С.А. Жебелев. Русское археологическое общество за третью четверть века своего существования. 1897–1921: Исторический очерк. Приложение: Биобиблиографический словарь членов РАО (1846–1924). М.: Индрик, 2017

 
Код статьиS086960630004825-6-1
DOI10.31857/S086960630004825-6
Тип публикации Рецензия
Источник материала для отзыва С.А. Жебелев. Русское археологическое общество за третью четверть века своего существования. 1897–1921: Исторический оче
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Курский государственный медицинский университет
Адрес: Россия, Курск
Название журналаРоссийская археология
ВыпускНомер 2
Страницы183-188
Аннотация

   

Ключевые слова
Дата публикации25.06.2019
Кол-во символов23701
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 В историографии русской археологии уже преодолена ее советская схема, согласно которой дореволюционный этап развития науки о древностях практически во всем осуждался, а послереволюционный период превозносился (Худяков, 1933; Арциховский и др., 1937; Генинг, 1982; Пряхин, 1986). Конечно, определенный прогресс в отечественной археологии за десятилетия после 1917 г. налицо, однако он был обусловлен преемственностью с традициями “старой школы” и сочетался с явным регрессом, в том числе по части организационных форм государственной и особенно общественной поддержки гуманитарной науки (Формозов, 1995; Щавелев, 2017). Богатые результаты деятельности прежних – государственных (Императорской Археологической комиссии при Министерстве императорского двора (ИАК), Центрального и губернских статистических комитетов) и общественных (прежде всего Императорского Московского Археологического и еще целого ряда центральных и региональных обществ, комитетов и комиссий) объединений ценителей археологии независимо и убедительно подтверждают новую концепцию всей отечественной истории императорского периода – как медленного, но неуклонного движения в целом успешно модернизируемой России XVIII – начала XX в. от архаичной деспотии к гражданскому обществу и правовому государству (Миронов, 2014; 2015а; б). Большевики же, придя к власти, сначала вовсе ликвидировали историческое образование, почти прекратили финансирование музеев и раскопок, а затем восстановили историю и археологию, но под жестким идеологическим контролем, в урезанном виде. Уже в первые революционные годы, а особенно на рубеже 1920 – 1930-х годов, многие ученые-гуманитарии и краеведы оказались репрессированы1, а их объединения навсегда распущены – лишь за то, что занимались древностями своей родины (Формозов, 1998; Щавелев, 2006). До революции за это не ограничивали в правах, тем более не лишали свободы и не убивали2, а худо-бедно материально поддерживали и награждали. Новое доказательство всему этому представляет оцениваемая работа, с нескольких сторон уникальная для академического книгоиздания. 1. «Массовые аресты начались с объявлением в 1918 г. “красного террора”, а потом, пульсируя, усиливались, – … в 1928-м, 1930-м, 1934-м и т.д., захватывая не отдельных людей, а целые слои населения, а иногда и районы городов…» (Лихачев, 2016. С. 294); в том числе и профессии, как видно на ярком примере археологов.

2. Как большую часть переживших революцию и не эмигрировавших членов РАО. Редко кто из них ушел из жизни обычным путем – почти всех ждали или расстрел, или гибель в концлагере, или от голода в блокадном Ленинграде. Например, Александр Иванович Анисимов (1877–1937) попал на Соловки “за шпионаж и вредительство” в Государственных реставрационных мастерских, а расстрелян уже на Беломорканале (с. 184); Иван Спиридонович Абрамов (1874–1960) был арестован первый раз в 1930 г. «по делу православных краеведов как подписчик журнала “Краеведение”, сослан в Северный край на 3 года»; второй раз по “Делу славистов” в 1933 г. “сослан на 3 года в Тюмень” (с. 174); профессора классической филологии и древней истории Михаила Никитича Крашенинникова (1865–1932), преподававшего в Воронеже, обвиняли в игнорировании марксизма, на что он резонно отвечал, что “никакого марксистского языкознания пока нет и преподавать его он поэтому просто не мог” (Щавелев, 2007. С. 74); по “Делу краеведов ЦЧО” получил 5 лет ссылки “в Северном Казахстане. Умер в Семипалатинском лагере” (с. 377); многие, многие другие.
2 Публикация ее приурочена к 150-летию С.А. Жебелева и к 170-летию Императорского Русского Археологического общества (ИРАО)3, которое было основано группой энтузиастов антиквариата, в основном иностранцев на российской службе, в 1846 г. в Санкт-Петербурге как Археолого-нумизматическое; вскоре (с 1849) стало просто “Археологическим”, затем (с 1866) еще и “Русским” – в духе времени великих реформ Александра II, стремившегося преодолеть социальные противоречия между своими подданными, в том числе и аргументами к их общей славной истории. ИРАО внесло весомый вклад в развитие отечественной науки о древностях всякого рода и в просвещение соотечественников относительно истории их родины. Известный антиковед, член (с начала 1890-х годов) и заместитель председателя (в 1919–1922 гг.) этого общества Сергей Александрович Жебелев (1867–1941) своевременно и объективно подытожил этот вклад в рукописи, скромно названной “историческим очерком”, – “Русское Археологическое общество за третью четверть века своего существования (1897–1921)”. Если учесть, что общество было закрыто большевиками в 1924 г., а трактат Жебелева так и остался неизданным, то его полная и детально прокомментированная публикация сегодня представляет собой важное событие как в научном, так и в нравственном отношении. 3. Определение “Императорское” и авторы-составители рецензируемого издания, и другие нынешние историографы предпочитают опускать при упоминании соответствующих учреждений науки и культуры царского времени. Между тем оно, это определение, отнюдь не было формальной данью верноподданнической традиции, но позволяло получать ежегодно казенную субсидию и разовые дотации (на покупку коллекций древностей, раскопки и другие экспедиции, строительство музейных зданий и т.п. нужды ученых). Без такой адресной поддержки со стороны самодержавного государства наука и просвещение в империи были просто невозможны. И.В. Тункина, впрочем, отметила это обстоятельство, показав незаменимую роль первых председателей ИРАО, великих князей Константина Николаевича (1852–1892) и Константина Константиновича (1892–1915), “сумевших обеспечить увеличение финансирования и поддержку правительства многих начинаний отечественных ученых в области охраны памятников, археологии и смежных дисциплин” (с. 9).

Цена публикации: 100

Всего подписок: 2, всего просмотров: 1436

Оценка читателей: голосов 0

1. Арциховский А.В., Воеводский М.В., Киселев С.В., Толстов С.П. О методах вредительства в археологии и этнографии // Историк-марксист. 1937. № 2 (60). С. 78–91.

2. Веселовский Н.И. История Императорского Русского Археологического общества за первое пятидесятилетие его существования. 1846–1896. СПб.: Типография главного управления уделов, 1900. 514, [4] с.

3. Генинг В.Ф. Очерки по истории советской археологии. Киев: Наук. думка, 1982. 230 с.

4. Жебелев С.А. Введение в археологию. Ч. 1. История археологического знания. Петроград: Наука и школа, 1923. 199 с.

5. Историческая записка о деятельности Императорского Московского Археологического общества за первые 25 лет существования. М.: Синодальная типография, 1890. [2], 308 с.

6. Миронов Б.Н. Российская империя: от традиции к модерну. В 3 т. Т. 1. СПб.: Дмитрий Буланин, 2014. 896 с.; 2015а. Т. 2. 912 с.; 2015б. Т. 3. 992 с.

7. Лихачев Д.С. Воспоминания. М.: Аст, 2016. 448 с.

8. Пряхин А.Д. История советской археологии. 1917 – середина 30-х годов. Воронеж: ВГУ, 1986. 286 с.

9. Смирнов А.С. Власть и организация археологической науки в Российской империи (Очерки институциональной истории науки XIX – начала XX века). М.: Ин-т археологии РАН, 2011. 592 с.

10. Тункина И.В. “Дело” академика Жебелева // Древний мир и мы. Классическое наследие в Европе и России. Вып. II. СПб.: Алетейя, 2000. С. 116–160.

11. Тункина И.В., Фролов Э.Д. [публ.] С.А. Жебелев. Автонекролог // ВДИ. 1993. № 2. С. 173–201.

12. Уварова П.С., Бороздин И.И. [ред.] Императорское Московское археологическое общество в первое пятидесятилетие его существования (1864–1914 гг.). Т. 2. Биографический словарь членов общества. Список трудов членов общества, помещенных в изданиях общества. М., 1915. XXII, 445, 256, [1] с.

13. Формозов А.А. Русские археологи до и после революции. М.: ИА РАН, 1995. 114 с.

14. Формозов А.А. Русские археологи и политические репрессии 1920–1940-х годов // РА. 1998. № 3. С. 191–206.

15. Формозов А.А. Русские археологи в период тоталитаризма. Историографические очерки. 2-е изд. М.: Знак, 2006. 344 с.

16. Худяков М.Г. Дореволюционная русская археология на службе эксплуататорских классов. Л.: ОГИЗ–ГАИМК, 1933. 162, [2] с.

17. Щавелев А.С., Щавелев С.П. Камерные ингумации Гочева: юго-восточная реплика варяго-русского погребального обряда // Дружиннi старожитностi Центрально-Схiдноi Европи VIII–XI ст. Матерiали Мiжнародного польового археологiчного семiнару (Чернiгiв — Шестовиця 17–20 липня 2003 р.). Чернiгiв: Сiверянська думка, 2003. С. 194–200.

18. Щавелев С.П. “Дело краеведов ЦЧО” 1930–1931 годов. (Курский “филиал”). Курск: КГМУ, 2007. 272 с.

19. Щавелев С.П. От Курской ученой архивной комиссии (1903–1922 гг.) к советскому обществу краеведения (1923–1930 гг.): разгром региональной археологии в СССР // 1917 год: российская археология на переломе эпох. Матер. Междунар. науч. конференции / Отв. ред. И.А. Сорокина. М.: ИА РАН, 2017. С. 82–85.

20. Щавелев С.П. Биобиблиографический словарь “Археологи России”: соображения к проекту // V (XXI) Всероссийский Археологический съезд. Сб. науч. трудов. Барнаул: изд-во Алтайского гос. ун-та, 2017. С. 1185–1186.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх