State and Society in Search of Solidarity: Together or Side by Side?

 
PIIS086904990013642-8-1
DOI10.31857/S086904990013642-8
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Professor of the Policy Analysis Department, School of Public Administration
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: 27/4, Lomonosovskii Prosp., Moscow, 119992, Russian Federation
Occupation: Associate Professor of the Human Resource Management Department, School of Public Administration
Affiliation: Moscow State University, School of Public Administration, Policy Analysis Department
Address: Russian Federation, Moscow
Occupation: Associate Professor of the Human Resource Management Department, School of Public Administration
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: 27/4, Lomonosovskii Prosp., Moscow, 119992, Russian Federation
Journal nameObshchestvennye nauki i sovremennost
EditionIssue 1
Pages16-28
Abstract

Social solidarity is one of the key factors for social order stability and political legitimization of ruling regime and is a prerequisite for effective social development governance. Coping with group difference, discrimination, social segmentation requires for more active involvement of both a state to realize a fairer policy and to support more effective institutions, and a society with people who provide with social initiatives, invest resources into solving meaningful problems. This article is aimed at researching how state and society come together to form and realize a policy of solidarity on the bases of international and Russian practices.

Keywordssolidarity, solidarity ties, state, civil society, public policy, communitarianism
AcknowledgmentThe reported study was funded by RFBR and EISR, project number 20-011-31040
Received26.02.2021
Publication date03.03.2021
Number of characters34815
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Государство как центральный актор формирования солидарных связей
2 Несмотря на высокую значимость солидарности для проведения государственной политики и поступательного общественного развития, внимание к ней со стороны научного сообщества длительное время было весьма незначительным. Глобализация и усиление тренда на индивидуализацию общества поставили в науке вопрос о последствиях ослабления социальных связей, что способствовало развитию коммунитарной мысли [Etzioni 2004, Cow 2002, Putman 2001]. В европейском научном дискурсе остро встал вопрос о последствиях отказа от модели государства всеобщего благоденствия с высоким налогообложением в пользу минимального государства с низким налогообложением, так как солидарность длительное время связывалась с высоким уровнем социального обеспечения, а его снижение в представлении ряда исследователей угрожает ослаблением солидарных связей.
3 Весьма распространенным стало этатистское представление о солидарности как о «готовности делиться ресурсами с другими посредством личного содействия нуждающимся через налогообложение и перераспределение, организованное государством» [Stjernø 2004, P.2]. Вместе с тем акцент на перераспределительной политике государства в формировании солидарности не принимает во внимание отрицательный потенциал государственного обеспечения: опора исключительно на бюрократические практики благоприятствует в большей степени формированию патерналистской культуры, а не солидарности, так как игнорирует значительную роль общественных институтов в этом процессе, а также факт того, что у людей отнюдь не всегда превалирует утилитарная мотивация. Солидарность – это и «чувство взаимной симпатии и ответственности среди членов группы, способствующие взаимной поддержке» [Wilde 2009, P.171].
4 Консенсус политических элит относительно необходимости отхода от модели государства всеобщего благоденствия отнюдь не означал отказа правительств от участия в укреплении солидарных связей. В новых условиях научное сообщество сосредоточило внимание на ключевых направлениях, требующих пристального внимания государства для укрепления солидарности, недопущения дискриминации меньшинств и развития сетей межличностного доверия в обществе. Среди них принципиальное значение имеют, как представляется, усилия государства в экономической, политической и институциональной сферах.
5 В экономической сфере укреплению солидарных связей способствует сотрудничество экономических агентов с государством в вопросах поддержания определённого уровня дохода граждан, обеспечения их занятости и эгалитарного распределения доходов. Таким образом, сегментации общества будут препятствовать: инклюзивное покрытие рисков утраты доходов (принятие всеохватных программ социальной защиты, пенсионного обеспечения); обеспечение гражданам доступа к качественной занятости (создание постоянных высококвалифицированных и высокооплачиваемых рабочих мест), справедливое распределение дохода. В целом, меры по усилению социальной защиты населения, приведению экономического положения более слабых групп в соответствие с положением групп, имеющих сильные позиции на рынке, являются приоритетным направлением воздействия государства на повышение уровня солидарности, так как именно благосостояние – это наиболее чувствительная область, в которой солидарность ощущается наиболее остро. При этом управленческое воздействие государства предполагает не уравнивание экономических ресурсов и социальных статусов, а обеспечение всем гражданам страны равенства в доступе к определенному набору важных для них товаров и услуг, позволяющих им реализовать свой потенциал [Rawls 1971]. Иными словами, речь идет о поддержании определенных стандартов жизни – доступе к высокачественной медицинской помощи, социальным услугам, системе социального страхования, поддерживающей граждан, не имеющих по разным причинам достаточно объема ресурсов, что повысит для них вероятность самореализации и благоприятно скажется на социальном и экономическом развитии страны.

Number of purchasers: 0, views: 658

Readers community rating: votes 0

1. Analiticheskij otchet Levada-tsentra «Protestnoe dvizhenie v Rossii v kontse 2011 – 2012 gg.» (2012) (https://www.levada.ru/2012/11/18/protestnoe-dvizhenie-v-rossii-v-kontse-2011-2012-gg-2012/).

2. Akhizer A.S. (2004) Monologizatsiya i dialogizatsiya upravleniya (opyt rossijskoj istorii) // Obschestvennye nauki i sovremennost'. № 2. S. 24–34.

3. Barkov F.A. (2012) Grazhdanskaya aktivnost', solidarnost' i samoorganizatsiya v kontekste rossijskoj modeli grazhdanskogo obschestva // Gumanitarij Yuga Rossii. № 2. S. 193–202.

4. Zalivanskij B.V., Samokhvalova E.V. (2017) Konstruirovanie sotsial'noj uverennosti u molodezhi v protsesse formirovaniya tsennostej solidarnosti // Teoriya i praktika obschestvennogo razvitiya. № 12. S. 13–17.

5. Indikator «Odobrenie organov vlasti» Levada-tsentra (https://www.levada.ru/indikatory/odobrenie-organov-vlasti/).

6. Karmadonov O.A., Zverev M.K. (2012) Konsolidatsiya rossijskogo obschestva: potoki i pregrady. Irkutsk.

7. Lapkin V.V., Semenenko I.S. (2013) «Chelovek politicheskij» pered vyzovom «infomodernity» // Polis. № 6. S. 64–84.

8. Levashov V.K., Afanas'ev V.A., Novozhenina O.P., Shushpanova I.S. (2019) Sostoyanie grazhdanskogo obschestva v Rossii. XLIX ehtap sotsiologicheskogo monitoringa «Kak zhivesh' Rossiya?». Moskva.

9. Miroshnichenko I.V., Morozova E.V. (2017) Setevaya publichnaya politika: kontury predmetnogo polya // Politicheskie issledovaniya. № 2. S. 82–102.

10. Opros Levada-tsentra «Gordost' i identichnost'» (2020) (https://www.levada.ru/2020/10/19/gordost-i-identichnost/).

11. Pantin V.I., Lapkin V.V. (2006) Politicheskoe samoopredelenie rossijskogo obschestva // Obschestvennye nauki i sovremennost'. № 4. S. 74–87.

12. Reutov E.V. (2017) Sotsial'naya solidarnost' v obschestvennom diskurse (opyt regional'nogo issledovaniya) // Sotsiologicheskaya nauka i sotsial'naya praktika. T. 5. № 3. S. 111–125.

13. Reutov E.V., Reutova M.N., Shavyrina I.V. (2016) Sotsial'naya solidarnost' v ustanovkakh i praktikakh naseleniya // Vlast'. Tom 24. № 4. S. 94–99.

14. Opros Tsentra issledovaniya grazhdanskogo obschestva i nekommercheskogo sektora NIU VShEh «Rossiyane v usloviyakh pandemii: ot krizisa i trevogi k nastroeniyam «mirnogo» vremeni» (2020) (https://www.hse.ru/news/expertise/399724982.html).

15. Sautkina V.A. (2019) Obschestvennyj zapros obschestva na solidarnost': istoricheskaya retrospektiva i sovremennaya real'nost' // Yuzhno-Rossijskij zhurnal sotsial'nykh nauk. Tom 20. № 2. S. 70–85.

16. Selezneva A.V. (2017) Tsennostnye osnovaniya natsional'no-gosudarstvennoj identichnosti // Vestnik rossijskoj natsii. № 4. S. 82–94.

17. Serdyukov B.V. (2018) Grazhdanskaya solidarnost' v sfere obschestvennoj bezopasnosti // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Sotsiologiya. T. 11. № 2. S. 172–189.

18. Somkhishvili K.O. (2019) Sotsial'naya solidarnost' v obydennykh predstavleniyakh muzhchin // Izvestiya Saratovskogo universiteta. Seriya: Sotsiologiya. Politologiya. T. 19. № 2. S. 172–178.

19. Yudina E.N. (2016) Formirovanie solidarnykh grupp v seti Internet // Lokus. № 2. S. 101–108.

20. Yudina E.N., Alekseenko I.V. (2020) Solidarnost' v sotsial'nykh setyakh // Kommunikologiya. Tom 8. № 1. S. 114–127.

21. Cow G. (2002) Social Solidarity: Theories, Identities and Social Change. Buckingham.

22. Etzioni A. (2004) The Common Good. Cambridge.

23. Putman R. (2001) Bowling Alone: The Collapse and revival of American Community. New York.

24. Putnam R. (2007) E Pluribus Unum: Diversity and community in the twenty-first century // Scandinavian Political Studies.  № 30 (2). Pp. 137–174. 

25. Rawls J. (1971) A Theory of Justice. Oxford.

26. Rothenstein Bo. (2013) Corruption and Social Trust: Why the Fish Roots from the Head Down // Social Research. № 80 (4). Pp. 1009–1023.

27. Schaeffer M. (2014) Ethnic Diversity and Social Cohesion. Immigration, Ethnic Fractionalisation and Potentials for Civic Action. Farman Surrey. Ashgate.

28. Stjerno S. (2004) Solidarity in Europe: The History and Idea. Cambridge.

29. Strimling P., Lindberg S., Ehn M., Eriksson K., Rothstein Bo. (2013) Can Efficient Institutions Induce Cooperation Among Low Trust Agents? An Experimental Approach? // Working Paper No 2013:7, The Quality of Government institute. Gothenburg.

30. Svallfors S. (2013) Government Quality, Egalitarianism, and Attitudes to Taxes and Social Spending: A European Comparison // European Political Science Review. № 5(3). Pp. 363–380.

31. Wilde R. (2009) The Concept of Solidarity: Emerging from the Theoretical Shadows? // The British Journal of Politics and International Relations. № 9 (1). Pp. 171–181.

Система Orphus

Loading...
Up