Образ Византии в проектах построения национальной идентичности на Руси в XV-XVI вв.

 
Код статьиS241328880007921-7-1
DOI10.18254/S241328880007921-7
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ)
Адрес: Российская Федерация,
Название журналаNauka.me
ВыпускНомер 3
АннотацияВ данной статье рассматривается историческое место образа Византии в национальной идеологии России в период с XV по XVII век. Описана символическая эволюция и ее обусловленность актуальными на тот момент событиями. Автор выявляет и описывает эволюцию образа через призму литературных произведений и свидетельств.
Ключевые слова
Получено14.12.2019
Дата публикации31.12.2019
Кол-во символов8484
Цитировать   Скачать pdf Для скачивания PDF необходимо авторизоваться
1 Конец XV века часто называется периодом начала русской государственности. В правление Ивана III были сделаны шаги по централизации Московской Руси, проведены преобразования в области судебной системы и существенно раздвинуты границы государства. Кроме того, эпоха суверенной Москвы ознаменовала появление качественно новых источников, выстраивающих, на историософском материале, проекты духовного или политического развития страны. Авторские произведения отстаивали, тем или иным способом, величие московского князя, а в последствии, и царя, делая упор на богоизбранность державы и её уникальный статус.
2 Проблема построения идентичности для государств позднего Средневековья и раннего Нового времени являлась наиболее острой, так как подвергается частым изменениям и корректировкам. Через обращение к политической идеологии государства на стыке эпох, можно выявить основные принципы внутренней и внешней политики страны, а также способы позиционирования государства в мире и в истории. И наибольшую роль в построении политической идеологии Руси играл образ Византии.
3 Отношения с «греками» на Руси всегда были довольно специфическими и вскоре после 1453 года, появляются авторы, подвергающие Византийскую империю критике по критериям чистоты веры и крепости государственности. «Греки», несмотря на жертвенность во время последней битвы с турками по повести Нестора Искандера, позиционируются как предатели и трусы1, упрекаются в потере христианского царства и всяческим принижаются, по сравнению с идеальным образом Московского государства и его правителей2. 1. Повесть о Царьграде (его основании и взятии турками в 1453 году) Нестора Искандера XV века. СПб., 1886. С. 32.

2. Полное Собрание Руссих Летописей. Т.6. Софийская первая летопись старшего извода. М., 2000. С. 107-108.
4 В конце XV – первой трети XVI века на Руси появляется несколько проектов, развивающих идею богоизбранности великих князей московских и их царственного статуса. Подобные идеи появляются и в Русском Хронографе, и в посланиях Филофея Псковского, и в Сказании о князьях Владимирских. Объединяет эти произведения использование образа Византии, как падшего христианского царства, на место которого и приходит Московская Русь. Политическая идеология Византии не допускала существования в рамках православной эйкумены другого обладателя высшего царского титула, кроме «василевса Ромеев», являвшегося символическим главой сакрального христианского пространства. Возвышение русской литературной традицией в Сказании о князьях Владимирских фигуры Владимира Мономаха до уровня византийского императора самим «царем греческим», с одной стороны, подчеркивало положительный образ Византии, как истока царского титула и власти, а с другой - указывало на преимущество Руси перед Византией в обладании царским достоинством, славой и титулом, учитывая деятельность первой на ниве сохранения чистоты веры и целостности сакрального пространства3. 3. Дмитриева Р.П. «Сказание о князьях владимирских». М., 1955. С.87-96.
5 Кардинальное обновление образа Византии, а если быть точнее, греков, ставших причинами падения империи, происходит лишь в произведениях публициста XVI века Ивана Пересветова, подавшего в 1549 году Ивану IV свои сочинения, включавшие в себя, кроме дополненной версии «Сказания о Царьграде» Нестора Искандера, ещё две «Челобитные» с программами реформ и преобразований. Важно понимать, что Пересветов стоял на позициях обличителя боярства, выступая за удовлетворение основных требований «воиников», то есть дворян. Основная идея, проходящая через все его произведения связана с укреплением самодержавия с опорой на дворянство, уменьшение боярских привилегий и усиление самодержавного контроля, или, как его назвал автор «грозы», необходимой для управления государством4. 4. Жданов И.Н. Очерк умственной жизни России в XVI и XVII вв. СПб., 1891. С. 127.

всего просмотров: 335

Оценка читателей: голосов 0

1. Дмитриева Р.П. «Сказание о князьях владимирских». М., 1955.

2. Жданов И.Н. Очерк умственной жизни России в XVI и XVII вв. СПб., 1891.

3. Насонов А.Н. История русского летописания XI—начала XVIII в.: Очерки и исследования. М., 1969.

4. Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. М., 1981.

5. Повесть о Царьграде (его основании и взятии турками в 1453 году) Нестора Искандера XV века. СПб., 1886

6. Полное Собрание Руссих Летописей. Т.6. Софийская первая летопись старшего извода. М., 2000.

7. Полное Собрание Русских Летописей. Т. 21. Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам. М., 2007.

8. Синицына Н.В. Итоги изучения концепции «Третьего Рима» и сборник «Идея Рима в Москве» // Римско-константинопольское наследие на Руси. М., 1995.

9. Сочинения И. Пересветова под ред. А.А. Зимина. М., 1956.

10. Усачев А.С. «Третий Рим» или «Третий Киев»? (Московское царство XVI века в восприятии современников) // Общественные науки и современность. М., 2012.

11. Усачев А.С. Степенная книга и древнерусская книжность времени митрополита Макария. М.; СП-б. 2009.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх