Electoral qualifications and restrictions on passive suffrage in Russian elections

 
PIIS102694520012400-1-1
DOI10.31857/S102694520012400-1
Publication type Article
Status Approved
Authors
Occupation: head of the Department of constitutional, administrative and municipal law of the SFU law Institute, doctor of law, associate Professor
Affiliation: Siberian Federal University, Law Institute
Address: Russian Federation,
Abstract

The article is devoted to the study of the constitutional and legal institution of electoral qualifications and restrictions on the passive electoral right of citizens. The paper substantiates the distinction between electoral qualifications and restrictions on electoral rights: the qualification acts as a condition established by legal norms for allowing a citizen to exercise electoral rights, and restrictions on electoral rights manifest themselves as a narrowing of specific legal opportunities for citizens to exercise passive electoral rights, in the form of establishing a set of certain additional legal actions for participation in elections. Various types of electoral qualifications known in Russia and foreign countries are analyzed, and their author's classification is given. The article criticizes the approach of the Russian legislator to introduce a variety of legislative qualifications, as well as the positions of the constitutional Court of Russia, which justifies the constant expansion of the list of passive suffrage qualifications. Two of the most well-known restrictions on passive suffrage in Russia (the subscription filter and the municipal filter) are also considered, and specific proposals are proposed for modernizing these restrictions on passive suffrage based on European and Russian experience.

Keywordselectoral law, electoral system, electoral process, electoral qualifications, restrictions on electoral rights, subscription barrier, municipal filter.
Acknowledgmentauthors ' funds
Received05.03.2021
Number of characters63552
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 © 2020 г. А.А. Кондрашев, Е.Ю. Золотарева Сибирский Федеральный университет, Красноярск
2 E-mail: legis75@mail.ru ; evzlt@mail.ru
3 Введение. От организации избирательного процесса зависит состав формируемых органов власти, и, соответственно, отношение должностных лиц к верховенству Конституции и законов, соблюдению прав и свобод граждан. Введение избыточных избирательных барьеров (избирательных цензов и ограничений-фильтров) позволяет действующему политическому режиму отсекать от выборов значительное число реально оппозиционных кандидатов, которые представляют различные социальные группы российского общества. В результате такого «непредставительства» в социуме растет недоверие к власти, к выборам и порождается общественный запрос на «политический протест». В свою очередь, отсутствие взаимодействия и диалога с властью, невозможность канализации и легальности политического протеста (например, в форме регулярных запретов проведения публичных мероприятий), порождает иные формы протеста, крайне опасные для общества и государства. Речь идет о росте акций т.н. «прямого действия – от массовых перекрытий магистралей, улиц, блокировок общественных зданий до самосожжений и уличного насилия. За последние 15-20 лет избирательное законодательство нашей страны пережило масштабные трансформации, когда наряду с существованием конституционных цензов (недееспособности и содержания в местах лишения свободы), традиционного подписного барьера1, были установлены альтернативные механизмы допуска кандидатов и избирательных объединений к выборам (избирательный залог)2, а впоследствии федеральный законодатель стал устанавливать многочисленные цензы и ограничения для реализации гражданами пассивного избирательного права. Мы полностью разделяем гипотезу Лукьяновой Е.А., Порошина Е.Н., что на протяжении последних 27 лет мы можем наблюдать две разнонаправленные тенденции. Так, если с 1993 по 2002 г. законодатель предоставлял участникам процесса дополнительные права на допуск к выборам, то в ходе последующих «новаций» часть этих положений была отменена либо обставлена дополнительными условиями. Например, с принятием Федерального Закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" 1997 г3. законодатель исключил т.н. ценз оседлости, которым активно пользовались национальные республики для ограничения регистрации кандидатов «нетитульной» национальности, закреплялось право самовыдвижения кандидатов. С введением в законодательство в 1999 г. избирательного залога существенно упростилась регистрация кандидатов и избирательных объединений, поскольку залог был введен в качестве альтернативы дорогостоящей и трудоемкой процедуры сбора подписей4. Начиная с 2000-годов избирательное законодательство стало наполняться все новыми избирательными цензами, в основном, лишающими граждан страны пассивного избирательного права (дополнительные криминальные цензы вместо универсального ценза отбывания наказания в местах лишения свободы, ценз административной наказанности, ценз наказанности за нарушения на выборах, ценз двойного гражданства и вида на жительства в зарубежных странах и т.д.). В конце 2000-х единственным основанием для регистрации кандидатов на выборах, как в рамках мажоритарной, так и пропорциональной систем, стал сбор подписей (за исключением кандидатов, выдвинутых т.н. «парламентскими партиями» или партиями, имеющими представительство в одном из региональных представительных органов)5. Более того федеральным законодательством были установлены дополнительные условия допуска на определенные категории выборов: для выборов глав субъектов был введен т.н. муниципальный фильтр, требующий сбора 5-10% подписей муниципальных депутатов и глав муниципальных образований в соответствующем субъекте6, при этом депутат может поставить свою подпись только за единственного кандидата. Причем почти во всех субъектах РФ в законодательстве отсутствует возможность самовыдвижения кандидатов на пост главы субъекта, что дискриминирует и лишает права избираться кандидатов, которые не состоят в политических партиях. Кроме того, на выборах в Государственную Думу и в региональные представительные органы был установлено требование сбора 3% подписей избирателей в поддержку выдвижения кандидатов, что также представляется явно избыточным требованием как с точки зрения международного опыта, так и с позиции установления сложной и дорогостоящей процедуры сбора указанного числа подписей кандидами, не имеющими партийной принадлежности. Избирательные цензы и ограничения (барьеры, фильтры) реализации избирательного права: понятие и легальные формы. Традиционно в конституционной доктрине ограничение принципа всеобщего избирательного права устанавливается с использованием двух методов: применение избирательных цензов (общих условий допуска для регистрации граждан в качестве кандидатов) и введением т.н. барьеров или фильтров (ограничений избирательного права) для участия в выборах в качестве кандидатов (когда от кандидатов или партий, требуют провести определенные дополнительные избирательные действия – сбор подписей граждан, депутатов, нотариальное заверение, введение специальных требований об отсутствии счетов в зарубежных странах, а также невозможность выдвижения кандидата по нескольким избирательным округам и пр.). В целом, в научной доктрине общепринятым считается подход, согласно которому избирательные цензы следует относить к ограничениям субъективного избирательного права. Так, В.В. Игнатенко и А.Е. Штурнев понимают под избирательными цензами установленные законами ограничения избирательных прав граждан7. В то же время Ю.А. Дмитриев и В.Б. Исраелян отмечают, что избирательные цензы представляют собой установленные законодательством ограничения активного и пассивного избирательного права, обусловленные теми или иными обстоятельствами8. Известный российский государствовед Н.М. Добрынин определяет избирательный ценз как систему «условий и ограничений, установленных для осуществления активного или пассивного избирательного права»9. Профессор В.В. Маклаков предлагает использовать понятие «условий», при этом рассматривая термины «ценз» и «квалификация» как синонимичные. Так, указанный автор прямо утверждает, что «конституция и избирательные законы признают избирательные права, ограничивается так называемыми цензами (квалификациями), т.е. специальными условиями»10. Судья Конституционного Суда РФ С.Д. Князев рассматривает избирательный ценз как одну из форм ограничений права, при этом дифференцируя его от «условия» пользования правом. По его мнению, избирательная дееспособность российских граждан «обусловлена действующим законодательством о выборах целым рядом избирательных ограничений, которые могут фигурировать в форме различных цензов, условий или оговорок»11. Фактически аналогичной позиции придерживается и Г.Н. Митин, когда использует терминологический ряд «ограничения и цензы избирательного права»12. А некоторые авторы просто пытаются «смешать» термины «ценз» и «ограничение права», оперируя понятием «цензовые ограничения»13. Также встречается подход, согласно которому предлагается использовать понятия «избирательные цензы» и «ограничения активного и пассивного избирательного права» как «взаимозаменяемые»14. Однако мы склонны согласиться с гипотезой И.А. Стародубцевой о необходимости разграничения понятий «избирательных цензов» и «ограничений избирательных прав». Автор совершенно правильно определяет сущностностную доминанту такого разграничения, отмечая, что «отличие избирательных цензов от ограничения избирательных прав заключается в том, что цензы – это общие условия для предоставления гражданам активного и пассивного избирательных прав, а ограничения представляют собой исключение возможности (запрет) избирать и быть избранными, специальные условия, стесняющие граждан в осуществлении права быть избранными на определенные должности»15. Действительно, ценз по своей правовой природе представляет именно установленное правовыми нормами условие допуска гражданина к реализации избирательных прав16, и может в этом качестве рассматриваться как своего рода механизм формирования электоральной дееспособности гражданина. Полагаем, что цензы – это условия (требования), соответствие которым при принадлежности к демократическому государству оформляет электорально-правовую правосубъектность граждан участвовать в выборах в органы публичной власти. Сущностными признаками избирательных цензов, на наш взгляд, являются два взаимодополняемых элемента: 1. Избирательные цензы не могут быть преодолены исключительно по волеизъявлению личности: их удовлетворение или неудовлетворение связано с наступлением объективных обстоятельств (возраст, судимость, количество сроков подряд, факт досрочного прекращения полномочий и т.д.), 2. Избирательные цензы предполагают пребывание политико-правового статуса личности в относительно устойчивом, непоколебимом состоянии (т.е. в качестве цензов установлены такие условия, которые с учетом, что по общему правилу преодолены быть не могут, сохраняют и не меняют политико-правовой статус личности). Однако, если личность имеет возможность влиять на свой политико-правовой статус (в частности, в случае наличия иностранного гражданства (права постоянного проживания), то, для удовлетворения избирательным цензам кардинальным образом меняет его (путем отказа от иностранного гражданства (права постоянного проживания), учитывая значение гражданства как устойчивой правовой связи с государством. Таким образом, избирательные цензы автоматически исключают определенные категории граждан из управления делами государства, концентрируясь на политико-правовом статусе лица. В отличие от избирательных цензов ограничения субъективного избирательного права (фильтры) представляют собой дополнительные действия, которые необходимо совершить до регистрации в качестве кандидата на выборах. А значит, ограничения следует рассматривать как сужение конкретных правовых возможностей по реализации гражданами избирательных прав уже в ходе участия в выборах в Российской Федерации. В качестве иллюстрации данного суждения, возможно указать, что избирательные цензы – статичны, ограничения субъективного избирательного права – динамичны. К ограничениям можно отнести подписной барьер, запрет иметь иностранные счета и хранить средства в иностранных банках, муниципальный фильтр, невозможность выдвижения сразу в двух избирательных округах… Оригинальна точка зрения В.И. Червонюка, согласно которой ограничение права всегда связано с сужением (буквально «уплотнением») нормативного объема права17; а цензы, если они используются по прямому своему назначению, не сужают поле возможностей правопользователя. По мнению В.И. Червонюка, юридическая конструкция ограничения права и цензов принципиально отличаются друг от друга. Он приводит такой пример: «избавиться от ценза все-таки можно - получить гражданство, образование, переехать на место жительства в избираемый округ, через определенное законом время погасить судимость и пр. При этом такое избавление возможно исключительно по воле носителя пассивного (или активного) избирательного права. Что же касается ограничения, то оно фактически и юридически не всегда устранимо: действует безусловно, вневременно. Оговоримся: временные его сроки могут быть определены, и тогда ограничение действует в течение этого времени18. Но мы категорически несогласны с указанным автором, что ценз есть производное от ограничения. Ценз нельзя признать производным ограничения, так как ценз – это условие допуска субъекта к выборам. Ограничение избирательного права – это «сужение» правовых возможностей субъекта, допущенного к проведению избирательных действий. Классификации и виды избирательных цензов. Наиболее распространенными цензами в избирательном законодательстве являются ценз гражданства19, возрастной ценз20, ценз оседлости21, ценз несовместимости22. В прошлом широко применялись и иные избирательные цензы, оставшиеся сегодня лишь в единичных случаях: ценз пола (Саудовская Аравия)23, имущественный ценз24, сословный ценз, образовательный ценз25 (Бразилия), налоговый ценз (Франция), классовый ценз (СССР), ценз грамотности (Кения), ценз политической лояльности (Индонезия), языковой ценз26 (Гайана), религиозный ценз, требующий исповедание определенной религии (Мальдивы), моральный ценз, предусматривающий наличие незапятнанной репутации (Исландия), социальные цензы, например, неучастие в выборах злостных банкротов (Италия), кадровых военнослужащих (Турция), расовый ценз - лишение избирательных прав "цветных" и иных национальных меньшинств (в ЮАР до 1994 г.); и др. Традиционно в российской конституционной доктрине существует деление избирательных цензов на три группы: технические, охранные и дискриминационные27. Технические цензы представляют собой условия, выводящие из числа избирателей тех лиц, которые не могут «адекватно» голосовать, в силу причин, делающих их волеизъявление «порочным», некачественным. К числу таких ограничений относятся возрастной ценз, ценз проживания, гражданства, дееспособность, судимость (нахождение в местах лишения свободы), образование, языковой ценз, религиозный и др. Охранные цензы призваны не допустить участия в выборах лиц, влияние которых на политику государства может оказаться опасным для конституционного строя или просто «неугодных» для государства (военнослужащие, государственные служащие, банкроты, должники, осужденные)28. А дискриминационные цензы направлены на лишение избирательных прав категорий лиц со слабой социально-правовой защищенностью, с использованием дискриминирующих оснований (пол, раса, национальность и др.)29. Представляется, что избирательные цензы можно также классифицировать в зависимости от юридических последствий пользования избирательным правом на: 1.Исключающие. Такие цензы полностью исключают возможность реализации активного или пассивного избирательного права в длительной перспективе. К ним можно отнести ценз недееспособности, возрастной ценз, моральный ценз. 2.Альтернативные. Реализация пассивного избирательного права возможна в рамках совершения активных действий со стороны гражданина (например, отказ от «второго» гражданства или вида на жительство, или получение образования для «преодоления» образовательного ценза). 3.Приостанавливающие. К числу таких цензов можно отнести «криминальный» ценз, ценз административной наказанности, когда избирательное право на определенный период как-бы «приостанавливается» в реализации. 4.Прекращающие. Примером такого ценза может быть назван ценз несовместимости, когда несоблюдение ограничений для занятия выборной должности (давших к тому же письменное обязательство о прекращении соответствующей деятельности в случае избрания депутатом) влечет признание избрания соответствующих лиц недействительным. Избирательные цензы в современной России Российское избирательное законодательство содержит 2 универсальных категории конституционных цензов, которые ограничивают реализацию как активного, так и пассивного избирательного права: 1) недееспособность; 2) отбывание наказания в местах лишения свободы (т.н. конституционные цензы пассивного и активного права, предусмотренные ст. 32 Конституции России). Отдельный ценз оседлости был предусмотрен для кандидата на пост Президента – он составлял до 4 июля 2020 года – 10 лет проживания в России, а теперь – 25 лет (ч. 2 ст. 81 Конституции РФ). Также для президента и ряда выборных должностных лиц (главы субъектов депутаты, сенаторы) Конституцией (ст. 81,97) и федеральным законодательством установлен и ценз отсутствия двойного гражданства или вида на жительство30 в иностранном государстве. Кроме того, Федеральный Закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» от 12.06.2002 г. № 67-ФЗ 2002 года31 предусматривает дополнительные универсальные «криминальные» цензы для пассивного избирательного права: 1) осуждение к лишению свободы при наличии на день голосования неснятой и непогашенной судимости за тяжкие (особо тяжкие) преступления, либо в ходе течения установленного законом срока в условиях снятой (погашенной) судимости за указанные преступления (подп. «а», п. 3.2 ст. 4 Закона № 67-ФЗ)32; 2) осуждение за совершение преступлений экстремистской направленности, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации, и наличие на день голосования на выборах неснятой и непогашенной судимости за указанные преступления» (подпункт «б» п. 3.2 ст. 4 Закона № 67-ФЗ); 3) дополнительный ценз для пассивного избирательного права содержит и УК РФ (ст. 47), предусматривая в качестве основного или дополнительного наказания за совершение ряда преступлений – запрет замещать государственную (муниципальную) должность в течение определенного срока, установленного судом - от 1 до 5 лет, при условии назначения основного наказания (п. 7. ст. 4 Закона № 67-ФЗ). Кроме того, недопуск до участия в выборах в Российской Федерации сохраняется после снятия или погашения судимости в течение: • 10 лет, если лицо осуждено к лишению свободы за совершение тяжких преступлений (подп. «а1» п. 3.2 ст. 4); • 15 лет, если лицо осуждено к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений (подп. «а2» п. 3.2. ст. 4). Следует отметить, что подобное расширение видов «криминальных» цензов, вводимое федеральным законом, вызвало достаточно резкую критику33. И действительно, можно задаться вопросом – почему нужно ограничивать пассивное избирательное право лиц, уже отбывших свое наказание, причем в течение такого большого временного периода? Не говоря уже о том, что налицо проблема «двойного» наказания за одно и то же преступное деяние: гражданин отбыл наказание, назначенное судом, и получает «поражение» в конституционном праве на такой длительный период! Еще более странно, это дополнительное ограничение введено в 2020 году в отношении граждан, совершивших преступления средней тяжести (даже осужденных условно!). А это миллионы обычных граждан, которые лишаются возможностей для избрания также на длительный период. Более того, следует согласиться с С.Г. Николаевым, что дискуссионной является норма ст. 4 Федерального закона № 67-ФЗ в части необходимости установления данной нормы в том объеме, в котором она существует34. Он вполне обоснованно ссылается на мнение судьи Конституционного Суда РФ К.В. Арановского, который выражает точку зрения о том, что право граждан на выдвижение и избрание кандидатов нельзя ограничивать, «чтобы мандаты и должности доставались исключительно безупречным» гражданам. Подобное «благопожелание», по мнению К.В. Арановского, «беспочвенно и несостоятельно» в качестве оснований для ограничения конституционных прав»35. К числу естественных цензов, варьируемых от уровня выборов и территории их проведения в любом государстве, можно также отнести: 1) возрастной ценз36; 2) ценз оседлости (в настоящее время предусмотрен только для Президента РФ, а в отношении региональных и муниципальных выборов – действует в отношении ограничения активного избирательного права ценз «регистрации» граждан по месту жительства); 3) ценз гражданства и вида на жительство; 4) ценз количества избраний на соответствующую должность»37. Ряд специалистов предлагает выделить отдельный ценз досрочного прекращения полномочий38, к которому они относят запрет главе субъекта: • отрешенному от этой должности Президентом РФ выдвигать свою кандидатуру на аналогичные должности (абз. 5 п. 3 ст. 18 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ); • досрочно прекратившему полномочия в связи с отставкой по собственному желанию или в связи с выражением ему недоверия региональным законодательным органом выдвигать свою кандидатуру на следующих после такого решения досрочных выборах, за одним исключением39 (абз. 6 п. 3 ст. 18 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ). Количественный ценз предусмотрен Конституцией РФ и федеральным законодательством. Так, в силу ч. 3.1.ст. 81 Конституции РФ (в ред. Закона РФ о поправке к Конституции РФ от 14.03.2020 N 1-ФКЗ "О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти"40) одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более чем два срока. Согласно ч. 5 ст. 18 Федерального закона № 184-ФЗ глава субъекта не может занимать свою должность более двух сроков подряд. К собственно «криминальному» цензу тесно примыкает «административный» ценз. Закон запрещает баллотироваться кандидатам, которые подвергнуты административному наказанию за правонарушения, предусмотренные ст.ст. 20.3 и 20.29 КоАП РФ, если голосование на выборах состоится до окончания срока, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию. Более того, к административному цензу примыкает и своего рода ценз нарушения избирательного законодательства применительно к гражданам, в отношении которых вступившим в силу решением суда установлен факт нарушения ограничений, предусмотренных пунктом 1 статьи 56 Закона № 67-ФЗ, либо совершения действий, предусмотренных подпунктом «ж» пункта 7 и подпунктом «ж» пункта 8 статьи 76 Закона № 67-ФЗ (те же экстремистские деяния, совершенные в период выборов, в выступлениях и агитационных материалах), в случаях, когда такие нарушения либо действия были совершены до дня голосования на выборах.. Каково наше отношение к системе избирательных цензов, установленных в избирательном законодательстве нашей страны? Сформулируем несколько кратких тезисов. Первое. Конституционность установления все большего числа цензов федеральным законодателем представляется неочевидной, несмотря на целый ряд решений Конституционного Суда РФ. Как подчеркнуто в литературе Суд в Определении от 1 июня 2010 г. № 757-О-О41, от 7 февраля 2012 г. N 252-О-О 42, Постановлении КС РФ от 10 октября 2013 г. № 20-П43 выражает четкую правовую позицию допустимости введения цензов в федеральных законах. Согласно ей, «ограничения конституционного права быть избранным в органы государственной власти, а равно органы местного самоуправления, которые фактически исключают определенные категории граждан из числа лиц, обладающих правом занять выборную публичную должность, могут быть установлены, в том числе, и федеральным законом, имеющим в своей основе критерии, закрепленные в Конституции РФ, и с учетом основных принципов и норм международного права при соблюдении…баланса конституционно защищаемых ценностей»44 . Но, как раз, нахождение баланса в случае установления законодателями все большего числа цензов, руководствуясь прежде всего политическими, а не правовыми критериями, оказывается в реальности невозможным. Второе. По факту цензы, устанавливаемые федеральным законодателем, лишают пассивного избирательного права несколько миллионов россиян (из расчета, что ежегодно за тяжкие и особо тяжкие преступления45 осуждается около 350 тыс. человек46), что не соответствует ни целям ограничений прав и свобод, а также принципам, установленным Европейским Судом по правам человека (соразмерности, пропорциональности, необходимости в демократическом обществе, преследовали правомерную цель)47. Третье. Лишение права баллотироваться на выборные должности лиц, совершивших административные проступки или нарушения законодательства о выборах также явно чрезмерно и избыточно в демократическом обществе. Как известно, административные проступки не имеют той общественной опасности, какой обладают преступления, и поэтому лишение права избираться административных правонарушителей фактически уравнивает их деяния с преступлениями. Четвертое. Основанием для отсутствия субъективного избирательного права стало осуждение за группу «специфических» составов преступлений. Речь идет о гражданах, осужденных за преступления "экстремистской направленности". Причем, законодатель, как отмечается в литературе, просто не озаботился внятной формулировкой, так как Особенная часть Уголовного кодекса России вообще не содержит подобной главы. То есть были искусственно созданы условия для самого широкого административного усмотрения при определении круга лиц, ограниченных в пассивном избирательном праве48. Например, факт изъятия агитационных материалов, которые впоследствии признаются судом «экстремистскими», безотносительно установления в таком решении виновности кандидата, является основанием для отказа в реализации пассивного избирательного права. Причем решение суда о признании экстремистскими информационных материалов конкретного автора не обязательно фиксирует факт распространения таких материалов самим автором49. Пятое. Еще более несправедливым видится ценз двойного гражданства и вида на жительство. По состоянию на 2015 г. ФМС РФ (ныне ГУ по вопросам миграции МВД РФ) оценивала количество российских граждан, параллельно имеющих иностранное гражданство либо вид на жительство, приблизительно в пять миллионов человек50, и в том же году официально подали уведомления около 1 млн российских граждан51 (более поздние данные недоступны). Можно говорить о «поражении» в базовых конституционных правах от 2% до 4% российских граждан. Такого рода «цензы» прямо не соответствуют конституционному принципу равенства прав и свобод граждан и о неумалении прав в зависимости от наличия иностранного гражданства (ч. 2 ст. 62 Конституции). Ограничения избирательного права: избыточность избирательных барьеров Следует отметить, что Федеральный закон N 67-ФЗ предусматривает ряд ограничительных мер (условий), приводящих к невозможности реализации пассивного избирательного права, характерных для проведения конкретных выборов и имеющих отношение к отдельным лицам. Причем эти условия обычно связаны с видом выборов или с необходимостью ограничения допуска к выборам кандидатов, чьи действия приведи к назначению соответствующих выборов или уже замещающему мандат депутата, либо возможность выдвижения сразу по нескольким округам. Так, к этим ограничительным мерам (или барьерам «вхождения») можно отнести: 1) запрет выдвижения кандидатом на неосновных выборах в связи с замещением аналогичного вакантному мандата в действующем законодательном (представительном) органе власти; 2) ограничения, связанные со способом и субъектом выдвижения (запрет выдвижения по нескольким одномандатным округам; запрет кандидату давать согласие на выдвижение на одних и тех же выборах более чем одному инициатору выдвижения); 3) условие о поддержке избирателями путем сбора подписей (ст. 34, 37 Закона № 67-ФЗ), 4) условие о предоставлении сведений, выходящих за рамки подтверждения и (или) опровержения избирательных цензов (в частности, сведения об образовании (пп. «б» п. 2 ст. 33 Закона № 67-ФЗ), сведения о доходах, расходах, обязательствах имущественного характера (п. 3, 3.1. ст. 33 Закона № 67-ФЗ), сведения о когда-либо имеющейся судимости (п. 2.1. ст. 32 Закона № 67-ФЗ); 5) запрет иметь иностранные счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, отчуждать иностранные финансовые инструменты (п. 3.3. ст. 33 Закона № 67-ФЗ); 6) «муниципальный» фильтр при выдвижении на должность главы субъекта РФ (п. 3 ст. 18 Федерального закона № 184-ФЗ). Отдельно хотели бы остановиться на двух наиболее проблемных ограничениях пассивного избирательного права, а именно: на подписном фильтре и муниципальном фильтре. Подписной фильтр. Как показали недавние выборы депутатов Мосгордумы, прошедшие в сентябре 2019 года, именно этот барьер позволил недопустить до выборов почти всех оппозиционных кандидатов, выдвинутых т.н. «несистемной оппозицией», причем это вызвало серьезные общественные потрясения в виде череды митингов в г. Москве (собравших на пике в июле 2019 года до 50 000 человек). Причем этот т.н. фильтр является явно избыточным даже есть взять просто цифру сбора необходимых для регистрации подписей – в России он составляет 3% от числа зарегистрированных избирателей (на федеральных и региональных выборах). А в почти половине стран Европы (21 государство) этого фильтра вообще нет. Еще одно косвенное ограничение пассивного избирательного права состояло во введенном в 2005 г. пятикратном снижении максимального процента возможного брака при проверке подписных листов. Одновременно был снижен и допустимый предел "запаса": подписей, которые можно было сдать сверх требуемого для регистрации, - с 25 до 10% от их требуемого числа52. В результате и без того сложная процедура сбора подписей стала практически непреодолимой для самовыдвиженцев и для политических партий, участие которых в выборах могло быть по тем или иным причинам сочтено нежелательным. А в 2020 году правила сбора были еще более ужесточены: с 10 до 5% сокращено количество недействительных и недостоверных подписей, необходимых для отказа кандидату в регистрации. Помимо проставления подписи и даты, теперь избиратель должен собственноручно вписывать и свои фамилию, имя, отчество в подписном листе. Процедура проверки достоверности собранных подписей в странах Европы осуществляется только членами комиссий и по базам данных государственных органов, без привлечения «почерковедов» из МВД. Более того, даже при выявлении «пороков сбора» - недостоверных или недействительных подписей - кандидатам предоставляется право в определенные сроки донести нужное количество подписей. А в России процедура проверки подписей всегда позволяет отказать в регистрации не только неугодному оппозиционному кандидату, но и вообще любому кандидату, так как собрать «безупречные подписи» фактически невозможно! Здесь налицо две причины. Во-первых, большое число формальных требований законодательства к оформлению подписного листа и казуистичность судебной практики, меняющейся от кампании к кампании53. Во-вторых, это способы проверки, позволяющие на любом из этапов признать подписи недостоверными (редкое обновление государственных баз данных, несоответствие данных в базе паспортным данным избирателей, отсутствие методик криминалистических проверок подписей и т.д.). Какова рода аргументация обычно предъявляется обществу при обосновании необходимости сохранения подписного барьера (фильтра)? Первый тезис: если никак не фильтровать предварительно кандидатов, то их будет слишком много. Но ведь если в стране демократический режим (ст. 1 Конституции РФ), то именно сами граждане и должны разобраться и сделать выбор в пользу кандидата. Не стоит бояться «длинных» бюллетеней – в современном информационном обществе любой гражданин может получить информацию о любой партии или кандидате. Второй тезис: фильтры нужны для отсева популистов, демагогов, и иных маргиналов от политики. Но простите, если граждане согласны голосовать за этих «популистов» - нельзя лишать их права выбора. В конце концов, по окончании «мандата» на избрание граждане просто избирают нового кандидата, если их не устроил этот «популист». Наши предложения просты: либо полностью отказаться от института сбора подписей на выборах, вернув избирательный залог или же упростить требования к сбору подписей и радикально сократив их количество (например, с 3% до 0,1 -0, 3% и не от числа зарегистрированных избирателей, а от числа пришедших на последние выборы избирателей), при выявлении недействительных или недостоверных подписей – возможность их замены в срок до 3 суток); отказ от проведения проверки подписей «криминалистами», работающими в органах внутренних дел, такое право должны иметь только рабочие группы избиркомов, сформированные по принципу участия в их работе представителей всех «парламентских партий», представителя самого кандидата (или с его участием), а также кафедры криминалистики юридического вуза, устранение ограничения в 50 процентов допустимого количества подписей, собранных с использованием федеральной государственной информационной системы «Единый портал государственных и муниципальных услуг» (Госуслуги). Муниципальный фильтр. Это изобретение российского законодателя 2012 года, после возвращения выборности российских губернаторов, позволяет российской политической элите контролировать допуск к выборам губернаторов только «лояльных» кандидатов. Причем с точки зрения теории избирательного права налицо изъятие именно «ядра» пассивного права, так как одна партия контролирует более 70% депутатских мандатов по всей стране в муниципальных образованиях и подпись разрешено ставить только за одного кандидата, то и допуск к выборах высшего должностного лица субъекта зависит от прихоти функционеров одной партии54. Чтобы стать кандидатом в губернаторы, гражданину нужно в усложнённой процедуре с участием нотариуса собрать подписи от 5% до 10% местных депутатов и (или) глав администраций как минимум в 3/4 муниципальных образований. Причем каждый из депутатов или глав вправе поддержать только 1 кандидата. При этом в странах Европейского союза для выдвижения в качестве кандидата на посты главы региона (например, в Великобритании, Дании, Франции) для выдвижения и регистрации в качестве кандидата необходима всего лишь подача в надлежащий орган заявления, подписанного самим кандидатом. Иногда выдвижение кандидата должно быть подписано необходимым для регистрации числом избирателей. Это число сильно варьируется (от 2–6 до 500 подписей). Авторы муниципального фильтра утверждают, что эта мера является эффективным барьером для отсева некомпетентных управленцев, стремящихся попасть на пост губернатора55. Аналогичный российскому муниципальный фильтр действует только во Франции56. Но надо уточнить, что в этой стране муниципальный фильтр работает только на выборах президента Франции, и там депутаты имеют право поддержать нескольких кандидатов. В России же, как показывает практика, при наличии муниципального фильтра даже партии парламентской оппозиции, как правило, не в состоянии его преодолеть57. Более того, как известно, любая дискриминация проявляется прежде всего в деталях. Так, на практике уже были случаи, когда депутаты муниципальных советов подвергались угрозам и давлению с целью поставить подписи за конкретных кандидатов (такой случай был в г. Санкт-Петербурге, когда именно таким образом муниципальный фильтр не был преодолен популярным кандидатом О. Дмитриевой58). Трудности возникали даже в рамках заверения подписей муниципальных депутатов нотариусами, которые просто технически не знали как это делать, или же просто уклонялись от реализации этой процедуры находясь под административным давлением. Кроме того, активно применяется и механизм «задвоения» подписей, когда от муниципальных депутатов требуют поставить подписи за провластного кандидата, а потом уговаривают поставить подписи и за «оппозиционного» кандидата, зная, что впоследствии «вторые» подписи избирательная комиссия признает недействительными59. Сторонники муниципального фильтра, в частности, А. Джагарян и Н. Джагарян считают, что смысл такой муниципальной поддержки кандидатов сводится к установлению наличия хотя бы минимально необходимого уровня доверия кандидата со стороны населения и, соответственно, хотя бы минимальных его шансов на успех избирательной кампании60. Но такой аргумент явно некорректен: доверие к кандидату уже имеет место и подтверждено итогами сбора подписей населения в рамках выдвижения или же гарантировано тем, что он является представителем партии, имеющей свою фракцию в Государственной Думе или законодательном органе субъекта. Зачем же еще дополнительное «доверие»? Второй аргумент, который авторы приводят, соотносится с тезисом, использованным Конституционным Судом, а именно: муниципальный фильтр нужен для признания реальной способности кандидата в случае победы на выборах решать задачи, относящиеся к компетенции руководителя субъекта РФ, обеспечивая комплексное социально-экономическое развитие региона и составляющих его муниципальных образований61. Это тезис также следует назвать негодным по одной причине. Депутаты муниципальных советов в нашей стране на 90% - это непрофессиональные парламентарии, которые львиную долю времени работают не в муниципальном представительном органе. И в этом смысле вообще непонятно о какой-такой «реальной способности решать социально-экономические задачи» они могут компетентно утверждать, будучи депутатами муниципального собрания сельсовета или поселка? К третьему аргументу, приведенному А. Джагарян и Н. Джагарян также стоит отнестись сугубо критически. Они отмечают, что «вследствие того, что российской демократии свойственен конституционный полиморфизм и, следовательно, множественность различных способов (институтов) формирования публичной власти и связей с ними населения, соотношение институтов непосредственной и представительной демократии может видоизменяться и корректироваться по мере и в зависимости от общественно-государственного развития, а возникновение угроз жизненно важным конституционным ценностям, связанным с применением тех или иных конкретных способов (институтов) формирования органов публичной власти, может служить основанием для их трансформации в целях придания устойчивости конституционно-правовой системе и в границах, допускаемых конституционными принципами и нормами»62. Вся эта громоздкая конструкция в переводе с запутанного квазиюридического «языка» сводится к весьма простому тезису: государству (а точнее людям, находящимся у власти) потребовалось в силу неких «угроз» конституционным ценностям ограничить прямое народовластие. Причем непонятны как существо этих угроз, так и применение механизма, позволяющего власти не допустить до выборов губернатора любого независимого кандидата. Именно поэтому муниципальный фильтр и является ничем не обоснованным ограничением избирательных прав граждан РФ, когда возможность участия граждан в выборах ставится в зависимость не от поддержки избирателей, а от поддержки уже избранных лиц63, и в результате возникает абсурдная ситуация «тройной проверки воли народа – через сбор подписей населения, депутатов и собственно через выборы64. Отмена этого «фильтра» необходима и потому, что в результате его применения возможна ситуация, когда от выборов отсекаются популярные местные политики, а народ будет вынужден голосовать протестно за «технических» кандидатов, выставленных парламентскими партиями, которые действительно не имеют управленческих навыков для руководства регионом (как это имело место быть в Хакасии и Хабаровском крае). Заключение Следует констатировать, что установление большого числа избирательных цензов в российском избирательном законодательстве, а равно и дополнительных ограничений избирательного права (подписного барьера, муниципального фильтра, и пр.) приводит к исключению участия в реализации конституционного принципа народовластия миллионы российских граждан. Список конституционных цензов, установленных в ст. 32 Конституции, представляется наиболее справедливым и юридически корректно определенным, чем постоянное введение все новых цензов и ограничений пассивного избирательного права российским законодателем. В целях преодоления существующей несогласованности в системе правового регулирования, осуществляемого во вред правам и свободам человека, представляется необходимым указанные в избирательном законодательстве цензы отменить, вместе с тем в рамках уголовного преследования (1) ввести возможность назначения дополнительного наказания в виде лишения на определенный срок права избирать в органы власти (активное избирательное право), (2) уточнить существующее наказание в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью (ст. 47 УК РФ), предусмотрев возможность и особенности лишения на определенный срок пассивного избирательного права, при этом без возможности сохранения последствий наказания после погашения судимости, а также (3) предусмотреть конкретные составы преступлений, применительно к которым возможно назначение наказаний, связанных с лишением на определенный срок субъективного избирательного права. Такие ограничения избирательного права как подписной барьер и муниципальный фильтр должны быть серьезно модернизированы. И если сохранение подписного барьера в ближайшей перспективе еще представляется возможным при условии существенного сокращения как количества собираемых подписей, так и упрощения процедуры их сбора, то «муниципальный фильтр» должен быть отменен, либо на переходный период муниципальные депутаты должны получить право ставить свои подписи за нескольких кандидатов, а количество собираемых подписей среди муниципальных депутатов должно быть сокращено до 2-3%. 1. Например, из 47 государств – членов Совета Европы сбор подписей избирателей в качестве основания регистрации кандидата (списка кандидатов) применяется лишь в 26 странах, в частности: в Австрии – 100-500 подписей; в Грузии – 26 530 подписей (не менее 0,75% населения страны) для выдвижения на пост Президента; в Болгарии – не менее 2500 подписей избирателей в поддержку выдвижения списка кандидатов от политической партии; кандидаты от собраний избирателей – не менее 1%, но не более 1000 подписей избирателей соответствующего избирательного округа; в Венгрии – не менее 500 подписей избирателей (купонов) соответствующего одномандатного избирательного округа при выборах в парламент; Германия - для выдвижения кандидата требуется не менее 200 подписей избирателей данного избирательного округа.

2. Избирательный залог предусмотрен, например, в избирательном законодательстве Армении (на президентских выборах) Великобритании, Ирландии, Казахстана, Кыргызстана, США (на уровне штатов), Украины, Франции (на президентских выборах).

3. Федеральный закон от 19.09.1997 N 124-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"// Собрание законодательства РФ", 22.09.1997, N 38, ст. 4339.

4. Лукьянова Е.А., Порошин Е.Н. Классификация поправок в избирательное законодательство как маркер целей и задач власти // Конституционное и муниципальное право. 2019. N 3. С. 29.

5. Федеральный закон от 09.02.2009 N 3-ФЗ (ред. от 22.02.2014) "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с отменой избирательного залога при проведении выборов"//Собрание законодательства РФ", 16.02.2009, N 7, ст. 771.

6. Федеральный закон от 02.05.2012 N 40-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"// Собрание законодательства РФ", 07.05.2012, N 19, ст. 2274,

7. См.: Игнатенко, В. В., А. В. Штурнев Словарь-справочник по избирательному праву / В. В. Игнатенко, А. В. Штурнев. –Избирательная комиссия Иркутской области, Иркутская государственная экономическая академия. – Иркутск : Изд-во ИГЭА, 1999. С. 325 – 326.

8. См.: Дмитриев Ю.А., Исраелян В.Б. Избирательное право: Учебник. ЗАО «Юстицинформ», 2008. С. 16.

9. Добрынин Н.М. Универсальный энциклопедический словарь для всех и каждого. Современная версия новейшей истории государства. Новосибирск: Наука, 2012. С. 176.

10. См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть: Учебник для вузов / Рук. авт. колл. и отв. ред. Б.А. Страшун. 4-е изд., обновл. и дораб. М.: Норма, 2005. С. 416.

11. Князев С.Д. Очерки теории российского избирательного права. Монография. Владивосток: Изд-во Дальневосточного ун-та, 1999. С. 205.

12. См.: Митин Г.Н. Лицо другой национальности: дискриминационный ценз на выборах Президиума Боснии и Герцеговины // Конституционное и муниципальное право. 2010. № 9. С. 73.

13. См.: Белоновский В.Н. Цензовые ограничения в избирательном праве по Конституции СССР 1936 года // Юриспруденция. 2007. № 10. С. 161–184.

14. Выборы в мире: избирательные цензы / И. Б. Борисов, А. Г. Головин, А. В. Игнатов, Ю. Ю. Комиссаров; Под общ. ред. И. Б. Борисова. М.: РОИИП, 2015. С. 22.

15. См.: Стародубцева И.А. Конституционные ограничения пассивного избирательного права в России и зарубежных странах // Конституционное и муниципальное право. 2014. № 4. С. 25–28.

16. Выборы в мире: избирательные цензы / И.Б. Борисов, А.Г. Головин, А.В. Игнатов, Ю.Ю. Комиссаров; Под общ. ред. И.Б. Борисова. – М.: РОИИП,2015. С. 22.

17. См.: Червонюк В.И. Ограничение прав и свобод // Государство и право. 1997.№ 7. С. 34 – 37.

18. Червонюк В.И. Избирательные цензы: конституционный анализ//Международный журнал конституционного и государственного права. 2018. № 1. С.10.

19. Например, в США важным условием приобретения пассивного избирательного права на федеральном уровне является срок пребывания в гражданстве. Он составляет 7 лет для избрания депутатом палаты представителей, 9 – сенатором. Необходимым условием приобретения права баллотироваться кандидатом на пост президента США является наличие гражданства по рождению. В Аргентине натурализованные граждане получают право голоса лишь спустя 3 года после получения гражданства, в Тунисе – после 5 лет, в Таиланде такие граждане избирательных прав вообще не получают. См.: Филянина И.М. Ценз гражданства – базовый избирательный ценз// >>>> . 2016. >>>> . С. 58.

20. В настоящее время в мире наблюдается тенденция снижения возрастного ценза активного избирательного права: Иран, Бразилия, Куба, Никарагуа – 16 лет; КНДР – 17 лет. В Бразилии граждане, достигшие 16 лет, могут принять участие в голосовании по своему желанию. См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Отв. ред. Страшун Б.А. Тома 1-2. Часть общая. 3-е изд. - М.:БЕК, 2000. С. 104.

21. Ценз оседлости чаще всего применяется в отношении пассивного избирательного права. Для кандидатов в депутаты палат конгресса США необходимо проживание на территории того штата, от которого баллотируется. Президентом США может быть избран гражданин, в течение 14 лет имеющий постоянное место жительства на территории США // См.: напр.: Алебастрова И.А. Основы американского конституционализма. М.: Юриспруденция, 2001. С. 65.

22. Ценз несовместимости означает запрет одновременно занимать выборную и иную публичную должности. Несовместимость означает также обязанность для выборного лица освободить ранее занимаемую им должность в случае его избрания. Причем в данном случае это требование по своей природе цензом не является, так как не препятствует участию в выборах. А вот существующее в ряде государств требование предварительного ухода в отставку, прежде чем баллотироваться на выборную должность подпадает под критерии избирательного ценза.

23. В ХIХ в. правом голоса на выборах обладали только мужчины. Впервые право голоса было признано в англосаксонских странах: в США в штате Вайоминг в 1869 г., на федеральном уровне – в 1919 г. В Великобритании избирательное право было предоставлено женщинам в 1919 году сначала с 30-летнего возраста, в 1928 г. – с 21 года. В европейских странах женщинам избирательные права стали предоставляться: в Италии и Японии – с 1945 г., во Франции – с 1944 г., в Швейцарии – с 1971 г. См. подробнее: Поулсен, Ч. Избирательное право для женщин // Журнал о выборах. 2006. № 1. С. 27

24. Весьма показателен пример, приведенный А.С. Автономовым: «Существовавшие в XIX веке избирательные цензы (в первую очередь имущественный ценз) серьезно ограничивали электорат различных государств. Так, в Англии до избирательной реформы 1932 г. активным избирательным правом обладало 4,4% взрослого населения страны, в результате ее проведения – 7,5%, а после проведения реформы 1867 г. – 16,4%». См.: Зарубежное избирательное право: Учебное пособие. М., 2003. С. 10.

25. Образовательный ценз предполагает наличие определенного уровня образования для кандидата на выборную должность. Причем такие цензы применяются, как правило, в странах с авторитарными режимами (Турция, Азербайджан, Таджикистан, Бутан). См.: Ермошин П.Ю. Образовательный избирательный ценз при реализации пассивного избирательного права// >>>> . 2020. >>>> . С. 152.

26. Так, в Гайане депутатом Национального Собрания может быть лицо, которое способно говорить, а также, за исключением случаев слепоты или другого физического недостатка, читать на английском языке на профессиональном уровне, достаточном для активного участия в работе Собрания. См.: Выборы в мире: избирательные цензы / И. Б. Борисов, А. Г. Головин, А. В. Игнатов, Ю. Ю. Комиссаров; Под общ. ред. И. Б. Борисова. М.: РОИИП, 2015. С. 101.

27. Саламатова М.С. Цензы в российской и европейской избирательной практике первой четверти XX века// Избирательное право, 2016. № 2. С. 24-25.

28. Профессиональный (служебный) ценз направлен на ограничение избирательных прав граждан по признаку профессиональной деятельности, мотивируется это тем, что характер ряда профессий в принципе несовместим с активным участием в политической жизни. Как правило, речь идет о лишении избирательных прав военных, служащих правоохранительных органов, а также священнослужителей. Эти цензы широко применяются в странах Южной и Центральной Америке (Бразилии, Аргентине, Перу, Эквадоре, Коста-Рике и др.). См.: Назарцев Е.И. Избирательные цензы: опыт стран Латинской Америки (Бразилии и Аргентины)// >>>> . 2015. Т. 1. >>>> . С. 37-42.

29. Сравнительное избирательное право: учеб. пособие. М., 2003. С. 31.

30. Например, в 2007 г. Конституционный Суд по жалобе гражданина рассматривал дело о конституционности законодательной нормы о том, что не имеют права быть избранными граждане РФ, имеющие гражданство иностранного государства. Конституционный Суд решил, что данная норма не может рассматриваться как нарушающая конституционные права и свободы гражданина, и отказал в принятии этой жалобы к рассмотрению. См.: Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2007 № 797-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кара-Мурзы Владимира Владимировича на нарушение его конституционных прав положением пункта 3.1 статьи 4 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» : // Собрание законодательства Рос. Федерации. 2007. № 52, ст. 6533.

31. Собрание законодательства РФ", 17.06.2002, N 24, ст. 2253.

32. Стоит отметить, что в мае 2020 года данный перечень оснований был дополнен: запрет на выдвижение стал распространяться на граждан, осужденных к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных 55 составами Уголовного кодекса РФ. Запрет распространяется как на граждан, которые имеют на день голосования судимость за эти преступления (которая не была снята или погашена), так и в течение пяти лет после её снятия или погашения. При этом, большая часть указанных в законе преступлений являются не тяжкими преступлениями, а преступлениями средней тяжести (например, ст. 212.1, ст. 230, ст. 239, ст. 273 УК РФ и др.), что вызывает вопросы относительно соразмерности такого ограничения, учитывая, что лицо уже отбыло срок лишения свободы и его судимость погашена. См.: Федеральный закон от 23.05.2020 N 153-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"// Собрание законодательства РФ", 25.05.2020, N 21, ст. 3232.

33. А.Л. Кононов, судья КС РФ, в своем Особом мнении к Определению КС РФ от 4 декабря 2007 г. № 797-О-О, высказал следующую позицию: «в соответствии с п. 3 ст. 32 Конституции РФ закреплено только два случая в которых может быть ограничено право избирать и быть избранным». В указанном Особом мнении, А.Л. Кононов указывает на то, что «других ограничений активного и пассивного избирательных прав данная специальная норма Конституции РФ не предусматривает и не допускает, а перечень оснований является закрытым»//Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кара- Мурзы Владимира Владимировича на нарушение его конституционных прав положением пункта 3.1 статьи 4 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2007 г. № 797-О-О. Особое мнение Судьи А.А. Кононова // Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. № 52. Ст. 6533.

34. Николаев С.Г. Ограничение пассивного избирательного права в законодательстве Российской Федерации: некоторые дискуссионные вопросы// >>>> . 2019. Т. 9. >>>> . С. 78.

35. Определение Конституционного Суда РФ от 9 ноября 2017 г. № 2508-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Казакова Сергея Викторовича на нарушение его конституционных прав подпунктами "а", "а.1" пункта 3.2 статьи 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Особое мнение судьи К.В. Арановского//Документ, опубликован не был.

36. В настоящее время в российском законодательстве по данному поводу установлены следующие минимальные возрастные критерии, контролируемые применительно ко дню голосования для кандидатов: • на должность Президента Российской Федерации – 35 лет; Председателя Правительства, заместителя Председателя, федерального министра, руководителя федерального органа исполнительной власти – 30 лет, на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации – 30 лет; для депутата Государственной Думы – 21 год; депутата регионального законодательного органа государственной власти и выборного должностного лица местного самоуправления –но не более 21 года; в депутаты представительного органа местного самоуправления ограничения не установлены, что означает, что он равен возрасту совершеннолетия (18 лет).

37. Кротова К.О. Выдвижение кандидатов в контексте реализации пассивного избирательного права // Государственная власть и местное самоуправление. 2017. N 5. С. 44.

38. Лебедев В.А. Конституционные основы ограничений прав и свобод человека и гражданина // Lex russica. 2017. № 1. С. 135.

39. Речь идет о случае, когда действующий глава субъекта подает в отставку по собственному желанию (при условии, что он не менее года, осуществлял свои полномочия высшего должностного лица субъекта), и с согласия Президента РФ он может снова выдвинуть свою кандидатуру на выборах.

40. Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 14.03.2020 N 1-ФКЗ "О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти" // Собрание законодательства РФ. – 16.03.2020. – N 11. – ст. 1416.

41. Определение Конституционного Суда РФ от 01.06.2010 № 757-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Леонова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями подпункта "г" пункта 3.2 статьи 4 и подпункта "ж" пункта 7 статьи 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" // Данный документ опубликован не был.

42. Определение Конституционного Суда РФ от 07.02.2012 № 252-О-О "По жалобе гражданки Семеневой Ларисы Александровны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 6 статьи 37 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" // Данный документ опубликован не был.

43. Постановление Конституционного Суда РФ от 10.10.2013 № 20-П "По делу о проверке конституционности подпункта "а" пункта 3.2 статьи 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", части первой статьи 10 и части шестой статьи 86 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Г.Б. Егорова, А.Л. Казакова, И.Ю. Кравцова, А.В. Куприянова, А.С. Латыпова и В.Ю. Синькова" // Собрание законодательства РФ. – 28.10.2013. –№ 43. – ст. 5622.

44. См.: Макарцев А.А. Публичные и индивидуальные интересы в избирательном праве России: правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. - 2016. - № 8. С. 110.

45. На практике это означает, что лицо, осужденное за тяжкое преступление, сперва лишается права баллотироваться на срок лишения свободы (от 5 до 10 лет), затем на срок судимости (8 лет), а затем еще дополнительно на 10 лет в соответствии с избирательным законодательством - суммарно от 23 до 28 лет. В отношении осужденных за особо тяжкие преступления срок ограничения пассивного избирательного права составит от 35 до 50 лет (от 10 до 25 лет лишения свободы + 10 лет судимости + 15 лет дополнительного ограничения), что практически можно назвать пожизненным. Нужно учесть, что с 2020 года количество «лишенцев» вырастет еще на несколько десятков, а то и сотен тысяч человек, так как лица, осужденные по 55 статьям УК РФ (преступления средней тяжести) также утратили пассивное избирательное право.

46. ВС РФ: в России снижается число осужденных, но растет число приговоров по тяжким статьям // Информационное агентство "ТАСС", 17.10.2014. URL: >>>> (дата обращения: 16.01.2019).

47. См: Постановление Европейского Суда по правам человека от 02.03.1987 г. по делу Матье-Моэн и Клерфейт против Бельгии. П. 52 // Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. М.: Норма, 2000. С. 532–540.

48. Лукьянова Е.А., Порошин Е.Н. Классификация поправок в избирательное законодательство как маркер целей и задач власти // Конституционное и муниципальное право. 2019. N 3. С. 29 - 37.

49. Оленников С.М. Ограничение избирательных прав граждан в связи с осуществлением экстремистской деятельности // Адвокат. 2013. N 3. С. 50 - 56.

50. Солопов М., Химшиашвили П. Более 5 млн россиян должны уведомить о втором гражданстве до конца года // Информационное агентство "РБК", 02.06.2015. URL: >>>> (дата обращения: 16.07.2020).

51. За неуведомление о втором гражданстве оштрафованы 60 тыс. россиян// Подробнее на РБК:https://www.rbc.ru/rbcfreenews/553904b19a7947af1c702d16

52. Федеральный закон от 21 июля 2005 г. N 93-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2005. N 30 (ч. 1). Ст. 3104.

53. Отказ в регистрации кандидата из-за неоговоренных исправлений и помарок, выхода подписей за пределы поля в таблице, ошибок при заверении подписного листа, несоответствия адреса места жительства или паспортных данных базам УФМС вызывает сомнения с точки зрения соответствия данной нормы правовым принципам справедливости и соразмерности. См.: Лукьянова, Е. А. Об итогах парламентских выборов в России // Тр. по россиеведению. 2016. № 6. С. 185–200.

54. По состоянию на 2018 год «муниципальный фильтр» лишал все >>>> (кроме >>>> и в некоторых регионах также >>>> ) возможности самостоятельно выдвигать своих кандидатов на посты глав регионов России. В докладе движения в защиту избирательных прав « >>>> » отмечено, что из 22 регионов России, прямые (то есть непосредственно населением) выборы глав которых >>>> , самостоятельно преодолеть «муниципальный фильтр» могли только две партии: «Единая Россия» (во всех 22 регионах) и >>>> (в 3 регионах). См.: Имитация борьбы: как партии сдались перед «муниципальным фильтром». Доклад движения «Голос»// >>>> .

55. Считается, что идея первые была озвучена мэром Самары Д.И. Азаровым в 2012 году. По его мнению, чтобы уже на этапе регистрации кандидатов отсеивать заведомо непригодных для этой должности лиц и не давать им возможности ввести в заблуждение избирателей, необходимо задействовать в качестве экспертов муниципальных депутатов, которые сами прошли через выборы и которым на уровне муниципального образования люди уже поверили. См.: Азаров Д. Нельзя манипулировать общественным мнением // Независимая газета. 2012. N 068 (5553). 10 апр.

56. Французский муниципальный фильтр используется на президентских выборах с 1965 года. Изначально кандидат в президенты должен был заручиться поддержкой 100 выборных должностных лиц, с 1976 года число необходимых подписей выросло до 500. Общее количество потенциальных подписантов — более 47 тыс. человек, среди которых члены парламента, генеральных и муниципальных советов, префекты, мэры. Подписи должны быть собраны не менее чем в 30 департаментах (из 101). При этом у кандидата должно быть не больше 50 подписей от представителей одного и того же департамента.

57. Осейчук В.И. О новых шагах по демократизации избирательной системы современной России// Вестник Тюменского государственного университета. Социально-экономические и правовые исследования. 2019. Том 5. № 2. С. 107.

58. На выборах губернатора Санкт-Петербурга 14 сентября 2014 года действующий губернатор Полтавченко дал команду собрать за себя более 70% подписей муниципальных депутатов, сознательно блокируя фильтр для всех остальных, для "неугодных" кандидатов. Кроме того, было оказано беспрецедентное давление на муниципальных депутатов в нарушение всех конституционных прав// См.: Оксана Дмитриева: "Фантастическая фальсификация выборов в Петербурге". URL: >>>> .

59. При этом через фильтр зачастую удается «пробиться» выдвиженцам малых партий, имеющим гораздо меньше муниципальных депутатов, чем парламентская оппозиция. Так, в 2020 году, кандидаты Коммунистической партии социальной справедливости (КПСС) как-то смогли собрать подписи в пяти регионах, а кандидаты от Российской партии пенсионеров за справедливость — в четырех. Очевидно, что это происходит с помощью и по инициативе «кукловодов» от власти.

60. Джагарян А., Джагарян Н. Новый порядок замещения должности главы субъекта Российской Федерации как сочетание непосредственных и представительных начал. Комментарий к Постановлению Конституционного Суда РФ от 24 декабря 2012 года N 32-П // Сравнительное конституционное обозрение. 2013. N 2 (93). С. 148.

61. Постановление Конституционного Суда РФ от 24.12.2012 N 32-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений федеральных законов "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы"// Собрание законодательства РФ", 31.12.2012, N 53 (ч. 2), ст. 8062.

62. Джагарян А.А., Джагарян Н.В. Новый порядок замещения должности главы субъекта Российской Федерации как сочетание непосредственных и представительных начал. Комментарий к Постановлению Конституционного Суда РФ от 24 декабря 2012 года N 32-П. С.146.

63. Постников А.В. О конституционно-правовом методе регулирования // Журнал российского права. 2012. N 12. С. 37.,

64. Вискулова В.В. Первый опыт применения нового порядка избрания губернаторов в пяти областях Российской Федерации: проблемы и дефекты. Точка зрения практика // Сравнительное конституционное обозрение. 2012. N 6 (91). С. 94.

Система Orphus

Loading...
Up