Tanzania. Modern slavery, interethnic relations, and group perception of Arabs

 
PIIS032150750015052-9-1
DOI10.31857/S032150750015052-9
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Senior Research Fellow of the Center of History and Cultural Anthropology, Institute for African Studies RAS
Affiliation: Institute for African Studies RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameAsia and Africa Today
EditionIssue 5
Pages59-65
Abstract

The paper highlights the results of field research, conducted by the author in Tanzania in 2018-2019 and focused on the perception and memories of Arab-Swahili slave trade of 19th century and its influence on nowadays interethnic relations in the country. Local notions of Tanzanian “Arabs” and Afro-“Tanzanians” are commented.

Reports about modern human trafficking are presented, the stories how Tanzanians, usually young women, are being lured to Arabic countries by promises of job and better life. However after reaching the destination point they end up working as prostitutes or are engaged in forced sexual relations with men in the house, which they were supposed to clean and take care of. Some stories are focused on backbreaking work or violence.

Due to the fact that people from Arabic countries are engaged in these activities, respondents point out that such stories influence the attitude toward Tanzanian Arabs, their group perception and general “image of Arabs”. This generalized “image of Arabs” is a concept based on historical memories about Arab domination in Zanzibar and East Africa in the 19thcentury and earlier, as representatives of Zanzibar’s Oman dynasty became the main actors and beneficiaries of slave trade in the region.

Transfer of the past impression into the present promotes perception of the modern slavery of Tanzanians in Arabic countries as a negative factor in the attitude towards Tanzanian Arabs. Moreover, modern human trafficking is conceptualized as the continuation of 19th century slave trade, as the slave trade never ended, it continues to exist in other ways. This deteriorates interethnic relations in the country.

KeywordsTanzania, modern slavery, interethnic relations, Arabs, group representation
AcknowledgmentThe work was carried out within the framework of the RFBR grant 20-09-00361 "Cultural memory of the Arab slave trade of the XIX century and its impact on interethnic relations in modern Tanzania ”.
Received13.02.2021
Publication date28.05.2021
Number of characters25368
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 ВВЕДЕНИЕ
2 Cтатья освещает материалы полевого исследования, проведенного в августе-сентябре 2020 г. А.А.Банщиковой, В.Н.Брындиной и О.В. Иванченко в Объединенной Республике Танзания и посвященного восприятию и осмыслению арабской работорговли XIX в. в контексте современных взаимоотношений между афротанзанийцами и аработанзанийцами, а также материалы полевых сезонов 2018-2019 гг.
3 Было собрано более 130 формальных и неформальных интервью на английском и суахили языках в Дар-эс-Саламе, Багамойо, Каоле, Танге, Пангани, на Занзибаре и некоторых других местах. Респондентам задавались вопросы о том, что они знают о работорговле, ведшейся на территории современной Танзании, кто были работорговцы, в какие страны увозили рабов и т.д. Отдельная группа вопросов была призвана выявить отношение афротанзанийцев к арабам, живущим в стране сейчас, и определить, увязывается ли это отношение с трагической историей работорговли. Прежде всего, необходимо охарактеризовать идентичность и состав самих групп, чьим межэтническим взаимоотношениям посвящена работа, и привести основные вехи истории восточноафриканской работорговли, поскольку она повлияла на эти взаимоотношения и может служить объектом отсылок и апелляций при их выражении.
4 АФРОТАНЗАНИЙЦЫ И АРАБОТАНЗАНИЙЦЫ
5 В сознании всех групп граждан Танзании широко укоренено представление об афротанзанийцах и меньшинствах неафриканского происхождения (арабов, индийцев, китайцев, европейцев) как об отдельных общностях внутри политической общности граждан Танзании [1].
6 Даже сам термин «танзанийцы» (Tanzanians) широко употребляется в неполитическом смысле как покрывающий лишь афротанзанийцев. Респонденты систематически употребляют слово Tanzanians в значении, противопоставляемом арабам (Arabs) Танзании независимо от того, являются ли они гражданами страны и как долго жили на ее территории их предки.
7 Один из респондентов с исчерпывающей ясностью ответил на прямой вопрос о том, входят ли арабы - граждане Танзании в единую танзанийскую нацию: «Для большинства людей это так на уровне политики, на правительственном уровне. Как одна нация - это означало бы нечто вроде того, что арабы тоже танзанийцы... Когда дело рассматривается на политическом уровне, это нормально, но в повседневной жизни они (арабы - граждане Танзании. - А.Б.) не рассматриваются как танзанийцы обычными людьми. Те говорят: “А-а, mwarabu1. Вот так получается. Здесь совершенно ясно выражена мысль, что арабы - граждане страны - входят в “политическую нацию” Танзании, но не в этническую. по своей сути. общность “танзанийцы”» [2]. 1. Mwarabu (на яз. суахили) - араб. (прим. авт.).
8 Различие между афротанзанийцами и аработанзанийцами проводится по внешним, расово-антропологическим признакам, увязываемым с представлениям об исторических реалиях: под «арабами» подразумеваются удержавшие фенотип предков потомки реальных этнических арабов, селившихся на территории Танзании на протяжении нескольких последних веков (прежде всего, в связи с активностью и властью Оманского султаната), а также арабы, прибывшие на территорию Танзании и живущие там в последние десятилетия. Дифференциация не проходит ни по религиозному признаку (множество «танзанийцев» - носители тех же толков ислама, что и «арабы»), ни по языковому признаку (есть огромное количество семей, живущих в стране многие поколения и знающих как родной язык только суахили).

Number of purchasers: 0, views: 67

Readers community rating: votes 0

1. Ivanchenko O.V. 2013. Tanzania: National and Ethnic Self-Consciousness. Asia and Africa Today. № 6. (In Russ.)

2. Banshchikova A.A., Ivanchenko O.V. 2020. Memory about the Arab Slave Trade in Modern-Day Tanzania: Between Family Trauma and State-Planted Tolerance. Anthropological Forum. № 44. (In Russ.)

3. Lovejoy P.E. 2012. Transformations in Slavery. A History of Slavery in Africa. 3rd edition. Cambridge: Cambridge University Press. 412 p.

4. Sheriff A. 2005. Slave Trade and Slave Routes of the East African Coast. In Zimba, Benigna, Slave Routes and Oral Tradition in Southeastern Africa / Eds. Alpers, Edward A., Isaacman, Allen F. Maputo, Mozambique: Folson Entertainmentю. Pp. 13-38.

5. McCormack S., Joudo Larsen J. & Abul Husn H. 2015. The Other Migrant Crisis: Protecting Migrant Workers against exploitation in the Middle East and North Africa. A Policy Research Report. International Organization for Migration & Walk Free Foundation. https://publications.iom.int/system/files/pdf/other_migrant_crisis.pdf (accessed 14.05.2020)

6. Anastasia A.Banshchikova, Oxana V.Ivanchenko. 2019. Historical memory of the 19th-century Arab slave Trade in modern Tanzania: Between family trauma and state-planted tolerance. In: The mmnipresent Past. Historical Anthropology of Africa and African Diaspora / Eds. Dmitri M.Bondarenko and Marina L.Butovskaya. Moscow: LRC Publishing House.

7. Muslims and Christians in Contemporary Tanzania: Publications of the Russian Expedition / Ed. Savateev A.D. Moscow, Institute for African Studies, 2005. 228 p. (In Russ.)

8. Korotaev A.V., Halturina D.A. Arabs in Tanzania. 2008. Interracial and Interethnic Relations in Contemporary Tanzania. Publications of the Russian Complex Expedition to the United Republic of Tanzania (2005 Field Season) / Eds. A.V. Korotayev and E.B. Demintseva. Moscow. (In Russ.)

Система Orphus

Loading...
Up