Социальная политика в современной России: новые системные вызовы

 
Код статьиS086904990004334-9-1
DOI10.31857/S086904990004334-9
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: доктор социологических наук, главный научный сотрудник Центра стратификационных исследований Института социальной политики Национального исследовательского университета “Высшая школа экономикиˮ
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаОбщественные науки и современность
ВыпускНомер 2
Страницы5-18
Аннотация

В статье, являющейся первой частью блока из двух статей (вторая будет опубликована в следующем номере журнала), на основе данных общероссийских опросов проведен анализ некоторых вызовов системного характера, встающих сейчас перед социальной политикой российского государства. Показано, что функции социальной политики в современном мире намного шире, нежели те, что обычно артикулируются в России, и отмечена необходимость перехода в этой области от социальной поддержки к социальному управлению. Проанализирована ситуация с социально-экономическими неравенствами и показано, что проблема избыточных и нелегитимных неравенств становится важнейшим вызовом для российского государства и его социальной политики. Значимость этой проблемы осознается и самими россиянами, считающими ее даже более важной, чем проблему бедности. Еще один важный системный вызов состоит в том, что при кажущемся росте доходов населения происходит сокращение его возможностей решать свои проблемы собственными силами за счет “раскрестьянивания крестьянства&8j1;, сокращения социального ресурса населения и особенно наиболее уязвимых его групп, роста закредитованности среднего класса и т.п. Подчеркивается, что дальнейшее успешное и устойчивое развитие России требует адекватного ответа не только на охарактеризованные в статье вызовы, но и на многие другие вызовы системного характера

Ключевые словафункции социальной политики, неравенства, доходы, стратификация, общественный договор, средний класс, уязвимые группы населения, социальный капитал, ресурс социальных сетей
Дата публикации27.03.2019
Кол-во символов40186
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ООО «Интеграция: ОН»

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Социальная политика в современной России: новые системные вызовы
2 Постсоветская история России насчитывает уже около 30 лет и включает несколько основных этапов, на которых вызовы, стоящие перед социальной политикой, значительно различались. Так, в начале 1990-х гг. она имела дело с последствиями рыночных экономических преобразований и ориентировалась на трансформацию институтов социальной сферы (прежде всего, в пенсионной системе и в социальном страховании, а также в сфере занятости) [Обзор… 2007, с. 9]. Резкое падение уровня жизни подавляющего большинства россиян, стремительный рост социальной и доходной дифференциации, развитие открытой и скрытой безработицы, разрушение прежних социальных институтов в отсутствие новых не привели, однако, даже несмотря на откровенную слабость социальной политики государства в тот период, к социальному взрыву. В значительной степени сохранение социально-политической стабильности в стране было связано с тем, что россияне видели значимый позитивный социальный эффект реформ, принесших с собой не только возможность новых видов активности (от занятий предпринимательством до свободы выезда за рубеж), но и открытие новых каналов социальной мобильности и активизацию действия “социальных лифтовˮ [Горшков, Петухов, Тихонова, Чепуренко 1996].
3 Резкое углубление социальных неравенств в тот период соответствовало запросу на усиление поляризации массовых слоев населения со стороны самих россиян. Этот запрос обусловливался нарастанием в советском обществе в с 1970-х по 1990-е гг. уравнительности – доля доходов, приходившихся на верхний квинтиль, сократилась за это время с 36,8 до 32,7%, а доходов, получаемых нижним квинтилем, напротив, выросла с 7,8 до 9,8%. Квинтильный коэффициент стал составлять при этом в 1990 г. 3,34 вместо 4,72 в 1970 г.1 Особенно сильно от тенденции относительного сокращения доходов наиболее благополучных слоев населения пострадали в последние десятилетия советской власти жители крупных городов страны, особенно Москвы, среди которых был относительно выше удельный вес групп с высокими по отношению к средним по стране доходами. Именно в этих городах после начала рыночных реформ наблюдалась и самая высокая их поддержка. Это значит, что снижение доходов при наличии “туннельного эффектаˮ2 не генерирует массовых протестных настроений (по крайней мере – в условиях России), в то время как относительное сокращение доходов массовых высокодоходных групп на фоне развития уравнительных тенденций в обществе в целом может существенно сказываться на векторе развития страны и распространенности протестных настроений даже среди, казалось бы, благополучных слоев населения. Запомним этот вывод: он очень важен для понимания тех новых вызовов, с которыми сейчас столкнулась Россия и о которых пойдет речь ниже. 1. См. официальный сайт ФСГС РФ: ( >>>> ). Расчет квинтильных коэффициентов сделан по данным этого сайта.

2. “Туннельный эффектˮ отражает убежденность людей в том, что восходящая социальная мобильность для таких, как они или их близких, возможна и уже характеризует изменение ситуации с людьми вокруг них. В основе понятия “туннельный эффектˮ – аналогия с “застрявшими в туннелеˮ, которые видят, что соседний ряд машин или машины впереди них уже двинулись вперед, хотя сами они еще продолжают стоять. Наличие “туннельного эффектаˮ повышает толерантность людей к неравенству [Hirschman, Rothschild 1973].

Всего подписок: 3, всего просмотров: 2094

Оценка читателей: голосов 0

1. Бедность и бедные в современной России (2014) / Под ред. М.К. Горшкова, Н.Е. Тихоновой. М.: Весь мир.

2. Горшков М.К., Петухов В.В., Тихонова Н.Е., Чепуренко А.Ю. (1996) Массовое сознание россиян в период общественной трансформации: реальность против мифов // Мир России. № 2. С. 75–117.

3. “Идеальное общество? в мечтах людей в России и в Китае (2016) / Отв. ред. М.К. Горшков, Н.Е. Тихонова, П.М. Козырева, Ли Пей Линь. М.: Новый хронограф.

4. Мареева С.В. (2015) Справедливость и неравенство в общественном сознании россиян // Journal of Institutional Studies. № 2. С. 109–119.

5. Мареева С.В., Слободенюк Е.Д. (2018) Неравенство в России в международном контексте: доходы, богатство, возможности // Вестник общественного мнения. Данные. Анализ. Дискуссии. № 1–2. С. 30–46.

6. Модель доходной стратификации российского общества: динамика, факторы, межстрановые сравнения (2018) / Под ред. Н.Е. Тихоновой. М.: Нестор-История.

7. Нуреев Р.М., Латов Ю.В. (2011) Когда и почему разошлись пути развития России и Западной Европы (подход с позиции институциональной экономической истории) // Мир России. № 4. С. 24–67.

8. Обзор социальной политики в России. Начало 2000-х (2007) / Под ред. Т.М. Малеевой. М.: НИСП.

9. Плискевич Н.М. (2006) “Власть–собственность? в современной России: происхождение и перспективы мутации // Мир России. № 3. С. 62–113.

10. Российская повседневность в условиях кризиса (2009) / Под ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. М.: Альфа-М.

11. Социальный либерализм (2016) / Под ред. А.Я. Рубинштейна, Н.М. Плискевич. СПб.: Алетейя.

12. Тихонова Н.Е. (2018а) Динамика социально-экономического положения массовых слоев населения России: 2003–2018 гг. // Социологическая наука и социальная практика. № 3. С. 7–25.

13. Тихонова Н.Е. (2013) Динамика социокультурной модернизации в России // Социологическая наука и социальная практика. № 1. С. 24–34.

14. Тихонова Н.Е. (2018b) Модель субъективной стратификации российского общества и ее динамика // Вестник общественного мнения. Данные. Анализ. Дискуссии. № 1–2. С. 17–29.

15. Шкаратан О.И. (2009) Становление постсоветского неоэтакратизма // Общественные науки и современность. № 1. С. 5–22.

16. Шкаратан О.И., Тихонова Н.Е. (2003) Социальная политика: есть ли альтернатива / Государственная социальная политика и стратегии выживания домохозяйств. Под ред. О.И. Шкаратана. М.: ГУ ВШЭ.

17. Hirschman A., Rothschild M. (1973) The changing tolerance for income inequality in the course of economic development // Quarterly Journal of Economics. Vol. 87. Pр. 544–566.

18. Novokmet F., Piketty T, Zucman G. (2017) From Soviets to Oligarchs: Inequality and Property in Russia, 1905–2016 // NBER Working Paper Series. Working Paper 23712. National Bureau of economic research. Cambridge. August.

19. Social Policy (2012) Ed. by J. Baldock, N. Manning, S. Vickerstaff, L. Mitton. Oxford; New York: Oxford Univ. Press.

20. World Bank. (2006) Equality and Development: World Development Report. New York: The World Bank and Oxford Univ. Press.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх