Коллизии ценностей и перспективы развития российской государственности

 
Код статьиS102694520014349-4-1
DOI10.31857/S102694520014349-4
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Московский государственный юридический университет им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Адрес: Российская Федерация,
Название журналаГосударство и право
ВыпускНомер 4
Страницы50-58
Аннотация

В основу Конституции РФ были положены два потенциально противоречивых принципа: демократические ценности и сильная президентская власть. В 1990-е годы было предложено убедительное истолкование этой коллизии. Сильная президентская власть, соответствующая историческим традициям России и сложным условиям постсоветского периода, рассматривалась как необходимая мера переходного характера, подготавливающая почву для дальнейшего развития демократических институтов. В последнее время в консервативных кругах возникла новая и опасная тенденция. Права человека, разделение властей, господство права и т.п. рассматриваются как импорт западных ценностей, чуждых национальной политической культуре

Ключевые словаКонституция РФ, коллизии ценностей, консерватизм, либерализм, либертаризм
Получено22.01.2021
Дата публикации29.04.2021
Кол-во символов34640
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Один из наиболее интересных и актуальных аспектов проблемы ценностей – их коллизии. Коллизии в праве – негативное явление. Они свидетельствуют о несовершенстве правовой системы, о невысоком уровне культуры нормотворчества. Коллизий правовых норм следует избегать. В отличие от них коллизии ценностей в жизни человека и общества неизбежны, а значит, и нормальны. Любому выбору поведения предшествуют коллизии ценностей. Так всегда было, есть и будет. «Мы не в праве ожидать, что когда-нибудь на земле настанет такая гармония, которая преодолела бы все жизненные противоречия в совершенной общественной форме, - писал П.И. Новгородцев. – Для человеческих сил эти противоречия непримиримы и непреодолимы. Личность и общность, равенство и свобода, право и нравственность находятся в вечном антагонизме и не допускают окончательного примирения»1. Выдающемуся русскому юристу вторил известный английский философ И. Берлин: «Необходимость делать выбор, приносить одни высшие ценности в жертву другим оказывается постоянным уделом человеческого предназначения»2. 1. Новгородцев П.И. Соч. М., 1995. С. 374.

2. Berlin I. Four Essays on Liberty. L., 1969. P. 11.
2 Коллизии ценностей характерны для всех уровней жизни общества, от индивида до государства. Но на каждом уровне они решаются по-разному. Соотношение ценностей в действиях физического лица и актах, совершаемых от имени государства, неодинаково. Отсюда и различные требования к ним.
3 ***
4 С частными лицами, теоретически, всё сравнительно просто. От них ожидают соблюдения нравственных норм. Разумеется, обращаясь к реальности, каждый может вспомнить немало случаев, когда люди руководствуются не моральными соображениями, а собственными интересами или низменными побуждениями. Но этика, как и право, - наука о должном. Она устанавливает твёрдые принципы. Нравственность предполагает, что действующий субъект не ставит свой интерес выше интересов других участников общественного отношения. Больше того, по словам видного представителя отечественной консервативной мысли XIX в. Н.Я. Данилевского, «требование нравственного образа действий есть не что иное, как требование самопожертвования», «самопожертвование есть высший нравственный закон, собственно говоря, это тождественные понятия»3. Моралисты согласны в том, что нравственные требования противостоят низшим или эгоистическим двигателям человеческого поведения, каковыми являются, как отмечает Р. Иеринг, вознаграждение и принуждение. Нравственность – это «отрицание эгоизма ввиду общественной пользы», его вытеснение чувством долга, который предписывает «гармонию личной воли с требованиями общества», а в исключительных ситуациях – «свободное самоотречение, простирающееся дальше требований общества». «Первое – проза, второе – поэзия нравственности»4, – заключает Р. Иеринг. 3. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 2003. С. 41.

4. Иеринг Р. Избр. труды: в 2 т. СПб., 2006. Т. I. С. 155.
5 Вступая в контакт с внешним миром, индивид имеет дело с двумя типами контрагентов – такими же частными лицами, как и он сам, и обществом или государством.

Всего подписок: 0, всего просмотров: 110

Оценка читателей: голосов 0

1. Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. М., 1998. С. 64.

2. Васильев А.А. История российской консервативной правовой мысли. Барнаул, 2011. С. 252.

3. Величко А.М. Государственные идеалы России и Запада. Параллели правовых культур. СПб., 1999. С. 191.

4. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 2003. С. 41.

5. Иеринг Р. Избр. труды: в 2 т. СПб., 2006. Т. I. С. 155, 273; т. II. С. 282, 283, 286, 288 - 290.

6. История политических и правовых учений. Древний мир. М., 1985. С. 130, 153.

7. Лесков Н.С. Собр. соч.: в 11 т. М., 1957. Т. 6. С. 667, 668.

8. Локк Дж. Соч.: в 3 т. М., 1988. Т. 3. С. 339.

9. Монтескьё Ш. Избр. произв. М., 1955. С. 191.

10. Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения РАН. 2017. Т. 17. Вып. 1. С. 87, 88, 95.

11. Новгородцев П.И. Соч. М., 1995. С. 374.

12. Сорокин В.В. Понятие и сущность права в духовной культуре России. М., 2007. С. 10.

13. Чиркин В.Е. Статьи 10 и 11 Конституции РФ: три или четыре ветви власти в России? // Государство и право. 2018. № 9. С. 127.

14. Чичерин Б.Н. История политических учений. СПб., 2010. Т. 3. С. 739.

15. Чичерин Б.Н. Собственность и государство. СПб., 2005. С. 792.

16. Berlin I. Four Essays on Liberty. L., 1969. P. 11.

17. Companion to contemporary political philosophy / ed. by R.E. Goodin and Ph. Pettit. L., 1993. P. 34.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх