Франческо Гвиччардини — от «Истории Флоренции» к «Истории Италии»

 
Код статьиS000523100000105-9-1
DOI10.31857/S000523100000105-9
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: Главный научный сотрудник
Аффилиация: Институт всеобщей истории РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаНовая и новейшая история
ВыпускВыпуск 4
Страницы3-14
Аннотация

В статье рассматривается творчество Франческо Гвиччардини как историка. Продемонстрированы особенности подачи им исторического материала, а также его взглядов на историю на примере Италии.

Ключевые словаФранческо Гвиччардини, Итальянские войны, ренессансная историография
Получено23.09.2018
Дата публикации02.10.2018
Кол-во символов37319
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1

Франческо Гвиччардини (1483—1540) известен сегодня как один из самых проницательных умов XVI столетия, политический мыслитель и крупнейший историк эпохи позднего Возрождения. Как и его приятель и единомышленник Никколо Макиавелли, он обрел широкую славу посмертно, и произошло это благодаря его монументальной «Истории Италии» в 20 книгах. Этот труд, к моменту смерти автора еще не полностью завершенный и впервые изданный лишь в 1561—1564 гг., стал первым произведением Нового времени, посвященным судьбам всего Апеннинского полуострова как единого целого [1]. Главное содержание этого сочинения составляют Итальянские войны 1494—1559 гг., которые покончили с независимостью средневековой раздробленной Италии и одновременно послужили стимулом для первых проблесков общеитальянского национального самосознания. Если в эпоху Рисорджименто в XIX в. подобные идеи были подняты на щит и истолковывались как первые ростки итальянского патриотизма, в наше время многие историки относятся к такой оценке критически и в лучшем случае видят в патриотизме эпохи Возрождения только истоки новой и достаточно противоречивой мифологии [2]. Но как бы ни оценивать роль Гвиччардини в рамках итальянской истории и историографии, его сочинение стало вехой в развитии мирового историописания, соединив в себе противоречивые тенденции ренессансной мысли. С одной стороны, это проникнутое сугубо земными мотивами, опирающееся на античные образцы и на достоверные источники повествование, в котором смысл событий постигается исключительно через намерения, предположения и ошибки людей. С другой стороны, оно служит отличной иллюстрацией мысли о том, что результаты человеческих поступков очень редко совпадают с поставленными целями, по сути дела подтверждение поговорки «человек предполагает, а Бог располагает», только место Бога чаще всего занимают судьба или недостатки людской натуры.

2

Картина, нарисованная в «Истории Италии», не изобилует яркими красками; она фактологична, как подобает ученой истории, чурающейся чувственных образов и мифов. В значительной мере это военная история, история походов и осад, мирных договоров и политических интриг. Автор был свидетелем Итальянских войн на протяжении почти полувека, с 1494 г. до своей смерти в 1540 г., и описал их ход до 1534 г., т.е. наиболее важный и насыщенный событиями отрезок. Канва исторических событий и сюжетные линии, намеченные Гвиччардини, во многом послужили отправной точкой для последующих историков, его труд заложил основы для восприятия истории Итальянских войн и по сей день может считаться классическим рассказом о них. Но не только и не столько описание происшествий, военных действий и переделов земель привлекает к его страницам. Наиболее актуальными, на мой взгляд, остаются мысли и рассуждения автора о выведенных им людях, об их планах и чаяниях, об их добродетелях и недостатках, о том, как замыслы претворяются в жизнь или, чаще всего, приводят к неожиданным последствиям. В некоторых случаях, когда важно взвесить все доводы за и против тех или иных решений, они изложены во вставных речах. Иной раз автор не может удержаться от обобщений и афоризмов, которые не служат лишь риторическим украшением и перекликаются с другими его сочинениями и заметками. Читая их, мы не раз убеждаемся, что человеческая природа если и меняется, то очень медленно.

Всего подписок: 0, всего просмотров: 485

Оценка читателей: голосов 0

1. «В ”Истории Италии” — впервые в итальянском историописании — вся жизнь полуострова была представлена и проанализирована в ее совокупности (complessità’)». — Chabod F. Guicciardini Francesco. — Enciclopedia Italiana, v. XVIII. Roma, 1933, р. 248. У Гвиччардини были предшественники, в частности, Флавио Бьондо, в середине XV в. написавший на латыни «Italia illustrate»(«Наглядное описание Италии») и декады «Истории от упадка Римской империи», но эти труды были ориентированы на античную Италию и всемирную историю.

2. См., например, разные оценки дуэли в Барлетте, описываемой и в «Истории Италии» Гвиччардини, кн. 5, гл. 13 (далее, 5—13…). Также см. Юсим М. А. О «Барлеттском вызове», великих историках и патриотизме // Новая и новейшая история. 2015. №1. C. 46—47.

3. См. например, в Ricordi politici e civili: «382. Будущее настолько смутно, что даже когда люди решают что-нибудь, хорошо это обдумав, последствия часто бывают обратными. Тем не менее нельзя, подобно зверю, отдаваться на волю судьбы, а надо, как подобает человеку, действовать разумом; мудрый же должен быть более удовлетворен, если поступит обдуманно, хотя бы это привело к плохим последствиям, чем если бы получил хороший результат от дурного совета» (здесь и далее цит. по изд.: Гвиччардини Ф. Заметки о делах политических и гражданских. Его же. Сочинения. Вступ. ст. и ред. А. К. Дживелегова. Пер. и прим. М. С. Фельдштейна. М., 1934. С. 107—228). Ссылки на работы Гвиччардини, опубликованные в указанном издании, даются за исключением оговоренных случаев.

4. Например, о захвате французами Капуи в 1501 г.: «Как это бывает при расчете на скорый мир, неосторожность защитников позволила противникам ворваться в город, который они из алчности и в отместку за потери, понесенные во время штурма, полностью ограбили и перебили множество людей, а тех, кто избежал смерти, захватили в плен. С такой же зверской жестокостью они обошлись с женщинами, не разбирая их звания, в том числе и с монахинями, которые стали жертвами их похоти и жадности, многие же из них были позднее задешево проданы в Риме; по слухам, некоторые капуанские женщины, опасаясь за свою жизнь и честь, бросались в реку или в колодцы» (5—5). «История Италии» цитируется по изданию Storia d’Italia. A cura di Silvana Seidel—Menchi. Torino, 1970.

5. Название этому произведению дали позднейшие издатели: Guicciardini F. Storie Fiorentine dai tempi di Cosimo de’ Medici fino ai quelli del gonfaloniere Soderini. — Opere inedite illustrate da Giuseppe Canestrini e pubblicate per cura dei conti Piero e Luigi Guicciardini, v. 3. Firenze, 1859; idem. Storie fiorentine dal 1378 al 1509. A cura di R. Palmarocchi. Bari, 1931.

6. Первое издание: Guicciardini F. Cose fiorentine. А cura di R. Ridolfi. Firenze, 1945. Название дано публикатором.

7. См. Canestrini G. Prefazione. — Guicciardini F. Opere inedite di Francesco Guicciardini illustrate da Giuseppe Canestrini e pubblicate per cura dei conti Piero e Luigi Guicciardini, v. 1. Firenze, 1857, p. XXIX.

8. Consigli e avvertimenti. Parigi, 1576.

9. Concetti politici. Venezia, 1578.

10. Precetti e sententie. Anversa, 1585.

11. Guicciardini F. Opere Opere inedite di Francesco Guicciardini illustrate da Giuseppe Canestrini e pubblicate per cura dei conti Piero e Luigi Guicciardini, v. 1—10. Firenze, 1857—1867.

12. Ciro Spontone. Avvertimenti della Historia scritti dal Cavaliere Ciro Spontone a i serenissimi principi… Bergamo, Comin Ventura, 1608; Girolamo Canini d’Anghiari. Aforismi politici cavati dall’istoria d’Italia di M. Francesco Guicciardini. Venezia, 1625 (1181 афоризм). Также см. Ruozzi G. Da Guicciardini a Longanesi. Dall’aforisma di famiglia all’aforisma di editore. — L’Europa degli aforisti. A cura di M. T. Biason 1. Pragmatica dell’aforisma nella cultura europea. — Annali di Ca’ Foscari, 36 (1997), 1—2, p. 11—38.

13. Del Lungo I. Ai lettori. — La Storia d’Italia di Francesco Guicciardini sugli originali manoscritti, v. 1. Firenze, 1919, р. XII. Джованни Корси в свое время сменил Гвиччардини в качестве посла Флоренции в Испании.

14. Fueter E. Geschichte der neueren Historiographie. München — Berlin, 1911. S. 76.

15. Ibid., S. 71.

16. Ibidem: «Тот, кто не знает труда Гвиччардини, вынесет из отзывов Ранке впечатление, что речь идет о неловкой и недобросовестной компиляции, в то время как ни один современный ему историк не сравнится с Гвиччардини в тщательном и критическом использовании источников».

17. Историк использует этот текст, чтобы дать характеристику папы: «Таковы были первоначальные cлова папы, простые и искренние, как и подобает сану понтифика…, однако он оставался верен своей натуре, и заключение не заставило его отказаться ни от его уловок, ни от его алчности» (18—15).

18. Например, 5—6: «В том же году умер венецианский дож Агостино Барбариго… Новые законы еще более ограничили власть его преемников, а на его место него был избран Леонардо Лоредан, так что, благодаря совершенству их формы правления, государственные дела не подверглись никаким изменениям ни вследствие смерти прежнего государя, ни из-за избрания нового».

19. Очевидно, Гиччардини имеет в виду свое назначение генеральным комиссаром папы Льва Х при церковной армии во время войны с французами в июле 1521 г. и аналогичную должность, которую он занимал в ходе войн Коньякской лиги с имперцами в 1525—1527 гг.

20. Французский военачальник Лотрек «тешил себя чрезмерными надеждами» и не хотел снимать осаду, так как обещал королю взять Неаполь, в то время как если бы французы отошли, «они могли бы взять имперцев, которым недоставало всего, измором» (19—4).

21. «Кому более присущи высокомерие и легкомыслие, как не французам? А где высокомерие, там и ослепление, где легкомыслие, там нет понимания добродетели, нет способности судить о чужих поступках и нет серьезного осознания того, как надлежит поступать тебе самому» (16—5). Правда, эти слова вложены автором в уста испанца.

22. «Отец Карла [VIII] Людовик [XI], побуждаемый часто и многими, со ссылкой на весьма благоприятные обстоятельства, к походу на Неаполь, и призываемый генуэзцами к овладению их родиной, принадлежавшей его отцу Карлу, всегда отказывался от вмешательства в итальянские дела, требующего больших расходов, сопряженного с трудностями и, главное, пагубного для Французского королевства» (1—4).

23. Mengaldo P. V. Prima lezione di stilistica. Roma — Bari, 2001, р. 59

24. Fournel J.-L., Zancarini J.-C. La politique de l’expérience: Savonarole, Guicciardini et le républicanisme florentin. Alessandria, 2002, р. 312.

25. «Роль, которую мы играем в мире, дана нам судьбой; хвалят же нас за то, как мы живем в условиях, которые она нам создала» (Утешительная речь). — Гвиччардини Ф. Сочинения…, с. 375.

26. Примеры приводит историк литературы Дж. Тирабоски (Tiraboschi G. Storia della letteratura italiana: Dall’anno 1400 al 1600, v. IV. Milano, 1833, p. 48). В частности, он ссылается на «Парнасские известия» сатирика начала XVII в. Траяно Бокалини: «Боккалини выводит некоего оратора, который выражал тремя словами то, что можно было сказать двумя. Спартанский сенат приговаривает его к прочтению “Пизанской войны” Гвиччардини, но тот просит приговорить его к заключению и каторге, но избавить от чтения (Парнасские известия, 6)». Тирабоски критикует Гвиччардини за вставные речи, «часто совершенно неправдоподобные и выходящие за рамки критики», но затем называет одним из лучших историков Италии.

27. Боден Ж. Метод легкого познания истории. Пер. М. С. Бобковой. М., 2000. C. 58.

28. «Франческо Гвиччардини занимался юриспруденцией на Римском форуме, но современные ему папы вопреки его желанию поставили его во главе многих подданных им городов, и так как он по поручению пап вел с французами многие важнейшие дела, связанные с войной… это навело его на мысль рассказать о тогдашних событиях в Италии и он стал самым выдающимся историком из писавших на итальянском языке». — Vico G.-B. De mente heroica dissertatio. — Laboratorio dell’ISPF — V, 2008, 1, p. xii. Сравни: Дживелегов А. К. Франческо Гвиччардини…, с. 65, прим. 1.

29. Де Санктис Ф. История итальянской литературы, т. 2. М., 1964, с. 142; там же, с. 144, о языке Макиавелли и Гвиччардини: «Язык и стиль этих двух писателей по своей интеллектуальной мощи достигли непревзойденного совершенства».

30. …entro la sua storia politica il G. si aggira con una sicurezza di mosse, una perspicacia d’intuito, una felicità di rappresentazione che fanno di lui il massimo fra tutti gli storici italiani. — Chabod F. Guicciardini Francesco. — Enciclopedia Italiana, v. XVIII. Roma, 1933.

31. Nencioni G. La lingua del Guicciardini. — Francesco Guicciardini nel V centennario della nascita 1483—1983. Firenze, 1984, p. 270.

32. Mengaldo P. V. Prima lezione di stilistica. Roma — Bari, 2001, р. 59.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх