Prospective development of the treaty on the Union State of Belarus and Russia

 
PIIS271332140014379-3-1
DOI10.18254/S271332140014379-3
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Deputy Chairman of the Federation Council of the Russian Federation
Affiliation: Federation Council of the Russian Federation
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameEurasia. Expert
EditionIssue 1
Abstract

In February 2021, the Belarusian government announced a number of new highlights in its foreign policy. During the All-Belarusian Assembly, Foreign Minister Uladzimir Makei spoke in favor of renouncing the commitment to neutrality stipulated in the constitution. As a result of the Sochi meeting of Presidents of Russia and Belarus Vladimir Putin and Alexander Lukashenko, the parties returned to the development of "roadmaps" to deepen integration in the Union State. In an exclusive interview with Eurasia.Expert, Konstantin Kosachev, Chairman of the Federation Council Committee on Foreign Affairs, analyzed how the constitutional reform in Belarus and the new round of integration talks will affect the future of Russian-Belarusian relations.

KeywordsUnion State, foreign policy, international relations
Received26.03.2021
Publication date16.04.2021
Number of characters10040
Cite   Download pdf To download PDF you should sign in
1 – Константин Иосифович, 11 февраля в ходе Всебелорусского народного собрания глава МИД Беларуси Владимир Макей сообщил, что «закрепленное в Конституции стремление к нейтралитету не соответствует текущей ситуации». Чем, на Ваш взгляд, продиктовано данное заявление, и что оно означает для России?
2 – Я принимал участие во Всебелорусском народном собрании и, конечно же, обратил внимание на это заявление министра. Оно было поддержано и в завершающем выступлении президента Беларуси господина Лукашенко, хотя, подчеркну, это пока не принятое решение, а одна из идей, которая может быть использована при подготовке новой редакции Конституции Беларуси. Здесь еще много чего может произойти на протяжении примерно года работы над этим новым проектом – референдум предполагается организовать в начале будущего года. Так что я бы хотел уточнить, что пока это идея, и ее воплощение в жизнь будет в конечном итоге зависеть от воли граждан Беларуси.
3 Если же говорить по существу, то, называя вещи своими именами, эта норма действующей Конституции Беларуси на самом деле уже давно разошлась с реальной действительностью. Беларусь является полноправным и полноценным участником Союзного государства, а в рамках него, разумеется, реализуются программы, которые не совместимы с нейтральным статусом какого бы то ни было государства.
4 Во-вторых, Белоруссия является полноценным и полноправным членом Организации Договора о коллективной безопасности, а это оборонный союз, военная организация, то есть тоже конструкция, которая де-факто противоречит заявленному Белоруссией статуса нейтралитета. Поэтому, на мой взгляд, в этом предложении содержится не столько идея каким-то образом пересмотреть реальную, сейчас существующую политику Белоруссии в сфере безопасности, не об этом идет речь. А речь о том, чтобы привести нормы белорусской Конституции в соответствие с реальностью, с реальной политикой Белоруссии в сфере безопасности. Эта политика ушла дальше, и я в этом не вижу ничего тревожного, это совершенно нормальная динамика, развитие основ конституционного строя Белоруссии в указанной мною сфере, и я, признаюсь, пока не вижу никаких практических последствий для реализации этой политики. Она уже сейчас совершенно четко сориентирована на Россию и на другие государства, которые являются союзниками Белоруссии по ОДКБ и, думаю, так оно и будет оставаться впредь, когда и если эта норма исчезнет из действующей Конституции.
5 – В то же время, президент Беларуси Александр Лукашенко подтвердил сохранение курса республики на многовекторную политику. Как многовекторная политика Беларуси воспринимается в России, и какое влияние оказывает на динамику двусторонних отношений?
6 – Начнем с того, что Белоруссия – суверенное государство, и Россия никогда не ставила под сомнение ее суверенитет. Белоруссия имеет право проводить ту внешнюю политику, которую она считает для себя нужным. Если цепляться к терминологии, то можно спровоцировать проблемы там, где их на самом деле нет. Российскую внешнюю политику мы многовекторной не называем, но на самом деле этот термин используется во многих российских доктринальных документах, и де-факто наша политика также многовекторна, мы ее развиваем и в западном, и восточном, и в южном направлении, и готовы идти в этом нашем взаимодействии с окружающим миром столь далеко, сколь к этому готовы наши партнеры.

views: 450

Readers community rating: votes 0

Система Orphus

Loading...
Up