Kosovo: A New Model of the State with Limited Sovereignty [Kosovo: sovremennaia model’ gosudarstva s ogranichennym suverenitetom]

 
PIIS086954150014795-4-1
DOI10.31857/S086954150014795-4
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Lumière University Lyon
Address: France
Journal nameEtnograficheskoe obozrenie
Edition№2
Pages9-24
Abstract

Since the late 1970s, the liberal ideology has been on a crusade to impose on the world the global rules of the game that would be advantageous to the growth of stakeholder capitalism and increasing financial returns to shareholders. The liberal narrative accompanying this crusade tended to depict the state as an outdated institution that was withering away and was standing in the way of global harmony which was supposed to rest on the freedom of markets and morals. In this context, however, it is rather difficult to understand the unceasing desire of the major political players in the West to mold new states. This article attempts to examine what has been at stake in this political game by taking the case of the state of Kosovo. This endeavor, which may or may not end successfully, was undertaken as a result of the US military campaign that was supported by eighteen other members of NATO.

KeywordsSerbia, Kosovo, Metohija, anthropology of state, limited sovereignty, democracy, minority, development, think tank, emigration, international law, war, violence
Publication date26.06.2021
Number of characters40254
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 С XVIII в. вплоть до последних десятилетий XX в. национальное государство практически непрерывно расширяло объем своих полномочий и функций. Это явилось важнейшей составляющей “модернизации”. Жизнь граждан государств Нового времени почти исключительно определялась деятельностью или бездействием этих государств. В период “Славного тридцатилетия”, или “Золотого века” в англосаксонской терминологии, модель государства всеобщего благосостояния стала господствующей. Под давлением мирового рабочего движения капитализм стал заметно более социальным. Логика экономического планирования, заимствованная у СССР, положила начало смешанной экономике. Успех был несомненным. Между 1950 и 1979 гг. Франция, бывшая до того символом экономической отсталости, догнала США по производительности труда, обойдя при этом другие развитые страны, в т.ч. Германию (Maddison 1982: 46). Самая большая часть государственных расходов направлялась на социальные нужды: поддержание доходов населения, здравоохранение, образование; в этих же сферах было занято большинство государственных служащих. В 1970 г. в разгар вьетнамской войны численность работников школ в США впервые превзошла численность военных и служащих гражданской обороны. К концу 1970-х годов все капиталистические страны стали государствами всеобщего благосостояния, а в шести из них – Австралии, Бельгии, Франции, ФРГ, Италии и Нидерландах – в структуре государственных расходов 60% составляли социальные нужды (Hobsbawm 1999: 375).
2 Однако соотношение сил изменилось, и с 1980-х годов началось всемирное доминирование либерализма, важнейшим следствием которого стал крах социалистических европейских государств. Идеологи неолиберализма, пришедшие к власти в 1979 г. в Великобритании и в 1980 г. в США – двух мощнейших центрах мирового капитализма того времени, объявили войну этатизму на всех фронтах. Они усилили холодную войну с СССР, навязав ему гонку вооружений и приблизив военную угрозу вплотную к границам стран Варшавского договора: ракеты НАТО были размещены на территории Германии. Все это вопреки беспрецедентным пацифистским протестам, которые были в то же время протестами против воинствующего либерализма – его влияние уже ощущалось и в странах Западной Европы, даже несмотря на сильное представительство левых партий во власти. Неолибералы стремились ослабить государство всеобщего благосостояния, оттеснив его от рычагов управления экономикой и социальной сферой.
3 Размывание социального государства шло как сверху, так и снизу1: все больше полномочий делегировалось наднациональным структурам, и параллельно с этим крупные социалистические государства распадались на множество более мелких, слишком слабых для того, чтобы защитить себя в период международного беспорядка (Hobsbawm 1999: 737–738). Идеологически дискредитированное, социальное государство стало символом коррупции и социального иждивенчества, угрожающих ему банкротством. Странам, которые не хотели отказываться от этой модели, предрекали печальную судьбу СССР и других социалистических государств Европы2. 1. Ф. Кюссэ дает хорошее представление о трансформациях, произошедших в поворотное десятилетие 1980-х годов (Cusset 2008).

2. Между тем абсурдно утверждать, что граждане Евросоюза, среднедушевой национальный доход в котором вырос с 1970 по 1990 г. на 80%, не могли в 1990 г. “позволить себе” те уровни достатка и социальной защиты, которые были достигнуты в 1970 г. (World tables 1991: 8–9). Валовой национальный доход (ВНД) на душу населения продолжал расти в 1990-е и 2000-е годы. Так, в период с 1995 по 2008 г. он увеличился во Франции с $20 260 до $33 309, а в США еще более существенно – с $27 520 до $47 320. Пример Российской Федерации тоже показателен: ее ВНД стагнировал на протяжении 1990-х годов на уровне $5500 и начал расти только с 2000 г, достигнув к 2006 г. $12 811 (см.: Panorama 2010: 2).

Number of purchasers: 0, views: 692

Readers community rating: votes 0

1. Carbonnier, J. 1995. Flexible droit. Pour une sociologie du droit sans rigueur [Flexible Justice: For a Sociology of Law without Rigor]. Paris: L.G.D.J.

2. Cerović, S. 1999. Dans les griffes des humanistes [In the Clutches of Humanists], translated by M. Robin. Castelnau-le-Lez: Climats.

3. Chandler, D. 2019. Kosovo: Statebuilding Utopia and Reality. Journal of Intervention and Statebuilding 13 (5): 545–555. https://doi.org//10.1080/17502977.2019.1658565

4. Cusset, F. 2008. La décennie. Le grand cauchemar des années 1980 [The Decade: The Great Nightmare of the 1980s]. Paris: La Découverte.

5. Gurvitch, G. 1935. L’expérience juridique et la philosophie pluraliste du droit [Legal Experience and the Pluralist Philosophy of Law]. Paris: Pedone.

6. Hehir, A. 2019. Hollow Norms and the Responsibility to Protect. London: Palgrave Macmillan.

7. Hehir, A. 2019. Introduction: Kosovo’s Symbolic Importance. Journal of Intervention and Statebuilding 13 (5): 539–544. https://doi.org/10.1080/17502977.2019.1663986

8. Hobsbawm, E. 1999 (1994). L’âge des extrêmes. Le court vingtième siècle. 1914–1991 [The Age of Extremes: The Short Twentieth Century, 1914–1991]. Bruxelles: Éditions Complexe.

9. Gjeloshaj Hysaj, K. 2017. Kosovo: l’émigration, compte tenu de la situation, se poursuit [Kosovo: Emigration, Given the Situation, Continues]. Outre-Terre 52: 139–149.

10. Koskenniemi, M. 1994. National Self-Determination Today: Problems of Legal Theory and Practice. The International and Comparative Law Quarterly 43 (2): 241–269.

11. Krasner, S. 1999. Sovereignty: Organized Hypocrisy. Princeton: Princeton University Press.

12. Lagrange, É. 1999. La Mission intérimaire des Nations Unies au Kosovo, nouvel essai d’administration directe d’un territoire [The United Nations Interim Administration Mission in Kosovo, New Test of Direct Administration of a Territory]. Annuaire français de droit international 45: 335–370.

13. Maddison, A. 1982. Phases of Capitalist Economic Development. Oxford: Oxford University Press.

14. Nouvel, Y. 1999. La position du Conseil de sécurité face à l’action militaire engagée par l’OTAN et ses Etats membres contre la République fédérale de Yougoslavie [The Position of the Security Council vis-à-vis the Military Action Taken by NATO and Its Member States against the Federal Republic of Yugoslavia]. Annuaire Français de Droit International 45: 292–307.

15. Pegg, S. 1998. International Society and the de facto State. Aldershot: Ashgate.

16. Sur, S. 1999. Aspects juridiques de l’intervention de pays membres de l’OTAN au Kosovo [Legal Aspects of the Intervention of NATO Member Countries in Kosovo]. Défense nationale 12: 44–62.

Система Orphus

Loading...
Up