PUBLIC OFFICIAL AS A SOCIAL EVIL (PATHOLOGIES OF THE BUREAUCRATIC CONSCIOUSNESS)

 
PIIS086904990003944-0-1
DOI10.31857/S086904990003944-0
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Higher School of Economics
Address: Russian Federation,Moscow
Journal nameObshchestvennye nauki i sovremennost
EditionIssue 1
Pages87-98
Abstract

The subject of this paper are fundamental pathologies of bureaucratic consciousness, moral defectiveness of value system, inherent to our bureaucratic corporation. Russian bureaucracy in its current condition is a real and dangerous political evil. Bureaucratic psychology examines through two “lenses” – personal attitudes and stereotypes of consciousness. The caste segregation, negative selection of personnel, ignoring of own work’s social meaning, false substitution of common interests by group and egoistic ones, treating of hierarchy as a basic value, excessive orientation to stability are described as the former ones. Among stereotypes the functionary consciousness, corporative ethic, preserving conservative ways of behavior, wrong personalization of their official duties are considered. The analysis illustrates by extensive citations from classical literary, scientific and memoir sources. The author suggests that malignant degeneration of “normal” bureaucracy into pathological form took place in Russia. Whether is still possible a therapeutic treatment of it, without of radical measures, is the open question

Keywordsbureaucracy, official, consciousness, psychology, corporativity
Received13.03.2019
Publication date15.03.2019
Number of characters41435
Cite   Download pdf To download PDF you should sign in
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Проблемы, поднимаемые в статье, заслуживают специального монографического исследования, может быть, даже не одного. Но, честно говоря, у меня нет для этого достаточно сильной личной научной мотивации. Фокус моих исследовательских интересов сместился последнее время к несколько иным вопросам. Поэтому прошу читателя рассматривать данную статью как некий итог многолетних размышлений о бюрократическом сознании, а также как своего рода научный “рассчетˮ с этой тематикой, прощание с ней. К тому же я около 20 лет отдал попыткам улучшить “породу” отечественных чиновников. О результатах судить не мне. Сейчас же мне кажутся более важными как в научном, так и в просветительском отношении другие темы и проблемные области.
2 В процессе работы мне неоднократно вспоминались сентенции двух наших, пожалуй, самых проницательных мыслителей конца XIX – начала XX вв. – В. Ключевского и Б. Чичерина. Ключевский заметил, что государству у нас служат худшие люди, а лучшие – лишь худшими своими свойствами. Чичерин, характеризуя начало царствования Александра III, заметил: правительство ясно показало, что оно не нуждается в порядочных людях. Конечно, полностью проецировать эти высказывания на нашу современную государственную службу было бы не вполне корректно. Однако определенные аналогии напрашиваются.
3 Вообще проблематика теории бюрократии приобрела в последние десятилетия повышенную актуальность и политическую остроту. Многие из ее базовых, казавшихся незыблемыми, постулатов подвергаются критическому переосмыслению. Мир столкнулся с кризисом бюрократических форм правления. Кризисом и эффективности, и общественного доверия. Говорят даже о постбюрократическом мире как о возможном варианте будущего общества. Так или иначе, государственная служба в передовых странах сейчас переживает, возможно, самый сложный период, как минимум, за последний век. Серьезные поиски и эксперименты направлены на выработку ее новой модели, призванной в большей мере, чем веберовская классика, соответствовать потребностям сегодняшнего и завтрашнего дня, общественным требованиям и ожиданиям. Россия, к сожалению, и в данном отношении (как и во многих других) мало чем может похвастаться. Обо всем этом немало написано, в том числе – и автором этих строк
4 Правда, было бы несправедливым сказать, что у нас в постсоветские времена в данном направлении совсем уж ничего не делалось. Это не так. И комиссии многочисленные работали, и законы в чем-то неплохие принимались, и денег на реформы госаппарата было потрачено, мягко говоря, немало. Но для общей максимально краткой оценки результатов всей этой реформаторской деятельности, думаю, хорошо подходит ленинская оценка в чем-то сходной ситуации начала 1920-х гг. из его практически последней работы “Лучше меньше, да лучшеˮ: “Дела с госаппаратом у нас до такой степени печальны, чтобы не сказать отвратительны... Мы уже пять лет суетимся над улучшением нашего госаппарата, но это именно только суета, которая за пять лет доказала лишь свою непригодность или даже вредность... она давала нам видимость работы, на самом деле засоряя наши учреждения и наши мозгиˮ [Ленин т. 45, с. 400] Все же, думаю, реальная ситуация у нас сегодня получше, хотя и не намного.

views: 925

Readers community rating: votes 0

1. Aleksandr II. Vospominaniya. Dnevniki (1995) [Alexander II. Memories. Diaries]. St. Petersburg: Pushkinskiy fond.

2. Arendt H. (2013) Otvetstvennost i suzhdenie [Responsibility and judgment]. Moscow: Izd. Instituta Gaydara.

3. Batishchev G.S. (1969) Deyatelnostnaya suschnost cheloveka kak filosofskiy princip [The activity essence of man as a philosophical principle]. Problema cheloveka v sovremennoy filosofii. Moscow: Nauka, pp. 73–144.

4. Durkheim E. (1964) The Division of Labor in Society. New York: Free Press.

5. Gogol’ N.V. (1973) Sochineniya v 2 t. T. 2 [Works in two volumes. Vol. 2]. Moscow: Hudozhestvennaya literatura.

6. Gosudarstvennaya sluzhba: kompleksniy podhod (2009) [Public service: an integrated approach]. Moscow: Delo.

7. Guy Peters B. (2018) Comparative Politics and Comparative Policy Studies. Journal of Comparative Policy Analysis: research and practice, vol. 20, no. 1, pp. 88–100.

8. Kaspe S.I. (2016) Politicheskaya forma i politicheskoe zlo [Political form and political evil]. Moscow: Shkola grazhdanskogo prosvescheniya.

9. Kordonskiy S.G., Dehant D.K., Molyarenko O.A. (2012) Soslovnie komponenti v socialnoy strukture sovremennoy Rossii [Class components in the social structure of modern Russia]. Otechestvennie zapiski, no. 46 (1), pp. 74–91.

10. Lenin V.I. Luchshe menshe, da luchshe. Lenin V.I. Poln. sobr. soch. T. 45. [Complete Works. Vol. 45], pp. 383–406.

11. Lukyanova E.A. (2014) O verhovenstve prava [On the Rule of Law]. Trudi po rossievedeniyu, vyp. 5 [Proceedings on Russian Studies. Issue 5] Moscow: INION RAN, pp. 303–328.

12. Marx K. (1955) K kritike gegelevskoy filosofii prava [To the criticism of the Hegelian philosophy of law]. Marx K., Engels F. Soch., t. 1 [Works, vol. 1], pp. 219–368.

13. Obolonskiy A.V. (2013) Pravo grazhdan na ulichniy protest i policiya: opit SSHA [The right of citizens to street protest and the police: the US experience]. Vestnik Instituta Kennana v Rossii, vyp. 24, pp. 40–49.

14. Pelchinskaya-Naleich K. (2017) Krizis normativnoy sistemi ES. Vremya menyat politiku cennostey [The crisis of the EU regulatory system. Time to change the policy of values]. Vestnik Evropy. T. HLVIII, pp. 129–138.

15. Fromm E. (1990) Imet ili bit [To have or to be]. Moscow: Progress.

16. Van de Walle S., Brans M. (2018) Where Comparative Public Administration and Comparative Policy Studies Meet. Journal of Comparative Policy Analysis: research and practice, vol. 20, no. 1, pp. 101–113.

17. Wortman R. (2004) Vlastiteli i sudi: razvitie pravovogo soznaniya v imperatorskoy Rossii [The rulers and judges: the development of legal consciousness in imperial Russia]. Moscow: Novoe literaturnoe obozrenie

Система Orphus

Loading...
Up