Куда движется современная экономическая наука: горизонтальный прогресс, превосходство метода и замещение теории дискурсом

 
Код статьиS086904990006636-1-1
DOI10.31857/S086904990006636-1
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: Старший научный сотрудник Института экономики РАН; старший научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН
Аффилиация:
Институт экономики РАН
Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаОбщественные науки и современность
ВыпускНомер 5
Страницы175-190
Аннотация

В статье в рамках более широкого контекста дискуссии о том, куда движется современная экономическая наука, обсуждается недавняя попытка Д. Родрика обосновать “инструменталистское” определение предмета экономической науки, отказ от теории в пользу экстенсивного развития частных моделей и идею “горизонтального прогресса” в развитии дисциплины. Исходя из тезиса о том, что "горизонтальный прогресс" – это скорее попытка описания сложившейся системы производства экономического знания и ее легитимации в рамках академического и общественного дискурса о целях экономической науки, мы анализируем важные изменения в практиках производства экономического знания и рецепцию самими экономистами этих изменений. Их можно охарактеризовать как фундаментальный сдвиг от науки, теории и объяснения действительности к ремеслу (экономика как искусство), технике (экстенсивное развитие универсально применимого формального инструментария) и конструированию реальности (реальностей). В связи с этим мы поднимаем вопрос о трансформации экономической науки, ее эпистемической культуры под влиянием взаимодействия/сращивания с неакадемическими сферами производства знания, в частности, с госуправлением. В заключение мы рассматриваем траекторию развития экономической науки от “эффективной теории” к транс-эпистемической области на стыке академического и политического миров, сферы бизнеса и СМИ.

Ключевые слова горизонтальный прогресс, экономическое знание, модели, инструментализм, плюрализм моделей, экономическая теория, дискурс
Получено26.09.2019
Дата публикации26.09.2019
Кол-во символов45526
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 В данной статье в рамках более широкого контекста дискуссии о том, куда движется современная экономическая наука, хотелось бы поставить вопрос о том, как оценивать прогресс в развитии (теоретического) знания в экономике или, точнее говоря, в моделировании, к которому, по сути, свелось теоретическое знание.
2 В рамках классической научной парадигмы “прогрессˮ понимается как совершенствование нашего теоретического знания о предмете исследования, то есть в случае экономической теории как построение лучших моделей. Однако уже здесь возникает вопрос, что значит “лучшихˮ? Более точных, более универсальных, более полезных, обладающих большей объяснительной силой? Или общепринятых, часто цитируемых, успешно публикующихся, содержащих “вдохновляющие историиˮ? Любой возможный ответ с необходимостью отсылает нас к фундаментальному вопросу о целях экономического моделирования.
3 В контексте этих фундаментальных для экономической теории вопросов хотелось бы обратиться к недавней попытке “защитника мрачной наукиˮ Д. Родрика обосновать идею так называемого “горизонтального прогрессаˮ в моделировании, которое он считает основной целью занятий экономистов и экономической науки как сферы знания. В частности, он утверждает: “Знание аккумулируется в экономике не вертикально, когда лучшие модели сменяют худшие, а горизонтально, когда новые модели объясняют различные социальные проблемы, которые ранее не получали вниманияˮ [Rodrik 2015, p. 67]. Итак, суть прогресса не в замене старых моделей новыми, а в расширении возможных подходов и методов к объяснению социальных феноменов. Исходя из этого, задача развития экономического моделирования видится в том, чтобы обнаружив/идентифицировав проблему подобрать/создать для нее подходящую модель. Фактически, это ответ Родрика на вопрос о целях экономического моделирования и его ви́дение сути прогресса (чем больше возможный выбор, тем лучше).
4 Идея Родрика о “горизонтальном прогрессеˮ вызвала дискуссию, в частности, о том, можно ли считать экспансивное “горизонтальное развитие” прогрессом или особым видом научного прогресса, и как в контексте задач предсказания и определения экономической политики выбирать из имеющегося набора моделей, как идентифицировать правильную/подходящую к случаю модель [Aydinonat 2018; Kuorikoski, Lehtinen 2018]. Наконец, некоторые участники дискуссии [Grüne-Yanoff, Marchionni 2018] поставили вопрос о том, что “горизонтальный прогрессˮ возможен лишь при условии системы ограничений, которая будет направлять подобное экспансивное развитие, и о создании соответствующей процедуры отбора модели, соответствующей конкретной задаче/цели.
5 Данная дискуссия, безусловно, важна, однако она переводит предложенную Родриком идею развития экономического моделирования в сугубо прикладную и нормативную эпистемологическую плоскость, а значит, обсуждение вопросов об идентификации правильных моделей и создании процедур отбора моделей под задачу может длиться бесконечно. Вместо того чтобы обсуждать, правильно ли такое представление или пытаться сделать его нормативно значимым, гораздо интереснее посмотреть на идею “горизонтального прогрессаˮ в онтологическом, ценностном и институциональном контексте. Ведь, в конечном счете, предложенное Родриком ви́дение стало своеобразным ответом на мощную критику, которой подверглась экономическая теория в связи с мировым финансовым кризисом 2007–2009 гг.

