Справедливость правосудия: опыт Международного уголовного суда и его значение для развития национальных систем уголовной юстиции

 
Код статьиS102694520012321-4-1
DOI10.31857/S102694520012321-4
Тип публикации Статья
Статус публикации Одобрена к публикации
Авторы
Должность: доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин
Аффилиация: Институт международного права и правосудия Московского государственного лингвистического университета (МГЛУ)
Адрес: Российская Федерация, г. Москва, ул. Остоженка д. 38 стр.1
Аннотация

Международный уголовный суд, основы функционирования которого тщательно сформулированы в Римском статуте, создавался по высочайшим стандартам уголовного правосудия. Изучение опыта его деятельности и сопоставление с проблемами, существующими в национальных юрисдикциях, позволяют выявить как пределы справедливости при уголовном преследовании, так и возможности по его совершенствованию. Автором демонстрируется, что стремление к качественному исследованию доказательств ведет к серьезному увеличению длительности судебных процедур и неизбежному возникновению «упрощенных» схем вынесения приговора, причем последние оказываются востребованы именно обвиняемыми. На основе анализа приговоров, вынесенных Международным уголовным судом, доказывается, что осторожный подход Суда к карательным полномочиям – это хоть и не бесспорный, но достойный внимательного изучения опыт, поскольку достижение главных целей наказания не находится в прямой зависимости от жесткости уголовной репрессии. В то же время работа с потерпевшими от преступлений в контексте психологической и материальной поддержки, активно развиваемая на сегодняшний день в рамках международной уголовной юстиции, вероятно ключевое направление для совершенствования правосудия. Этот аспект недостаточно выражен в национальных судебных системах, обычно сосредоточенных на возмездии, однако достижение целей привлечения к уголовной ответственности не представляется без тщательной работы с жертвами преступлений.

Ключевые словаМеждународный уголовный суд, Римский статут, справедливость правосудия, эффективность наказания, возмещение ущерба жертвам преступлений.
Получено21.10.2020
Кол-во символов31791
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Особенности статуса и дел, подсудных Международному уголовному суду (далее МУС), определяют специфические проблемы, с которыми он сталкивается в своей деятельности. Речь идет о разграничении уголовного международного и национального правосудия, о непризнании юрисдикции Суда рядом государств, о проблемах исполнения выданных им ордеров на арест, об особенностях индивидуальной ответственности политических руководителей, о зависимости от Совета Безопасности ООН и т. д.1 Но существуют вопросы деятельности МУС, имеющие существенное значение для любой системы уголовного правосудия. И российский термин «правосудие», и английский «justice» определяются, в том числе, как справедливое решение спора2. Высокая цель достижения справедливости является краеугольным камнем концепций преступления и наказания: «Уголовный закон и уголовное правосудие не могут выполнять своего назначения как регуляторов общественных отношений и результативных средств противодействия преступлениям, если они не пронизаны идеей справедливости, воплотившей в себе передовую человеческую мораль и верность (соответствие) истине»3. Классическое определение справедливости выражается одной фразой – suum cuique (всякому свое или каждому по его заслугам). На этом древнем постулате основывается вся тщательно продуманная система права и, как показывает опыт, именно он обеспечивает ее устойчивость4. Несмотря на сложности, связанные с различным пониманием справедливости5, в целом как стандарт правосудия она ассоциируется с надлежащим доказыванием вины подозреваемого в совершении преступления (т. е. с соблюдением его прав, в том числе, права на защиту, на быстрое разрешение дела и т.д.), с назначением ему соответствующего наказания и с реализацией права на возмещением вреда потерпевшему от преступления. Создание нового органа на основе Статута, который «устанавливает подлинную международную систему уголовной юстиции»6, отчетливо высветило проблемы справедливости правосудия, менее заметные в национальных судах в силу рутинности их процедур. 1. См., например: Букуру Ж.-Б. Солнцев А. М. Вопросы легитимности Международного уголовного суда в его отношениях с африканскими государствами в сфере борьбы с международными преступлениями // Всероссийский криминологический журнал. 2019. Т. 13. № 2. С. 332–339; Кибальник А. Г. Преступление агрессии: обманутые ожидания международного уголовного права // Всероссийский криминологический журнал. 2019. Т. 13. № 2. С. 300–310; Shamsi N. The ICC: A Political Tool? How the Rome Statute Is Susceptible to The Pressures of More Power States // Willamette Journal of International Law and Dispute Resolution. 2016. Т. 24, № 1. С. 85–104; Mutua M. The International Criminal Court: Promise and Politics // Proceedings of the Annual Meeting (American Society of International Law). Т. 109, Adapting to a Rapidly Changing World, 2015. С. 269–272.

2. См., например: Толковый словарь Ожегова онлайн: сайт. URL: >>>> ; Dictionary by Merriam-Webster : сайт. URL: >>>> (дата обращения: 27.11.2020)

3. Сидоров Б. В. Принцип справедливости: его место в системе принципов и норм уголовного права и вопросы совершенствования уголовного права // Вестник экономики, права и социологии. 2016. № 4. С. 189.

4. Kirk R. The Meaning of Justice // The Heritage Foundation : сайт. URL: >>>> (дата обращения: 27.11.2020)

5. В ст. 6 УК РФ указывается, что «Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного». Конституционный Суд РФ, упоминая в своих определениях справедливость, ассоциировал ее с четкими определениями преступления и наказания (определение от 06 октября 2015 г. № 2444-О), обоснованностью приговора и следованием нормам права (определение от 25 января 2005 г. № 42-О) и даже с независимостью и беспристрастностью судей (определение от 11.04.2019 № 855-О). В Римском статуте справедливость (fair) упоминается достаточно часто (ст. ст. 36, 55, 64, 67 и т.д.), однако значение этого термина не раскрывается. В современной научной литературе справедливость в зависимости от контекста ассоциируется с соблюдением прав человека, с точным следованием принципам равенства и законности, с выявлением истинного смысла закона, с восстановительным правосудием и т. д.

6. Международный уголовный суд // Организация Объединенных Наций : официальный сайт. URL: >>>> (дата обращения: 28.04.2020)
2 На сегодняшний день Судом вынесены приговоры девяти лицам: пятеро были осуждены за серьезные военные преступления и (или) преступления против человечности (один впоследствии оправдан); еще четверо – адвокаты Жан-Пьера Бемба Гомбо, т. е. специфичные для МУС осужденные, признанные виновными в преступлениях против отправления правосудия. Если на основании имеющихся приговоров проанализировать такие параметры деятельности Международного уголовного суда как инкриминируемые осужденным преступления, сроки содержания под стражей, назначенные наказания и места их последующего отбытия, то можно утверждать, что в этом отношении существуют следующие особенности:
3 – чрезвычайно длительные сроки содержания под стражей (Томас Лубанга Дьило – чуть менее 7 лет, а Жермен Катанга – чуть менее 8 лет; Жан-Пьер Бемба Гомбо – около 10 лет; Боско Нтаганда – чуть более 6 лет; Ахмад аль-Махди аль-Факи – около года при том, что он сразу же признался и раскаялся в совершении инкриминируемых преступлений);

Система Orphus

Загрузка...
Вверх