The Actual Problems of Russian Science

 
PIIS086904990010753-0-1
DOI10.31857/S086904990010753-0
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Sociology, Federal Center of Theoretical and Applied Sociology of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameObshchestvennye nauki i sovremennost
EditionIssue 4
Pages107-117
Abstract

The article is discussing the actual problems of Russian science in the light of the past and ongoing transformations. Drawing on the analysis of the scientific sources, the relationships between the science and media institutions as well as on my own 50 year experience as the researcher, I came to the following conclusions. First: the gap between the results of scientific research and the media is still widened. Second: a majority of Russian scientific schools continue to develop in a monodisciplinary manner while a world science slow but steady acquires an interdisciplinary character. Third: a time gap between a scientific discovery and its comprehension by the secondary and higher schools and the productive forces is remained. Four: such necessary tie between the scientific discoveries and their popularizing, so strong in the Soviet times, has practically disappeared. Five: the optimal and the most efficient mode of the mastering of new knowledges and crafts by means of the triad ‘science—teaching—practice’ has been replaced by a quick and partial re-teaching at the working place. Six: recently only separate researchers are capable to reanimate the tie ‘scientific discovering—social practice’ which our great thinkers as M. Lomonosow, V. Vernadsky, P. Kapitza and many others saw necessary. Seven: today the science and the media have different languages of communication. Therefore, a direct translation of a new knowledge into a society by means of the media is impossible. Eight: the gap between a growing interest of a global community to so-called techno-science and a diminishing attention to the biological and social consequences is growing, and the current pandemia is one of the results of it.

Keywordscritical situation, education, globalization, mass-media, pandemia, popularizing, science, “science-education-social practice” triad, Russia
Received01.09.2020
Publication date03.09.2020
Number of characters31445
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Пандемия, вызванная короновирусом, показала всему миру, насколько важно комплексное (интегрированное) знание-практика для существования и выживания человечества. Его лидеры, вовлеченные в геополитическую борьбу, забыли, что существуют еще два мира, социальный и природный, знание о которых столь же важно, как и разработка самых изощренных методов геополитической борьбы. Это пренебрежение, высказываемое мировыми лидерами и, соответственно, социальными институтами самого разного масштаба, привело к тому, что человечество оказалось не готовым к принятию адекватных мер борьбы с нею, ограничившись таким административным инструментом, как принудительная изоляция или самоизоляция.
2 Однако, как выясняется сегодня, эта мера не только запоздала, но и частична. Приведя к разрушению многих сфер промышленного производства и социального воспроизводства, эти запретительные меры оказались недостаточно эффективными, а в ряде случаев просто порождали хаос вместо порядка. Сейчас можно только гадать, что же надо было сделать и когда именно, чтобы если не предотвратить, то хотя бы уменьшить понесенные потери и сократить этот глобальный критический период? Но, по словам В. Ключевского, история ничему не учит – она только жестоко наказывает.
3 И второй, не менее важный вопрос: кто должен был хотя бы предупредить о надвигающейся глобальной угрозе? Причем из него вытекает другой, не менее существенный вопрос: о соотношении воздействия на общественное сознание и поведение массы людей научного знания как такового и его интерпретации в СМИ. Это сегодня принципиальный вопрос, имеющий прямое отношение к проблеме выживания и самосохранения человечества. Но чтобы решить его, необходимо вернуться к истории русской науки и ее соотношения с социальной практикой.
4 Краткий экскурс в историю русской и мировой науки А. Чехов как-то сказал, что “национальной науки нет, как нет национальной таблицы умноженияˮ. Позже В. Вернадский высказал глубокую мысль, что наука – явление планетарного масштаба, и главным драйвер развития научной мысли – именно “планетная наукаˮ. Но такое “планетноеˮ, то есть глобальное, определение сущности науки отнюдь не исключало значения в ее динамике микрочастиц, включая мир микроорганизмов, невидимый человеку. Быстрое накопление эмпирического материала и дробления научного знания на отдельные дисциплины привело к необходимости перехода от изучения проблем отдельными науками к решению комплексных проблем – как локальных, так и глобальных.
5 Такой подход означает необходимость исследования характера взаимодействия структур и процессов, составляющих подобные комплексные проблемы, а следовательно, и разработку теории и методов междисциплинарного анализа. Комплексность или, выражаясь современным языком, системный характер этих структур и процессов требует тесного взаимодействия наук, выявление сначала, как минимум, принципов их “соседстваˮ, а потом и понимания того, как качественно различные структуры и процессы взаимодействуют между собой. Причем не просто “взаимодействуютˮ, оставаясь неизменными, но и изменяют друг друга. В подобном взаимодействии участвуют и большие природные процессы (климатические изменения, наводнения, извержения вулканов), и микроорганизмы, которые, как показала нынешняя пандемия, способны не только дезорганизовать социальную жизнь планеты, но и уничтожить часть человеческой популяции.

Number of purchasers: 0, views: 267

Readers community rating: votes 0

1. Beck U. (1992) Risk Society. Toward a New Modernity. London: SAGE.

2. Beck U. (1999) World Risk Society. Malden (MA): Polity Press.

3. Berg A.I., Biriukov B.V., Markova E.V. (1975) Metodologiia slozhny`kh sistem i problemy` biosfery` [Methodology of complex systems and problems of the biosphere], Metodologicheskie aspekty` issledovaniya biosfery` [Methodological issues in the study of the biosphere]. Moscow: Nauka, pp. 220–244.

4. Budyko M.I. (1975) Chelovek i biosfera [Man and the biosphere]. Metodologicheskie aspekty` issledovaniya biosfery` [Methodological issues in the study of the biosphere]. Moscow: Nauka, pp. 112–122.

5. Chizhevsky A.L. (1924) Fizicheskie factory istoricheskogo processa [Phisycal Factors of a Historical Process]. Kaluga: Pervaya Tipographiya.

6. Chizhevsky A.L. (1976) Zemnoe eho solnechnykh bur’ [The Earth Echo of Sun Storms]. Moscow: Mysl’.

7. Gregory J., Miller S. (1998) Science in Public. Communication, Culture and Credibility. Cambridge (MA): Basic books.

8. Hil`mi G.F. (1975) Sovremennoe sostoianie nauchny`kh kontceptcii` biosfery` [Current state of scientific concepts of the biosphere]. Metodologicheskie aspekty` issledovaniya biosfery` [Methodological issues in the study of the biosphere]. Moscow: Nauka, pp. 91–100.

9. Irwin A. (2001) Sociology and Environment. A Critical Introduction to Society, Nature and Knowledge. Malden (MA): Polity.

10. Irwin A., Wynne B., (eds.) (1996) Misunderstanding Science? The Public Reconstruction of Science and Technology. Cambridge: Cambridge Univ. Press.

11. Kaldor M., Anheier H., Glasius M., (eds.) (2003) Global Civil Society Yearbook. Oxford: Oxford Univ. Press.

12. Latour B. (1987) Science in Action. Cambridge: Harvard Univ. Press.

13. Latour B. (1998) From the World of Science to the World of Research? Science, vol. 280, pp. 208—209.

14. Mosbah-Natanson S., Gingras Y. (2014) The Globalization of social sciences? Evidence from a quantitative analysis of 30 years of production, collaboration and citations in the social sciences (1980–2009). Current Sociology, vol. 62, no. 5, pp. 626–646.

15. Vernadskiy V.I. (1977) Razmy`shleniya naturalista. Nauchnaia my`sl` kak planetnoe iavlenie [Reflections of a naturalist. Scientific thought as a planetary phenomenon]. Moscow: Nauka.

16. Weiner D. (1999) A Little Corner of Freedom. Russian Nature Protection from Stalin to Gorbachev, Berkeley, Los Angeles: Univ. of California Press.

17. Weiner D. (1988) Models of Nature: Ecology, Conservation, and Cultural Revolution in Soviet Russia. Bloomington: Indiana Univ. Press.

18. Yanitsky O. (2014) Sociology of Critical Areas. Open Journal of Social Science Research, vol. 2, no. 3, pp. 112–118 (http://manuscript.sciknow. org/uploads/ojssr/pub/ojssr_140963345.pdf).

19. Yanitsky O. (2016) Sotsiobiotechnologicheskie systemy: novyi vzglyad na vzaimodeistvie cheloveka i prirody [Socio-bio-technological systems: a new look at the interaction of man and nature]. Sotsiologicheskaya nauka i sotsial’naya praktika, vol. 4, no. 3, p. 5–22 (http://manuscript.sciknow.org/ uploads/ojssr/ pub/ojssr_140963345.pdf).

Система Orphus

Loading...
Up