Всего подписок: 2, всего просмотров: 236

Оценка читателей: голосов 0

1. Капелюшников Р.И. (2018) О современном состоянии экономической науки: полусоциологические наблюдения // Куда движется современная экономическая наука? М.: Институт экономики РАН. С. 8–33.

2. Кошовец О.Б. (2008) Эксперт и воспроизводство научного знания // Экономика как искусство: методологические вопросы применения экономической теории в прикладных социально-экономических исследованиях. М.: Наука. С. 210–249.

3. Кошовец О.Б., Ганичев Н.А. (2018) Глобальная цифровая трансформация и ее цели: декларации, реальность и новый механизм роста // Экономическая наука современной России. № 4. С. 126–144.

4. Кошовец О.Б., Ореховский П.А. (2018) Дискурс “экономикиˮ против дискурса “экономической системыˮ: от осмысления реальности к производству смыслов // Общественные науки и современность. № 6. С. 133–148.

5. Angrist J.D., Pischke J.-S. (2010) The Credibility Revolution in Empirical Economics: How Better Research Design is Taking the Con out of Econometrics // Journal of Economic Perspectives. Vol. 24. No. 2. Pp. 3–30.

6. Aydinonat N.E. (2018) The diversity of models as a means to better explanations in economics // Journal of Economic Methodology. Vol. 25. Pp. 237–251.

7. Boettke P.J., Leeson P.T., Smith D.J. (2008) The Evolution of Economics: Where We are and How We Got Here // The Long Term View. Vol. 7. No.1. Pp. 14–22.

8. Bourdieu P. (1989) Distinction. A social critique of the judgement of taste. London: Routledge.

9. Coase R.H. (1994) Essays on Economics and Economists. Chicago: Univ. of Chicago Press.

10. Colander D. (2017) Economists should stop doing it with models (and start doing it with heuristics) // Eastern Economic Journal. Vol. 43. No. 4. Pp. 729–733.

11. Colander D. (2005) The making of an economist redux // Journal of Economic Perspectives. Vol. 19. No. 1. Pp. 175–198.

12. Dijk T.A. van (2008) Discourse and Power. Contributions to Critical Discourse Studies. Houndsmills: Palgrave MacMillan.

13. Donato-Rodrıguez X., Zamora-Bonilla J. (2009) Credibility, Idealisation, and Model Building: An Inferential Approach // Erkenntnis. Vol. 70. No. 1. Pp. 101–118.

14. Duvendack M., Pamer-Jones R., Reed W.R. (2017) What Is Meant by Replication and Why Does It Encounter Resistance in Economics? // American Economic Review. Vol. 107. No. 5. Pp. 46–51.

15. Einav L., Levin J. (2014) Economics in the age of big data // Science. Vol. 346. Issue 6210. P. 1243089. DOI:10.1126/science.1243089.

16. Fourcade M. (2006) The construction of a global profession: The transnationalization of economics // American Journal of Sociology. Vol. 112. No. 1. Pp. 145–194.

