваль, 2010. C. 67). В целом можно предполагать, что сосуды такого типа производились одновременно в разных центрах Ближнего Востока с конца XII или начала XIII века (Watson, 2005. Cat. L.19-L22; Persian, 2006. P.84, 88-91, 175). Эта технология продолжила существовать и в золотоордынских городах Нижнего Поволжья. Самой массовой группой кашинной керамики, пик изготовления которой приходится на конец XII – XIV вв., была кашинная посуда с подглазурной росписью синим, черным, зеленым красителем под бесцветной или голубовато-синей глазурью и ординарная посуда без дополнительного декора. Разные типы такой посуды производились на территории и Среднего Востока (Иран) и Ближнего Востока (Сирия) (Голофаст, 2020. С. 148-149; Коваль, 2010. С. 192). Керамика иранского происхождения распространялась в Восточной Европе, в основном по Волжскому торговому пути и через Волжскую Болгарию попадали на территорию Древней Руси. Ареал же распространения сирийской продукции был сосредоточен преимущественно как на территории самой Сирии, так и Израиля, Иордании, Ливана и Египта. (Голофаст, 2020. С. 148), но достаточно часто сложно разделить сирийское и иранские кашины. В золотоордынское время в столичных городах Нижнего Поволжья развивается собственное производство такой керамики, но она имеет ряд важных технологических отличий от до ордынской. Сосуды домонгольского времени отличаются лучшим качеством, они более тонкостенны, кашин имеет плотную твердую структуру, рисунок выполнен с мельчайшей проработкой деталей. Кашинные сосуды и изделия, изготовленные в золотоордынское время худшего качества, несмотря на большее разнообразие в декоративном оформлении поверхности. В декоре, преобразовавшемся в Золотой Орде в совершенно иной свой стиль, прослеживаются в разной степени влияния и Средней Азии, и Ирана, и ближневосточной школы, и Китая. Причем на начальном этапе, когда в золотоордынских городах Нижнего Поволжья еще не было развито собственное производство кашинной керамики, да и сами города находились еще на стадии строительства еще известны импорты кашинных сосудов, которые можно было бы отнести концу айюбидского периода и приписывать им сирийское происхождение, исходя из близких аналогий в керамике Ракки (Jenkins-Madina, 2006. P.84-86, W88-93; P.159-161, MMA44-46). Впоследствии ближневосточная кашинная керамика практически полностью исчезает в восточноевропейской части России, уступая место золотоордынскому керамическому производству на Нижней Волге. Там кашинная керамика была настолько популярна, что ее концентрация по отношению к поливной красноглиняной или белоглиняной порой достигала 70%. Она известна на многих средневековых русских городах и поступала как экономическим, так и неэкономическим путем. Географический и хронологический диапазон источников импортов поливной посуды в попадавшей в регионы Северного Причерноморья и Нижнего Поволжья значителен, но в нем выделяются определенные хронологические этапы. На первом этапе появляется светлоглиняная константинопольская посуда (GWWI), существовавшая с VII до начала IX в., но несмотря на широкий ареал ее распространения на византийских землях в границах территории исследования она известна только в прибрежных городах Северного Причерноморья. Более поздние типы этой группы посуды (GWWII-V, начало IX – начало XIII вв.) выходят за границы Северного Причерноморья и достигают Новгорода и Швеции в единичных экземплярах. Также в небольшом количестве на памятниках Русской равнины представлена полихромная белоглиняная византийская керамика. Небольшое количество этой посуды именно византийского происхождения скорее связано с христианскими паломниками, которые привозили ее в качестве сувениров или церковной утвари. Одно из косвенных предположений этому факту обнаружение ее в древнерусских слоях ключевых торговых и военно-политических центрах того времени (Великий Новгород, Гнездово, Киев и др.), расположенных на Днепровском торговом пути. В Нижнем Поволжье глазурованная посуда появляется не ранее середины-конца IX-начала X в. Здесь на настоящий момент в домонгольских памятниках не было выявлено ни одного экземпляра ранней византийской посуды. На этой территории основным источником импорта выступают земли Мавераннахра и Среднего Востока. Причем на начальном этапе эта привозная посуда также не выходит за границы Нижнего Поволжья. В XI в. объем и типы византийской поливной посуды в Северном Причерноморье увеличивается незначительно (Коваль, 2010. С. 188-189), однако в Нижнем Поволжье ситуация меняется. Этот регион оказывается под большим влиянием Северо-Восточного Кавказа, Закавказья и Среднего Востока (преимущественно Иран). С этих территорий на Нижнюю Волгу попадают изделия «Сари» и красноглиняная керамика с росписью сграффито по белому ангобу под зеленой, желтой или бесцветной глазурью, затем они по Волжскому пути достигают южных границ Волжской Болгарии. Схожая по технологии исполнения декора посуда известна в это время и во многих центрах производства Восточного Средиземноморья. Границ Древней Руси она достигает к XII веку. Во 2-й половине – конце XII века во многих керамических центрах Ближнего и Среднего Востока развивается производство кашинной глазурованной посуды. Главным источником импорта такой керамики выступают персидские земли. Причем преобладали сосуды с территории домонгольского Ирана, а в меньшем объеме привозилась восточная кашинная посуда сирийского или египетского производства. Основным торговым маршрутом для этой разнообразной группы посуды выступает Нижнее Поволжье как ключевой торгово-перевалочный маршрут этого времени на Волжском пути. С наступлением золотоордынской эпохи (конец XIII-XIV вв.) меняется политическая и экономическая обстановка в южных регионах Восточной Европы. В Нижнем Поволжье впервые появляется византийская поливная посуда (Болдырева, 2016. С. 53). В Северном Причерноморье происходит расцвет производства поливной керамики и активное ее распространение в лесную зону Восточной Европы (Коваль, 2010. С. 193). В Нижнем Поволжье сохраняются импорты из Закавказья, Ирана и Сирии, которые также есть и в Причерноморье, и в Приазовье, но в гораздо меньшем объеме. Затем, с развитием золотоордынского керамического производства поливная посуда из Золотой Орды проникает практически на все территории средневековой Руси, и используется как в церковном обиходе, так и в быту зажиточного населения того времени.

1. 1. Belyaev L.A. Vizantijskij Ierikhon. Raskopki spustya stoletie. M.: «Indrik», 2016. 500 s. 2. Boldyreva E.M. Polivnaya keramika Nizhnego Povolzh'ya v X – 1-j pol. XIV vv. (po materialam Samosdel'skogo gorodischa). diss... kand. ist. nauk. Moskva, 2016. 250 s. 3. Brusenko L.G. Glazurovannaya keramika Chacha IX-XII vv. Tashkent: Izd-vo «FAN» Uzbekskoj SSR, 1986. 89 s. 4. Valiulina S.I. «Minai» Bilyarskogo gorodischa // Aspekty gumanitarnykh issledovanij. Kazan': Iz-vo TGGI, 1998. 288 s. 5. Vishnevskaya N.Yu. Remeslennye izdeliya Dzhigerbenta. M.: Izdatel'skaya firma «Vostochnaya literatura» RAN, 2001. 175 s., il. 6. Vishnevskaya N.Yu. Glazurovannaya keramika Srednej Azii kontsa VIII – nachala XIII veka v sobranii Gosudarstvennogo muzeya Vostoka. M.: Gosudarstvennyj muzej vostoka, 2018. 155 s. 7. Galibin V.A. Sostav stekla kak arkheologicheskij istochnik. SPb.: «Peterburgskoe Vostokovedenie», 2001. 216 s. (Archaeologica Petropolitana, XI) 8. Golofast L.A. Novye nakhodki posudy gruppy Glazed White Ware I v Khersonese // Stratum plus. 2013. №4. S. 269-274. 9. Golofast L.A. Polivnaya keramika iz sloev khazarskogo vremeni v Fanagorii // Problemy istorii, filologii, kul'tury. 2017. 4(58). S. 195-206. 10. Golofast L.A. Keramicheskie kompleksy khozyajstvennykh vyrubok v kvartale 1 na gorodische Ehski-Kermen (raskopki 2006-2007 gg.) // Materialy po arkheologii, istorii i ehtnografii Tavriki. Vyp. XXIII. Simferopol', 2018. S. 305-358. 11. Golofast L.A. Keramika Ierikhona pozdneantichnogo i srednevekovogo periodov (V-XV vv.). Spravochnik-opredelitel'. M.: «Indrik. 2020. 158 s. 12. Zalesskaya V.N. Pamyatniki vizantijskogo prikladnogo iskusstva. Vizantijskaya keramika IX-XV vv. Katalog kollektsii. Spb.: Iz-vo Gosudarstvennogo Ehrmitazha, 2011. 256 s. 13. Zilivinskaya Eh.D., Seleznev A.B., Tajmazov A.I. Raskopki obschestvennogo zdaniya v priportovoj chasti Derbenta v 2014 g. // Izuchenie i sokhranenie arkheologicheskogo naslediya narodov Kavkaza. XXIX Krupnovskie chteniya. Materialy Mezhdunarodnoj nauchnoj konferentsii. Groznyj, 18-21 aprelya 2016 g. Groznyj: Izd-vo Chechenskogo gosudarstvennogo universiteta, 2016. S. 220-222. 14. Il'yasov Dzh. Ya., Il'yasova S.R. Chasha, IM/K-99 // Klassicheskoe iskusstvo islamskogo mira. Devyanosto devyat' imen Vsevyshnego. M.: Izdatel'skij dom Mardzhani, 2013. S. 100-101. 15. Kafadaryan K.G. Gorod Dvin i ego raskopki. Rezul'taty rabot arkheologicheskoj ehkspeditsii akademii nauk Arm. SSR 1951-1972 godov. T. II. Erevan: Izd-vo AN Armyanskoj SSR, 1982. 163 s. i il. 16. Kverfel'dt Eh.K. Keramika Blizhnego Vostoka. L.: Gosudarstvennyj Ehrmitazh, 1947. 145 s. 17. Klassicheskoe iskusstvo islamskogo mira. Devyanosto devyat' imen Vsevyshnego. Katalog vystavki. M.: Izdatel'skij dom Mardzhani, 2013. 432 s. 18. Koval' V.Yu. Keramika Vostoka na Rusi. IX-XVII vv. M.: Nauka, 2010. 270 s. 19. Koval' V.Yu. Persidskaya khudozhestvennaya keramika v Vostochnoj Evrope // Azak i mir vokrug nego. Materialy Mezhdunarodnoj konferentsii 14-18 oktyabrya 2019 goda. Azov: Iz-vo Azovskogo muzeya-zapovednika, 2019. C. 107-109. 20. Sajko Eh.V. Tekhnika i tekhnologiya keramicheskogo proizvodstva Srednej Azii v istoricheskom razvitii. M.: Nauka, 1982. 212 s. 21. Smokotina A.V. Vizantijskaya polivnaya keramika VII – pervoj poloviny IX vv. iz raskopok Mangupa // Materialy po arkheologii, istorii i ehtnografii Tavriki. Vyp. X. Simferopol', 2003. S. 172-181. 22. Shishkina G.V. Remeslennaya produktsiya srednevekovogo Sogda. Tashkent: Izd-vo «FAN» Uzbekskoj SSR, 1986. 144 s.: il 23. Yakobson A.L. Keramika i keramicheskoe proizvodstvo srednevekovoj Tavriki. Leningrad: Izd-vo «Nauka» leningradskoe otdelenie, 1979. 164 s. 24. Caiger-Smith A. Lustre pottery: technique, tradition and innovation in Islam and the Western world. London. Boston: Faber&Faber, 1985. 246 p. 25. Hayes J.W. A Seventh-century Pottery Group // Excavations at Saraçhane in Istanbul: Fifth Preliminary Report. Dumbarton Oaks Papers 22. P. 195-216. 26. Hobson R.L. A Guide to the Islamic pottery of the Near East. London: British museum, 1932. 104 p. 27. Islamic pottery from the ninth to the fourteenth centuries A. D. (third to eighth centuries A. H.) in the collection of sir Eldred Hitchcock with introduction by Arthur Lane (keeper of ceramics Victoria and Albert museum). London: Faber&Faber, 1956. 36p. 28. Jenkins-Madina M. Rakka revisited ceramics of Ayybid Syria. New York: The Metropolitan Museum of Art, 2006. 247 p. 29. Lane A. Early Islamic pottery. London: Faber&Faber publ., 1958. 64p. 30. Pancaroglu O. Perpetual Glory: Medieval Islamic Ceramics from the Harvey B. Plotnick Collection. Chicago: The Art Institute of Chicago, 2007. 160 p. 31. Persian Ceramics. From the 9th to the 14th century. Edited by Giovanni Curatola. Milano: Skipa Editore, 2006. 183 p. 32. Pope A.U. A Survey of Persian Art from Prehistoric Times to the Present. Vol. II. New York: Oxford University Press, 1938-1958. 33. Vroom J. Byzantine to modern pottery in the Aegean. Brepols: Brepols Publishers, 2006. 224 p. 34. Walton M.S., Tite M.S. Production technology of Roman lead-glazed pottery ant its continuance into late Antiquity // Archaeometry. 2010. 52 (5). P.733-759. 35. Watson O. Ceramic from the Islamic lands. Kuwait national museum. The al-saban collection. London: Thames&Hudson, 2005. 512 p. 36. Wilkinson C.K. Nishapur: Pottery of the early Islamic period. New York: The Metropolitan museum of Art, 1973. 374 p.

(https://figshare.com/s/b4a49c7388ea9b31f41f) [Download]

(https://figshare.com/s/7b8689615d1cba4ad211) [Download]

(https://figshare.com/s/83af9550692feb1d0755) [Download]

Система Orphus

Loading...
Up