The debate about a secular state in Russia

 
PIIS013207690004427-1-1
DOI10.31857/S013207690004427-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Kutafin Moscow state law University (MSLA)
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameGosudarstvo i pravo
EditionIssue 3
Pages74-84
Abstract

Secular state has become a subject of discussion in Russian Federation. Some “modern” interpretations of this constitutional principle are equal to negation of its generally accepted content.

Keywordssecular state, separation of religion from state, freedom of conscience, legal equality of religions
Received25.03.2019
Publication date28.03.2019
Number of characters44716
Cite   Download pdf To download PDF you should sign in
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 В феврале 2013 г. на встрече с участниками Архиерейского собора РПЦ Президент РФ В.В. Путин заявил: «Сохраняя, безусловно, светский характер нашего государства, не допуская огосударствления церковной жизни, мы должны уйти от вульгарного, примитивного понимания светскости»1. Эти слова ̶ отклик на новые отношения, складывавшиеся между государством и религиозными организациями в постсоветское время и не всегда вяжущиеся с традиционными представлениями о светском характере политической власти. Проблема возникла задолго до выступления Президента. В попытках её решения наметились любопытные тенденции. 1. Независимая газ. 2013. 4 февр. С. 1.
2 Нередко отрицается или ставится под сомнение самый принцип светскости, официально возведённый, как известно, в ранг одной из основ конституционного строя России (ст. 14 Конституции РФ). Такая позиция получает распространение при очевидном противоречии тексту Конституции.
3 Ещё в апреле 2007 г. на «круглом столе», посвящённом религиозному плюрализму и гражданскому обществу в России, известный тележурналист М.В. Леонтьев, рассуждал: «Может быть, концепция светского демократического государства, в которой все религии и конфессии равны не только в правовом смысле, но и в плане занимаемых в обществе позиций, недостаточна с точки зрения чисто политических задач государства? Думаю, сейчас тактически нецелесообразно закреплять за РПЦ статус государственной церкви, но двигаться к этому целесообразно. РПЦ не должна получать эксклюзивные привилегии, ущемляющие другие религии и конфессии, она просто должна перестать бороться за то, что принадлежит ей по праву рождения»2. М.В. Леонтьев прославился страстной защитой официозной линии. Про него можно было бы сказать: «Что у умного на уме, то у Леонтьева на языке». 2. НГ–Религии. 2007. 16 мая.
4 Профессор В.В. Сорокин в вышедшей в том же году монографии занял более радикальную позицию: «Государственной идеологией в России должно быть признано православие, тогда православная христианская вера станет государственной религией, а Русская Православная Церковь получит статус главенствующей со всеми вытекающими юридическими последствиями»3. 3. Сорокин В.В. Понятие и сущность права в духовной культуре России. М., 2007. С. 475.
5 Когда отец Владимир (Нежданов), священник из Солнечногорска, говорит, что формулу «отделение церкви от государства» нельзя принимать как безусловную или даже принципиально верную, так как Русскую церковь не может не затрагивать всё, чем живёт народ, и ссылается на выступления практически всех иерархов на Архиерейском соборе4, это можно было бы приписать корпоративным интересам. Но сходные мысли высказывал и известный теоретик права Г.В. Мальцев: «Само по себе предположение, что Запад, создав светское государство и освободившись от религиозных элементов в праве, достиг культурных высот, до которых остальному миру нужно долго добираться, сегодня вновь становится предметом сомнения и споров»5. «Христианскую церковь, идёт ли речь о православной или католической, нельзя подвести под общее понятие “корпорация” или “общественное объединение” не только по мотивам, на которые указывают теологи (“церковь ̶ не от мира сего, она богочеловечна, Богом установлена”), ̶ рассуждает Г.В. Мальцев… ̶ Христианская церковь – это универсальное явление с подвижными и неформальными организационными рамками, это – носитель духовной власти, которая способна вести за собой идею права при определённых исторических обстоятельствах»6. Отсюда и следующее заключение: «Имеются достаточно серьёзные основания укрепить публично-правовой статус Церкви, заключив, например, нормативный договор между РФ и РПЦ об основах и принципах взаимоотношений между ними, об их сотрудничестве в деле возрождения русской духовности»7. Здесь сомнительной, с точки зрения Г.В. Мальцева, западной идее светского государства противопоставляется конкордат государства и церкви. Но если государство и церковь понимают возрождение русской духовности одинаково, ясно, что это ̶ не светское государство. 4. См.: Лит. газ. 2008. 9 - 15 июля. С. 2.

5. Мальцев Г.В. Нравственные основания права. М., 2008. С. 474.

6. Там же. С. 515, 516.

7. Там же. С. 524.

views: 443

Readers community rating: votes 0

1. Alekseev N.N. Russkij narod i gosudarstvo. M., 1998. S. 87.

2. Vasilevich N. Belorusskaya pravoslavnaya cerkov' v teni gosudarstva // Tam zhe. ¹ 5, sent. – okt. S. 84.

3. Igumen Filipp (Ryabyh). Grazhdanskaya simfoniya zvuchit po-novomu // NG - Religii. 2012. 5 dek. S. 5.

4. Lit. gaz. 2008. 9 - 15 iyulya. S. 2.

5. Mal'cev G.V. Nravstvennye osnovaniya prava. M., 2008. S. 474, 515, 516, 524.

6. NG–Politika. 2012. 17 apr. S. 14.

7. NG–Religii. 2007. 16 maya; 2010. 17 noyab. S. 2; 2011. 18 maya. S. 2; 2012. 29 iyunya. S. 2; 5 dek. S. 5; 2017. 19 iyulya. S. 10: 2 avg. S. 14.

8. Nezavisimaya gaz. 2013. 4 fevr. S. 1.

9. Ogannisyan O. Cerkov' postsekulyarnaya ili postsakral'naya // Proet Contra. 2013. ¹ 3-4, maj - avg. S. 59.

10. Osnovy social'noj koncepcii Russkoj Pravoslavnoj Cerkvi. M., 2001. S. 16, 19, 20, 23, 24.

11. Ponkin I.V. Sovremennoe svetskoe gosudarstvo. Konstitucionno-pravovoe issle-dovanie. M., 2006. S. 17, 29, 46, 50, 65, 86, 160, 221, 248–257.

12. Sorokin V.V. Ponyatie i sushchnost' prava v duhovnoj kul'ture Rossii. M., 2007. S. 475.

Система Orphus

Loading...
Up