Chinese diaspora in Africa: Spatial evolution and stages of development. Рart 1

 
PIIS032150750009875-4-1
DOI10.31857/S032150750009875-4
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Research Fellow, Centre for the Study of the Russian-African Relations and African States’ Foreign Policy, Institute for African Studies, Russian Academy of Sciences
Affiliation: Institute for African Studies, Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameAsia and Africa Today
EditionIssue 6
Pages29-36
Abstract

In the following series of two articles the author provides a concentrated analysis of the evolution of the Chinese diaspora in Africa. The series cover the origins and the emergence of the diasporic communities, their evolution through the history, changes in their character and size, transformations of structure and alterations in geographical distribution over the continent.

On the basis of the undertaken analysis the author assesses the potential of the diaspora’s influence on host societies, as well as the impact it produces upon historical and economic development, political and socio-cultural life in the host nations, as well as on the bilateral relations of the latter with the homeland. As a result of the analysis, the author arrives to the conclusion that although at different stages of history, the quantitative parameters the diaspora have indeed to varying degrees influenced some aspects of Africa’s socio-economic life, they have never played the role of the main determinant of such influence.

The numbers of the Chinese in any one country in Africa have never approached the level beyond which they have could have influenced the politics and economy of African States by virtue of the diaspora’s size alone. On the contrary, the analysis of recent trends indicates a tendency towards an increase of such influence due not to quantitative, but rather qualitative changes in the characteristics of the diaspora, in particular, in the context of the emerging global influence of their Chinese homeland.

The first article in the series explains the categories used in the research, the size and the spread of overseas Chinese in Africa. It exposes the nuances in approaches of the Chinese and Taiwanese authorities to individual contingents of the Chinese diaspora and the differences in their legal status. The paper reveals the history of spatial distribution of Chinese diaspora communities over the African continent, and exposes the evolution and the stages of development of the Chinese diaspora in Africa.

KeywordsAfrica, Chinese Diaspora, Overseas Chinese, history, colonial politics, economics, international relations, international influence
Publication date27.06.2020
Number of characters29896
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Последние полтора десятка лет стали периодом беспрецедентного укрепления экономического, политического и гуманитарно-культурного влияния КНР в мире, причем, по всеобщему признанию, мощная поступь Китая особенно зрима на весьма удаленном от Поднебесной Африканском континенте [см.: 1]. Изучению причин, условий, факторов и последствий многовекторного укрепления глобальных позиций самой населенной страны планеты посвящено большое количество отечественных и зарубежных исследований и публикаций.
2 Многие из этих работ подчеркивают значение поддержки, а чаще всего прямого вклада в эти достижения мировой китайской диаспоры. Власти
3 и в КНР, и на Тайване давно осознали важность системной работы с соотечественниками за рубежом, создали стройный и довольно эффективный механизм взаимодействия с ними, позволяющий использовать их экономический, внешнеполитический и культурный и пропагандистский потенциал для развития и возвышения Отечества, защиты и продвижения интересов Китая в разных частях света.
4

ХУАЦЯО, ХУАЖЕНЬ И ДРУГИЕ

5
4-1

Схема 1. Категории контингентов китайской диаспоры (используемая терминология и взаимосвязи групп).

6 Примечание. Топологическая схема связей составлена автором на базе дефиниций, содержащихся в действующем законодательстве КНР. Более плотные линии обозначают более тесную взаимосвязь. Стрелки указывают на источники и результаты взаимосвязей.
7

Историко-цивилизационное представление китайцев о Китае как о Центральном (Серединном) государстве по умолчанию подразумевает наличие единого «китайского мира», в котором часть членов живут и трудятся на Родине1, а другая часть («хайвай хуажэнь» – зарубежные китайцы) – за пределами страны, но также по мере сил заботятся о благе отечества, согласно моральноэтическому завету предков: «раньше всех горевать над горем Поднебесной, после всех наслаждаться ее радостями»2. Этот принцип личной и коллективной ответственности является ключевым и экзистенциально важным в конструкции китайской диаспоральной идентичности.

1. С точки зрения современной политической географии, это и КНР, включая САР Гонконг (Сянган) с САР Макао (Аомэнь), и Тайвань (прим. авт.).

2. Крылатая фраза из «Записок о Юэянской башне» (1045 г.) Фань Чжунъяня, одного из отцов неоконфуцианства, принадлежащего к кругу наиболее почитаемых китайцами мыслителей-учителей наряду с Конфуцием и Мэн-цзы. Её смысл – первым встречай трудности своей страны и последним получай блага от нее (прим. авт.).
8 Живущие за границей китайцы, с точки зрения законодательств КНР и Тайваня, распадаются на две большие группы: на имеющих китайское гражданство «хуацяо»3 и не имеющих его «вайцзи хуажэнь», часто именуемых просто «хуажэнь» [2]. Многообразие терминов – не просто свидетельство лексического богатства китайского языка. 3. В российской литературе и, особенно в журналистике, термин «хуацяо» зачастую не вполне корректно применяют ко всем китайцам за рубежом. Однако, с юридической точки зрения, хуацяоэто исключительно граждане КНР, имеющие постоянный вид на жительство в другом государстве и прожившие там в общей сложности не менее 18 месяцев на протяжении 2 лет или не менее 30 месяцев – на протяжении 5 лет [2]. На Тайване в 2018 г. термин «хуацяо» (китайцыэмигранты) в официальном использовании был заменен на более нейтральное – «цяоминь» (эмигранты) [3].
9 В рамках политики укрепления связей и мобилизации потенциала зарубежной диаспоры и в КНР, и на Тайване создана изощренная и весьма эффективная система экономического, политического и морального стимулирования зарубежных китайцев к активному сотрудничеству. Интересы и самих хуацяо, и решивших вернуться на родину реэмигрантов «гуйцяо», и родственников эмигрантов и реэмигрантов «цяоцзюань» защищены ст. 50 Конституции КНР.
10 Работа с зарубежными китайцами встроена в систему государственного управления и, в соответствии с высказыванием председателя КНР Си Цзиньпина, «не важно, какой длины тень от дерева, его корни остаются в земле» [4, c. 8], не ограничивается стопроцентными китайцами. В поле внимания находятся также «хуаи» (дословно «люди китайского происхождения» – потомки от китайского корня). Этот термин покрывает как живущих за рубежом этнически чистых китайцев (вне зависимости от их гражданства), так и метисизированных потомков китайцев, чьи предки некогда оказались в чужой стране, натурализовались в ней, и от местных супругов и партнеров произвели на свет потомство, по разным причинам вспомнившее (или не забывавшее) о принадлежности к китайской нации.

Number of purchasers: 0, views: 288

Readers community rating: votes 0

1. Deych T.L. 2014. China "conquers" Africa. M. (In Russ.)

2. 国务院侨务办公室关于印发《关于界定华侨外籍华人归侨侨眷身份的规定》的通知.(PRC State Council Overseas Chinese Affairs Office’s Notice on issuing “Regulations on defining the status of Chinese emigrants, foreign citizens of Chinese origin, re-emigrants and emigrants’ dependents”). https://zh.wikisource.org/zh-hans/国务院侨务办公室关于印发 《关于界定华侨外籍华人 归侨侨眷身份的规定》的通知 (accessed 27.02.2020)

3. 台湾侨委会把 «华侨» 改为 «侨民» 在美国台湾人社区引发强烈反响. (Taiwan Overseas Community Affairs Council’s changing term “huaqiao” for “qiaomin” induces a strong reaction in American Taiwanese communities). http://www.rfi.fr/cn/ 中国/20180407-台湾侨委会把华侨改为侨民在美国台湾人社区引发强烈反响 (accessed 27.02.2020)

4. 习近平谈治国理政. (Xi Jinping. The Governance of China. Peking: Foreign Languages Press. 2014. V. 1)

5. Fituni O.L. 2020. To the Issue of the Historical and Contemporary Size the Chinese Diaspora in Africa and the Methodology of its Quantitative Research. Journal of the Institute for African Studies. № 1 (In Russ.)

6. 中華民國 98 年僑務統計年報. (Republic of China. Annual Report on Overseas Chinese Affairs for the Year 98 of Minguo. Taipei. 2009)

7. 中華民國 107 年僑務統計年報. (Republic of China - Taiwan. Statistical Yearbook of the Overseas Community Affairs Council. Report for the Year 107 of Minguo. Taipei. 2019)

8. Yap Melanie, Leong Man Dianne. 1996. Colour, Confusion, and Concessions: The History of the Chinese in South Africa. Hong Kong University Press.

9. Sergeeva A.A. 2015. ROC government policy towards Overseas Chinese. Society and State in China. V. 45. № 2 (In Russ.)

10. 2013. Routledge Handbook of the Chinese Diaspora. Tan Chee-Beng (ed.). New York.

Система Orphus

Loading...
Up