Московское отделение ИИМК, лето 1941 – зима 1941/42 гг.

 
Код статьиS086960630004827-8-1
DOI10.31857/S086960630004827-8
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация:
Институт всеобщей истории РАН
Российский государственный гуманитарный университет
Адрес: Москва
Название журналаРоссийская археология
ВыпускНомер 2
Страницы167-177
Аннотация

Автор на основании материалов из Архива РАН попытается представить деятельность МОИИМК в переломный период (лето 1941 – зима 1941/42 гг.), а также взаимоотношения московских археологов с ленинградским руководством института, для чего использованы документы из Архива РАН. В конце весны – начале лета 1941 г. сотрудниками Московского отделения ИИМК был поставлен вопрос о создании самостоятельного Института археологии и искусствознания АН СССР. 11 июня 1941 г. на утреннем заседании Бюро Отделения истории и философии АН СССР разгорелись бурные дебаты; в них приняли участие и приехавший из Ленинграда директор ИИМК М.И. Артамонов, и московские археологи, среди которых ведущую роль играл С.П. Толстов. К началу 1942 г. Московское отделение ИИМК не только сохранилось как работоспособная единица, но и стало единственным активно действующим подразделением ИИМК. Этому в немалой степени способствовала инициатива оставшихся в осажденной Москве сотрудников, прежде всего В.Н. Чернецова. Важную роль сыграло участие московских археологов в государственных проектах по описанию разрушенных фашистами археологических памятников, а также памятников истории и культуры. Прерывающаяся связь с дирекцией института компенсировалась контактами с эвакуированным в Казань Президиумом АН СССР. “Конституирование” автономного Московского отделения ИИМК, о котором было объявлено на заседании Отделения истории и философии АН СССР 11 июня 1941 г., было отложено из-за военного времени, но фактически к 1942 г. МОИИМК работало в автономном режиме. В период ослабления государственного контроля над академической наукой “инициатива снизу” московских археологов оказалась вполне успешной. 

Ключевые словаистория советской археологии, МОИИМК, С.П. Толстов, В.Н. Чернецов
Источник финансированияСтатья написана при поддержке проекта РНФ № 18-18-00367 “Всеобщая история в системе советской науки, культуры и образования в 1917–1947 гг.”.
Дата публикации25.06.2019
Кол-во символов36749
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 История Института археологии / Института истории материальной культуры АН СССР изучена и описана достаточно подробно: краткое и емкое описание деятельности Московского отделения ГАИМК и ИИМК можно найти в изданиях Института археологии РАН (Гуляев, 2000. С. 3–7; Макаров, 2007. С. 6–13). В книге А.А. Формозова затрагивается деятельность московских археологов в предвоенные и военные годы (2006. С. 62, 63, 71–79). Деятельность ГАИМК и ИИМК в довоенные годы описана Г.В. Длужневской (2006. С. 347–371). Наибольшую значимость представляют работы Н.И. Платоновой, которая, основываясь на петербургских архивных материалах ИИМК и Ленинградского отделения ИИМК, дает полную и очень подробную картину существования и развития академических археологических учреждений Ленинграда и Москвы в предвоенные, военные и послевоенные годы (Платонова, 1991; 1999; Платонова, Кирпичников, 2010). Тем не менее важно обратиться к московским архивным документам, позволяющим пролить свет на процесс “автономизации” МОГАИМК, который до сих пор связывается исключительно с военным временем; кроме того, рисуется неоправданно идиллическая картина взаимоотношений сотрудников МОИИМК и их ленинградского руководства в довоенные годы (Платонова, 1991. С. 46–48).
2 В настоящей статье рассмотрена деятельность МОИИМК в переломный период (лето 1941 – зима 1941/42 гг.), а также взаимоотношения московских археологов с ленинградским руководством института, для чего будут использованы стенограммы и протоколы заседаний академических учреждений, которые составлялись на основе стенографических отчетов. Это – разносторонний, хотя и сравнительно редко привлекаемый специалистами по истории науки, источник, охватывающий самые разные стороны жизни ученых и выпукло характеризующий эпоху. Особый интерес представляет стенограмма утреннего заседания Бюро Отделения истории и философии АН СССР, которое состоялось незадолго до начала Великой Отечественной войны, 11 июня 1941 г., под председательством академика-секретаря А.М. Деборина (Архив РАН. Ф. 457. Оп. 1-1941. Д. 17). Не меньшее значение имеют и документы военного времени (зимы 1941/42 гг.): переписка располагавшейся в осажденной Москве Комиссии по составлению “Летописи Отечественной войны” с эвакуированным в Казань руководством АН СССР (Архив РАН. Ф. 457. Оп. 1-1941. Д. 19), а также бумаги уполномоченного АН СССР по оставшимся в Москве в 1941–1942 гг. академическим учреждениям С.М. Файланда (Архив РАН. Ф. 457. Оп. 1. Д. 30).
3 Стенограммы заседаний и другие документы, хранящиеся в Архиве РАН, позволяют детализировать картину и выявить некоторые важные моменты процесса перевода головного института из Ленинграда в Москву, который пришелся на военные годы. Толчок процессу был дан еще перед войной. К тому времени ИИМК был крупным научным учреждением: на 1 декабря 1939 г. в штате института в Ленинграде и Москве насчитывалось 135 сотрудников, предполагаемая численность на январь 1940 г. – 143 человека. Для сравнения: численность крупнейшего института Отделения истории и философии – Института истории – на 1 декабря 1939 г. составляла 194 человека, к январю 1940 г. предполагалось увеличение до 204 сотрудников (Архив РАН. Ф. 457. Оп. 1-1940. Д. 44. Л. 7). Соответственно в 1939 г. было выделено 953 100 руб. только на зарплату штатным и нештатным сотрудникам ИИМК, на 1940 г. планировалось выделить 1 018 400 руб. (соответствующие цифры для Института истории АН СССР составляли 1 632 500 и 1 817 600 руб.) (Архив РАН. Ф. 457. Оп. 1-1940. Д. 44. Л. 42 = Л. 43). Значительные средства расходовались и на полевые работы: только заявка на оборудование для экспедиций от 9 июня 1940 г. оценивалась в 56 710 руб. (Архив РАН. Ф. 457. Оп. 1-1940. Д. 44. Л. 23). По численности научных сотрудников ленинградская часть института превосходила московскую почти в 3 раза: на конец 1940 г. в головной части ИИМК в Ленинграде работало 59, в МОИИМК – 21 научный сотрудник (Платонова, 1991. С. 47), осенью 1941 г. в штате МОИИМК состояло 22 научных сотрудника (Архив РАН. Ф. 464. Оп. 1. Д. 37. Л. 42).

Всего подписок: 2, всего просмотров: 1367

Оценка читателей: голосов 0

1. Афиани В.Ю., Осипова Н.М. Академия наук СССР в первые месяцы войны // Исторические записки. 2010. Вып. 13 (131). М.: Наука, 2010. C. 3–27.

2. Голубцова Е.С. Роберт Юрьевич Виппер (1859–1954) // Портреты историков. Время и судьбы. Т. 2. Всеобщая история / Отв. ред. Г.Н. Севостьянов, Л.П. Маринович, Л.Т. Мильская. Москва; Иерусалим: Гешарим, 2000. С. 7–15.

3. Гуляев В.И. Введение // Институт археологии: история и современность. Сборник научных биографий / Отв. ред. В.И. Гуляев. М., 2000. С. 3–20.

4. Длужневская Г.В. Деятельность Российской – Государственной академии истории материальной культуры – Института истории материальной культуры АН СССР в 1919–1940 гг. // От Древней Руси до современной России: сборник научных статей в честь 60-летия А.Я. Дегтярева / Отв. ред. А.О. Бороноев и др. СПб.: Русская коллекция, 2006. С. 347–371.

5. Карпюк С.Г., Кулишова О.В. Академик С.А. Жебелев, последние годы: стенограмма заседания академических институтов в Ташкенте 31 января 1942 г. // ВДИ. 2018. T. 78/1. С. 88–112.

6. Макаров Н.А. Институт археологии: прошлое и настоящее // Институт археологии Российской академии наук / Отв. ред. Н.А. Макаров. М.: ИА РАН, 2007. С. 6–13.

7. Платонова Н.И. Институт истории материальной культуры в годы Великой Отечественной войны // Материалы конференции “Археология и социальный прогресс”. Вып. I. М.: ИА АН СССР, 1991. С. 45–78.

8. Платонова Н.И. М.И. Артамонов – директор ИИМК // Археологические вести. 1999. 6. С. 466–478.

9. Платонова Н.И., Кирпичников А.Н. Сектор/отдел славяно-финской археологии ЛОИИ АН СССР – ИИМК РАН: исследования и исследователи // Записки Института истории материальной культуры РАН. 2010. № 5. С. 7–71.

10. Указатель материалов, опубликованный в “Вестнике древней истории” в 1937–2012 гг. / Отв. ред. С.Ю. Сапрыкин. М.: ИВИ РАН, 2012. 340 с.

11. Формозов А.А. Русские археологи в период тоталитаризма: Историографические очерки. 2-е изд., доп. М.: Знак, 2006. 344 с.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх