The labor migrants social security problem (EU and EAEU states’ experience)

 
PIIS020736760007592-0-1
DOI10.31857/S020736760007592-0
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Economics, RAS
Address: Russian Federation
Affiliation: Institute of Economics, RAS
Address: Russian Federation
Affiliation: Institute of Economics, RAS
Address: Russian Federation
Journal nameObshchestvo i ekonomika
EditionIssue 11
Pages90-109
Abstract

The authors examine social security systems in the EU and EAEU states (retirement plans and health insurance models), their structural features, the eligibility conditions for migrants’ pensions and benefits, and the sources of financing in the context of the formation of the common Eurasian social space and considering the integration experience in the EU.

Keywordsinter-state integration, EU, EEU, post-Soviet area, social security, life quality, labor migration
Received02.12.2019
Publication date05.12.2019
Number of characters53984
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Увеличение масштабов международной миграции населения – это серьезный вызов и испытание на прочность современных систем социального обеспечения во всем мире. В исследованиях ООН основным критерием международной миграции является смена на длительное время страны рождения. Согласно данному подходу в 2017 г. число международных мигрантов составило 258 млн человек, а их доля в мировом населении достигла 3,5%. Северная Америка и ЕС-27 ˗ основные регионы-реципиенты, принимают около 50% всех международных мигрантов и отправляют 19%, а доля иностранцев в населении этих стран составляет соответственно 15% и 10% [21. P. 16]. В отдельных странах показатели соотношения иностранцев и коренных граждан значительно выше средних уровней. В Швейцарии доля лиц, родившихся не в этой стране, достигает 29,6% от общей численности населения, в Австралии – 28,8%, Канаде ˗ 21,6%, США –15,3% [15. P. 36], в государствах Персидского залива: Кувейте – 75,5%, ОАЭ – 88,4%, Катаре – 65%.
2 Для принимающих стран важную роль в экономическом и социальном плане играют не только объемы, но и формы миграции. В структуре миграционных потоков выделяются сегменты краткосрочной (временного проживания, в пределах 3-12 месяцев), долгосрочной (более года) миграции, беженцев и переселенцев, трудовых мигрантов, лиц, получающих образование, выезжающих в длительные командировки (внутрикорпоративные потоки), сезонных работников и др. При этом страны используют свои временные, понятийные и нормативные критерии для отнесения приезжих к той или иной категории.
3 Серьезным вызовом для ряда экономически развитых стран, прежде всего европейских, в том числе и в плане увеличения нагрузки на системы социального обеспечения и социальную инфраструктуру, является изменение структуры международной миграции в сторону увеличения доли семейной миграции, беженцев и вынужденных переселенцев из третьих стран. По данным международных исследований, в общей структуре миграционного потока в страны ОЭСР (в среднем за период 2007-2015 гг.) семейная миграция составила почти 38%, доля беженцев и переселенцев (до миграционного кризиса в Европе 2016 г.) – 12,8 %, свободное передвижение граждан – 32,6%, трудовая миграция - 11,2% [15. P. 19].
4 В государствах СНГ трудовые мигранты составляют около 9% от общей численности экономически активного населения [4. C. 74]. Однако проблемы, сопутствующие постсоветской трудовой миграции, до сих пор слабо урегулированы как на национальном, так и на двустороннем уровне. Несмотря на то, что "… иммиграционная политика ЕС не в полной мере отвечает вызовам глобализации и находится в ситуации противоречия с попытками создать единый рынок труда на основе безвизового пространства и единых стандартов социальной политики" [4. C. 41], опыт, накопленный западноевропейскими странами, чрезвычайно важен для постсоветских государств с точки зрения корректировки протекающих в них интеграционных процессов.

Number of purchasers: 0, views: 452

Readers community rating: votes 0

1. Гаева А.С. Миграционные процессы на евразийском пространстве // Россия и современный мир. 2019. № 1 (102).

2. Дятлов С.А., Фейгин Г.Ф., Лебедева Л.Ф. Трансформация пенсионных систем стран Евразийского экономического союза // Экономика региона. 2017. Т. 13. Вып. 4.

3. Карабчук Т., Соболева Н., Перебоев В. Введение общего пенсионного пространства в странах Евразийского экономического союза: насколько это важно и каковы последствия // Евразийская экономическая интеграция. 2014. № 3 (24).

4. Миграционная политика России и стран-доноров в условиях разноскоростной евразийской интеграции / под ред. А.А.Мигранян, М.Ф.Ткаченко // СПб.: Алетейя. 2019.

5. Общественное мнение – 2018 // М.: Левада-Центр. 2019.

6. Одинаева Н. Об особенностях формирования пенсий в Таджикистане // Русскоязычный информационный портал "Новости Таджикистана". 2014. 3 апреля https://novosti-tadzhikistana.ru/об-особенностях-формирования-пенси__trashed/.

7. Трансформация идентичности трудовых мигрантов как одна из составляющих становления гражданского общества в России // М.: Фонд «Наследие Евразии», 2014.

8. Шаропов Н. Когда мы уже перейдем на медицинское страхование? // Информационный портал TODAY.TJ. 2018. 5 мая http://today.tj/obschestvo/13975-kogda-my-uzhe-pereydem-na-medicinskoe-strahovanie.html.

9. Economic and Social Effects of Labor Mobility in the EU. University of Seville. 2018.

10. Farchy E. The Impact of Intra-EU Mobility on Immigration by Third-Country Foreign Working // OECD Social, Employment and Migration Working Paper. 2016. N 179.

11. Health at a Glance: Europe 2018. State of Health in the EU Cycle. Paris: OECD Publishing. 2018.

12. Hermansen M. The Global Income Distribution for High-Income Countries // OECD Economic Department Working Papers. 2017. N 1402.

13. Holzmann R. Do Bilateral Security Agreements Delivers on the Portability of Pensions and Health Care Benefits? A Summary Policy Paper on Four Migration Corridors Between EU and non-EU Member States // IZA Policy Paper. 2016. N 111.

14. Holzmann R., Koettl J. Portability of Pension, Health and Other Social Benefits: Facts, Concepts, Issues // IZA DP. 2011. N 5715. May.

15. International Migration Outlook 2017 // Paris: OECD Publishing. 2017.

16. International Migration Report 2017: Highlights. United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division. 2017.

17. Migrant Access to Social Security and Healthcare Policies and Practice. European Migration Network Study. 2014.

18. People on the Move: Migration and Mobility in the European Union. Batsaikhan U., Darvas Z., Goncalves Raposo I., Gardner S. ( eds.) Bruegel, Brussels, 2018.

19. Risks and Returns: Managing Financial Trade-Off for Inclusive Growth in Europe and Central Asia. The World Bank. 2016.

20. Social Security Programs Throughout the World: Asia and Pacific. 2018 // ISSA Publication N 13-11802. Washington. 2019. March.

21. Society at a Glance 2019: OECD Social Indicators. Paris: OECD Publishing. 2019. P. 78; World Migration Report. Geneva: International Organization for Migration. 2018.

Система Orphus

Loading...
Up