Iran and Sanctions: Experience of Overcoming and Influence on Socio-Economic Development

 
PIIS032150750005565-3-1
DOI10.31857/S032150750005565-3
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Research Fellow
Affiliation: National Research University Higher School of Economics
Address: Russian Federation, Moscow
Occupation: Associate Professor, National Research University Higher School of Economics; Research Fellow, Saint Petersburg State University; Research Fellow, Institute for African Studies, RAS
Affiliation: National Research University Higher School of Economics
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameAsia and Africa Today
EditionIssue 7
Pages24-31
Abstract

The international sanctions has been affecting Iran’s economy for the last forty years. During this time, their pressure on Iran’s economy was uneven. The most sensitive measures of economic pressure against Tehran was applied in 2010 – 2015. They cut the country from the international banking and insurance system. Tehran’s access to foreign investments, advanced technologies and international sea carriage services was restricted. Its options to sell oil in external markets and import gasoline were also limited. Consequently, the adoption of the Joint Comprehensive Plan of Action (JCPOA, so called nuclear deal) signed between Tehran and the international group of negotiators in 2015 was welcomed by the Iranian population and large part of the country’s elite. This document was lifting most of the previously imposed sanctions and gave Iran hopes for less troubled economic development.

Yet, the decision of US president, Donald Trump, voiced in Spring 2018 to leave the JCPOA change the situation around Iran once again. The renewal of US sanction pressure on Tehran caused serious concerns among the international community. The authorities of the EU, Russia and China are rightfully worried that the re-introduction of the US sanctions can create difficulties for doing business with Tehran and provoke the Iranian elite to consider options for Tehran to leave the nuclear deal. According to these concerns, sanctions might have negative impact on the domestic situation in Iran causing the growth of social unrest and strengthening of the position of conservative forces less prepared for the dialogue with the outer world. These concerns got only strengthened when, in November 2018, Trump imposed oil trade embargo on Tehran (with the provision of oil sanctions waiver for only eight countries and limited period of six months). Yet, these pessimistic scenarios should be taken with a grain of salt. Some of the current events and past experience clearly demonstrate that the re-imposed sanctions might become less effective than expected by the US.

 

KeywordsIran, sanctions, economic development, sociopolitical instability, JSPOA
Received31.07.2019
Publication date07.08.2019
Number of characters34024
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Существующий санкционный режим в отношении Исламской Республики Иран (ИРИ) начал формироваться не в 2003-2006 гг.1, после обострения ситуации вокруг Иранской ядерной программы (ИЯП), а в 1979 г. с возникновением продолжающегося по сей день кризиса в ирано-американских отношениях. 1. После выхода Ирана из режима моратория на ядерную конверсию (август 2005 г.) и обогащение урана, отказа от исполнения Дополнительного протокола к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ (февраль 2006 г.), а также ввода в строй в августе 2006 г. предприятия по выработке «тяжелой воды» в Араке Совет Безопасности ООН в 2006 г. принял первую (№ 1737), а 24 марта 2007 г. – вторую санкционную резолюцию (№ 1747) по Ирану. В 2010 г. СБ ООН принял новую резолюцию № 1929, которая стала «дорожной картой» для введения в 2010-2012 гг. наиболее чувствительных санкций в отношении ИРИ, которые привели к тому, что Иран оказался отрезан от международной финансовой системы (в т.ч. системы SWIFT), доступа к иностранным инвестициям и технологиям, необходимым для развития ключевых отраслей экономики (в первую очередь, нефтяной и нефтехимической), возможности импорта бензина, использования международных страховых и транспортных услуг при перевозке нефти. На торговлю нефтью с Тегераном было наложено эмбарго (прим. авт.).
2 Превращение Ирана (в противовес всем изначальным планам США по «приручению» исламского режима) из стратегического регионального экономического и политического партнера Соединенных Штатов в их оппонента, угрожающего другому союзнику Вашингтона – Израилю, не могло остаться безнаказанным.
3 Еще в 1979 г. в отношении ИРИ впервые были применены санкции. С тех пор Иран живет в условиях санкций практически постоянно, с момента возникновения исламской республики в 1979 г. Интенсивность этого давления в разные годы менялась, но сами санкции с Ирана полностью не снимались никогда. Даже по условиям всеобъемлющего соглашения по иранской ядерной программе (СВПД) 2015 г. США сохранили в силе целый ряд мер, введение которых не было напрямую связано с ядерной программой Тегерана.
4 И все же хоть санкции и стали серьезным испытанием для Ирана, они не смогли серьезным образом подорвать власть духовенства и настроить против него население. Во многом это объясняется тем, что меры экономического давления, нанеся серьезный ущерб иранской экономике, не разрушили ее.
5 Критичным для исламской республики стал период январь 2011 г. – ноябрь 2012 г., когда стране пришлось приспосабливаться жить в новых условиях. Однако уже к 2013 г. наметились определенные тенденции к стабилизации ситуации, а к 2015 г. руководству ИРИ даже удалось выправить ряд изначально негативных показателей.
6 Так, если в 2012 г. объем ВВП страны сократился на 6,6%, то в 2013 г. этот показатель был равен -1,9%, а в 2014 г. уже вышел на уровень в +3%. В 2013-2014 гг. правительство смогло более чем вдвое сократить темпы роста уровня инфляции (с 40% до менее 20%). В январе 2015 г. Центральный банк ИРИ прогнозировал, что в текущем году он сможет стабилизировать этот показатель на уровне 15% и снизить его до менее 10% в 2016 г. К 2015 г. был остановлен процесс обесценения национальной валюты. Зависимость бюджета от поступления нефтедолларов также снижалась. Если в 2013-2014 гг. она составляла 40%, то в 2015 г. 33% [1].
7

ИРАНСКИЙ ОПЫТ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИМ САНКЦИЯМ

8 В первую очередь, сразу же после введения санкций 2012 г. руководство Ирана приняло ряд решений для того, чтобы приспособить экономику страны к новым условиям. Так, бюджет на 2013 г. был спланирован, исходя из возможности Тегерана экспортировать не более 1,33 млн баррелей нефти в сутки при средней цене в $90-91 за баррель и возможном покрытии только 40% расходов казны за счет нефтедолларов.
9 Основной упор был сделан на диверсификацию экономики с целью максимально сбалансировать объем существующего импорта товаров за счет ненефтяного экспорта с акцентом на развитие нефтехимического сектора, горнорудную и сталелитейную промышленность, электроэнергетику, производство строительных товаров, а также предметов т.н. традиционного экспорта (сухофрукты, агропродукцию, ковры и т.д.). Тем самым в 2011-2015 гг. правительство страны сконцентрировало внимание на инвестировании средств в развитие тех сфер экономической деятельности, которые в меньшей степени или совсем не подпадали под действие санкций [2].

Number of purchasers: 4, views: 1560

Readers community rating: votes 0

1. Budget’s Oil Dependence Declines to 30% // The Financial Tribune. 25 April 2017 - https://financialtribune.com/articles/economy-domestic-economy/63082/budget-s-oil-dependence-declines-to-30 (accessed 24.03.2019)

2. Iran’s Petrochemical Exports Approaching USD11 billion // The Tehran Times. 1 January 2012 - https://web.archive.org/web/20120204211907/; http://www.tehrantimes.com/economy-and-business/94108-irans-petrochemical-exportsapproaching-11-billion (accessed 24.03.2019)

3. Clawson P. Iran beyond Oil? // Policy Watch. 3 April 2013 - http://www.washingtoninstitute.org/policyanalysis/view/iran-beyond-oil (accessed 13.05.2018)

4. McLean E.V., Whang T. Friends or Foes? Major Trading Partners and the Success of Economic Sanctions // International Studies Quarterly, 2010, № 54.

5. Drummond J., Khalaj M. Iran Finds Way Round Petrol Sanctions // The Financial Times. 7 February 2011.

6. Saul J., Kasolowsky R. Iran feels sanctions heat at UAE ports // Reuters. 3 August 2010.

7. Rasheed A., Aqrawi S. Despite pledges, Iraqi Kurd oil still flows to Iran // Reuters. 22 July 2010.

8. Azad Sh. The Politics of Privatization in Iran // The Middle East Review of International Affairs. Vol. 4. № 4. December, 2010.

9. Iran’s Struggle. The regime tightens its belts and fists // The Economist. 15 January 2011.

10. Wehrey F., Green J.D. The Rise of Pasdaran. Washington, 2009.

11. Treasury Designates 24 Shipping Companies Affiliated with IRISL, Two Entities Tied to Iran’s Aerospace Industries Organization // U.S. Department of Treasury. 13 January 2011.

12. Razeq M. Egyptian bank denies accusations of Iranian collusion // al-Masry al-Youm. 21 November 2010.

13. Today’s Goal. 4 November 2018 (In Persian)

14. Abdallahi M.R., Musavinik S.Kh., Sadeqi N., Qayvani Z. The Analysis of the Recent Changes in Iran’s Economy. Tehran. 1397 (In Persian)

15. Industry. 16-18, 20-22 October 2018, 4 November 2018 (In Persian)

16. World of Economy. 16-18, 20-22 October 2018, 4 November 2018 (In Persian)

Система Orphus

Loading...
Up