17. Fourcade M., Ollion E., Algan Y. (2015) The Superiority of Economists // Journal of Economic Perspectives. Vol. 29. No. 1. Pp. 89–114.

18. Friedman M. (1970) Essays in Positive Economics. Chicago: Univ. of Chicago Press.

19. Gilboa I., Postlewaite A., Samuelson L., Schmeidler D. (2014) Economic Models as Analogies // The Economic Journal. Vol. 124. No.578. Pp. F513–F533.

20. Grüne-Yanoff T., Marchionni C. (2018) Modeling model selection in model pluralism // Journal of Economic Methodology. No. 25. Pp. 265–275.

21. Hutchison T. (1998) Ultra-deductivism from Nassau Senior to Lionel Robbins and Daniel Hausman // Journal of Economic Methodology. Vol. 5. No. 1. Pp. 43–91.

22. Koshovets O., Varkhotov T. (2019) Neuroeconomics: New Heart for Economics or New Face of Economic Imperialism // Journal for Institutional Studies. Vol. 11. No. 1. Pp. 6–19.

23. Kuorikoski J., Lehtinen A. (2018) Model selection in macroeconomics: DSGE and ad hocness // Journal of Economic Methodology. No. 25. Pp. 252–264.

24. Leamer E. (2012) The Craft of Economics. Ann Arbor: MIT Press.

25. Lucas R. (2011) What economists do // Journal of Applied Economics. Vol. 14. Pp. 1–4.

26. Maesse J. (2016) The power of myth. The dialectics between ‘elitism’and ‘academism’ in economic expert discourse // European Journal of Cross-Cultural Competence and Management. Vol. 4. No. 1. Pp. 3–20.

27. Maesse J. (2013) Spectral performativity. How economic expert discourse constructs economic worlds // Economic Sociology. The European Electronic Newsletter. Vol. 14. No. 2. Pp. 25–31.

28. McLure M. (2001) Pareto, economics and society: the mechanical analogy. London: Routledge.

29. Morgan M.S. (2014) What if? Models, fact and fiction in economics // Journal of the British Academy. No. 2. Pp. 231–268.

30. Porter T.M. (1995) Trust in Numbers. The Pursuit of Objectivity in Science and Public Life. Princeton: Princeton Univ. Press.

31. Rodrik D. (2015) Economic Rules: The Rights and Wrongs of the Dismal Science. New York: W.W. Norton.

32. Rosenberg A. (1992) Economics: Mathematical Politics or Science of Diminishing Returns? Chicago: Univ. of Chicago Press.

33. Ross D. (2018) Economics and allegations of scientism // Science Unlimited? Univ. of Chicago Press. Pp. 225–245.

34. Ross D., Kincaid H. (2009) Introduction: The New Philosophy of Economics // The Oxford handbook of philosophy of economics. Oxford: Oxford Univ. Press. Pp. 3–32.

35. Rubinstein A. (2006) Dilemmas of an Economic Theorist // Econometrica. Vol. 74. No. 4. Pp. 865–883.

36. Samuels W.J. (1991) “Truthˮ and “Discourseˮ in the Social Construction of Economic Reality // Journal of Post Keynesian Economics. Vol. 13. No. 4. Pp. 511–524.

37. Scott J.C. (1998) Seeing Like a State: How Certain Schemes to Improve the Human Condition Have Failed. New Haven, London: Yale Univ. Press.

38. Shore C. (2000) Building Europe. The Cultural Politics of European Integration. London; New York: Routledge.

39. Stock W.A., Siegfried J.J. (2014) Fifteen Years of Research on Graduate Education in Economics: What Have we Learned? // The Journal of Economic Education. Vol. 45. No. 4. Pp. 287–303.

40. Sugden R. (2009) Credible Worlds, Capacities, and Mechanisms // Erkenntnis. Vol. 70. No. 1. Pp. 3–27.

41. Vroey M. De, Pensieroso L. (2016) The Rise of a Mainstream in Economics // Université Catholique de Louvain. IRES Discussion Paper. No. 26.

42. Whaples R. (2009) The policy views of American economic association members: The results of a new survey // Economic Journal Watch. Vol. 6. No. 3. Pp. 337–348.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх