The official (public) and commercial debt in the practice of external borrowing of the states: the ratio and the legal status

 
PIIS013207690004663-1-1
DOI10.31857/S013207690004663-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Kikot’ Moscow University of the Ministry of internal Affairs of the Russian Federation
Address: Russian Federation, Moscow
Affiliation: Kikot’ Moscow University of the Ministry of internal Affairs of the Russian Federation
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameGosudarstvo i pravo
EditionIssue 4
Pages135-146
Abstract

The paper deals with the issues of correlation of official and commercial state debt, the criteria for their delineation in the doctrine of international economic law and in the practice of international financial and credit relations; the most important and  significant properties of the external public debt affecting its status are highlighted; a fundamentally new concept of regulation of international financing of states is proposed, suggesting both legal and non-legal forms of it, as well as the "hybrid" status of individual forms of borrowing.

KeywordsInternational Economic Law, International Monetary Fund, sovereign and commercial debt of states, Ukraine's debt to the Russian Federation
Received04.04.2019
Publication date29.04.2019
Number of characters46707
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

Постановка проблемы

2 Международно-правовое регулирование экономических отношений, складывающихся между государствами, в настоящее время осуществляется в рамках нескольких фундаментальных направлений. Их формирование обусловлено необходимостью согласования суверенных интересов в процессах трансграничного движения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. В связи с этим отечественная правовая доктрина исходит из того, что сотрудничество в указанных областях формирует, как минимум, три вида правоотношений. Первый представлен взаимодействием между государствами и международными организациями на основе норм международных договоров, что порождает публично-правовые права и обязанности. Второй вид – «диагональный», в рамках которого отношения складываются между государствами и иностранными частноправовыми субъектами, в том числе как результат государственно-частного партнерства. Третий вид представлен гражданскими правоотношениями, объединёнными иностранным элементом, в которые вступают физические и юридические лица, находящиеся под разными юрисдикциями. В современной юридической науке относимость указанных правоотношений к той или иной отрасли или системе права хотя и вызывает разногласия, но в целом определена. В частности, исследователи разделяют их в рамках международного экономического права и международного частного права1. Однако принадлежность ряда «узких» и весьма специализированных правоотношений к той или иной правовой общности не представлена сколько-нибудь консолидированными концепциями. К таким проблемным аспектам относится, в частности, статус государственных внешних долгов, нерешенность которого хорошо просматривается на примере урегулирования задолженности Украины перед Российской Федерацией, возникшей в 2013 г. 1. Так, в работах Л.П. Ануфриевой отношения с участием частных лиц не обозначаются как международные, а используется конструкция «отношения с иностранным элементом» (см.: Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права: правовые категории. М., 2002. С. 43, 44.); Г.М. Вельяминов к категории международных экономических отношений относит только межгосударственные экономические отношения, отграничивая их от частноправовых (см.: Вельяминов Г.М. Основы международного экономического права М., 1994. С. 7.); позиция В.М. Шумилова связана с выделением трех групп отношений в качестве предмета международного экономического права, которые складываются между публичными лицами, в том числе по вопросам частного характера (см.: Шумилов В.М. Международное экономическое право: учеб. для магистров. 6-е изд., пер. и доп. М., 2019. С. 39 - 42); А.А. Ковалев выделяет в рамках международного экономического сотрудничества четыре уровня отношений, три из которых являются исключительно публично-правовыми (см.: Ковалев А.А. Международное экономическое право и правовое регулирование международной экономической деятельности. М., 2007. С. 11.).
3 Проблема с возвратом внешнего долга Украины Российской Федерации в 2015 г. в очередной раз обнажила не только влияние политической конъюнктуры на межгосударственные отношения, но и неурегулированность многих юридических аспектов внешних заимствований с точки зрения международного права. Хотя с момента возникновения спора прошло уже более двух лет, проблема не перестала быть менее актуальной. Несмотря на то что в ее разрешении поучаствовали различные международные институты, и прежде всего Международный Валютный Фонд (далее – МВФ), международные долговые обязательства до сих пор не выполнены.
4 В рамках настоящей работы мы «оставляем за скобками» политическую составляющую проблемы, поскольку даже при ее наличии юридический аспект остается не менее важным в силу неурегулированности отдельных правовых вопросов в области внешнего государственного долга.
5 Одним из ключевых правовых вопросов в данном споре, как и во многих аналогичных ситуациях, является статус долга. В современной доктрине и практике международных финансово-кредитных отношений принято считать, что государственные долги могут быть или официальными (иногда их называют суверенными), или коммерческими. Первый тип долгов подлежит урегулированию в рамках процедур, разрабатываемых на платформе Парижского клуба кредиторов, второй – Лондонского клуба кредиторов2. Неформальный характер деятельности двух объединений, отсутствие в их основе единых правовых актов привело к формированию обычно-правовой практики урегулирования внешней задолженности. Вместе с тем, вопрос о статусе долга влияет не только на выбор процедуры, но и на взаимодействие государств-должников с международными финансовыми организациями. В частности, правила МВФ долгое время не позволяли предоставлять новые заимствования государствам, которые не урегулировали прежние официальные (но не коммерческие) долги или допустили по ним дефолт. Таким образом, возможность заключения новых кредитных соглашений с указанной международной финансовой организацией ставилась в зависимость от статуса прежних заимствований. Позднее МВФ всё-таки определился со статусом государственного долга, но применительно только к частной ситуации, а именно: к долгу Украины перед Российской Федерацией, признав его официальным. Однако четких международно-правовых критериев статуса такого долга, которые были бы применимы к любым государствам и ситуациям, в настоящее время не закреплено ни в одном международном договоре, а также не имеет общепринятой практики признания в рамках международных финансовых отношений. 2. Лондонский клуб - неформальная организация банков-кредиторов, созданная для урегулирования вопросов задолженности иностранных заёмщиков перед членами этого клуба. Парижский клуб кредиторов объединяет государства-кредиторы в лице представителей центральных банков и министров финансов государств-кредиторов.

Number of purchasers: 2, views: 498

Readers community rating: votes 0

1. Abashidze A.H., Glikman O.V. Mezhdunarodno-pravovoe priznanie i pravopreemstvo gosudarstv (glava 6) // Mezhdunarodnoe pravo / pod red. A.N. Vylegzhanina. M., 2010.

2. Anufrieva L.P. Sootnoshenie mezhdunarodnogo publichnogo i mezhdunarodnogo chastnogo prava: pravovye kategorii. M., 2002. S. 43, 44.

3. Vel'yaminov G.M. Osnovy mezhdunarodnogo ekonomicheskogo prava M., 1994. S. 7.

4. Glebova N.S. K voprosu ob okazanii finansovoj pomoshchi novomu palestinskomu rukovodstvu // Vestnik Instituta Blizhnego Vostoka. 2006 [Elektronnyj resurs] – Rezhim dostu-pa: URL: http://www.iimes.ru/?p=4227#more-4227 (data obrashcheniya: 20.04.2018).

5. Gorshukova Yu. D. Mezhdunarodno-pravovye aspekty obespecheniya evropejskoj en-ergeticheskoj bezopasnosti: dis. … kand. yurid. nauk. M., 2011.

6. Kovalev A.A. Mezhdunarodnoe ekonomicheskoe pravo i pravovoe regulirovanie mezhdunarodnoj ekonomicheskoj deyatel'nosti. M., 2007. S. 11.

7. Levchenko A.V. Suverennye investicionnye fondy: organizaciya i rol' na finansovom rynke: avtoref. dis. … kand. ekon. nauk. M., 2012. S. 15.

8. Obzor Belarusi, Kazahstana i Ukrainy. Special Report ¹ 2/17. Institut “Centr razvitiya” NIU “Vysshaya shkola ekonomiki”. S. 17, 18 [Elektronnyj resurs] – Rezhim dostupa: URL: http://dcenter.hse.ru/data/2017/03/01/1166134962/cis_17-02.pdf (data obrashcheniya: 16.05.2018).

9. Shumilov V.M. Mezhdunarodnoe ekonomicheskoe pravo: ucheb. dlya magistrov. 6-e izd., per. i dop. M., 2019. S. 39–42.

10. Gelpern A. Sovereign Debt: Now What? Yale Journal of International Law. August 8, 2016.

11. West Bank and Gaza. Report to the ad hoc Liaison Committee // International Mone-tary Fund. August 26, 2016 [Elektronnyj resurs] – Rezhim dostupa: URL: https://www.imf.org/~/media/Files/.../042017WBG.ashx (data obrashcheniya: 20.04.2018).

Система Orphus

Loading...
Up