«Один пояс – один путь»: обзор литературы

 
Код статьиS032150750005159-6-1
DOI10.31857/S032150750005159-6
Тип публикации Обзор
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация:
профессор Университета префектуры Фукуи, Япония
гл.н.с., Санкт-Петербургский государственный университет, РФ
Адрес: РФ, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7-9
Название журналаАзия и Африка сегодня
ВыпускВыпуск №6
Страницы12-18
Аннотация

Анализируется научная литература по тематике «Один пояс - один путь». Установлено, что большинство авторов позитивно воспринимает данные инициативы. Это указывает на положительный баланс открывающихся возможностей и возникающих проблем. Наиболее оптимистичны китайские ученые, ориентированные на экономику. Исследователи из других стран чаще всего рассматривают комплекс позитивных и негативных факторов, включающих экологические, географические, этнографические и др. аспекты. 

Ключевые слова«Один пояс - один путь», интеграция, Китай, Россия, Евразия
Дата публикации31.05.2019
Кол-во символов21363
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1

Процессы глобализации в современном мире развиваются настолько неравномерно, что большинство крупных явлений вызывают ожесточенные дискусии, политическое противостояние, социальный раскол. Достаточно вспомнить ситуацию вокруг Транстихоокеанского партнерства (ТТП), Трансатлантического инвестиционного партнерства (ТАИП), Брекзита и других событий.

2

Китайская же инициатива «Один пояс - один путь», несмотря на отдельные критические голоса, в целом, положительно воспринимается в мировом академическом сообществе. С чем это связано?

3

Последовательно объявленные Китаем в 2013 г. инициативы создания Экономического пояса шелкового пути и Морского шелкового пути XX века («Один пояс - один путь», или «Инициатива Пояса и Пути» - ИПП*) дают пример «консенсус-глобализации», или «глобализации без протестов».

* Это сокращение используется как перевод наиболее распространенного термина - Belt and Road Initiative (BRI) (прим. авт.).
4

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ БЕЗ ПРОТЕСТОВ

Главная причина, скорее всего, связана с всеобщим стремлением к региональной интеграции, которая является отличительной чертой современной эпохи глобальной нестабильности. Кризис Европейского Союза (ЕС) и элементы автаркизма в экономической политике США превратили Восточную Азию (ВА) в регион, привлекающий внимание всего мира устойчивой динамикой интеграционных процессов. 

5

В расширении связей стран ВА за пределами региона долгое время преобладал тихоокеанский вектор, пока неудачи с АТЭС и ТТП не привели к сдвигу баланса в западном и южном направлениях. В этих условиях особое значение приобрела названная выше инициатива Китая. Гигантские масштабы и государственная поддержка, организационное оформление и механизмы финансирования, обширные планы и практические успехи - все это превратило ИПП в одну из главных перспектив развития интеграционных процессов восточноазиатских стран. 

6

Быстрое расширение круга участников, реальные возможности улучшения инфраструктуры и заметное усиление позиций Китая на региональных рынках можно считать первыми количественными итогами ИПП.

7

Еще более важными представляются происходящие качественные изменения. За строительством китайских дорог и портов следуют грузы, компании и возможности производственного участия. Дело в том, что рост присутствия Китая в Восточной Азии сопровождается расширением нового типа международного разделения труда, основанного на осуществлении в разных странах не отдельных стадий создания продукта, а технологических фрагментов процесса производства. Соответственно, изменяются и производственные цепочки, и внешнеторговые потоки, и издержки включения в них новых участников. 

8

В определенном смысле появляется основа для экспорта данной модели промышленного развития и международной интеграции. Многие развивающиеся страны оказываются вовлеченными в процесс «индустриализации по-китайски». В дополнение к перспективам создания современной инфраструктуры это становится важнейшим направлением их экономического прогресса.

Всего подписок: 3, всего просмотров: 3142

Оценка читателей: голосов 0

1. Zhang F. 2015. China as a Global Force // Asia & the Pacific Policy Studies. Vol. 3. № 1. Рр. 120-128.

2. Chi L. 2015. China’s Silk Road Strategy // The International Economy. Vol. 29. № 4. Рр. 54-75.

3. Chen J., Jimenez-Tovar S. 2017. China in Central Asia Local Perceptions from Future Elites // China Quarterly of International Strategic Studies. Vol. 3. № 3. Рр. 429-445.

4. Callahan W. 2016. China’s «Asia Dream»: The Belt Road Initiative and the new regional order // Asian Journal of Comparative Politics. Vol. 1. № 3. Рp. 226-243.

5. Jin B. 2017. Economic Globalization 3.0 and the Concept of Interconnection under the Belt and Road Initiative // China Economist. Vol. 12. № 2. Pp. 2-20.

6. Timofeev I., Lissovolik Y., Filippova L. 2017. Russia’s Vision of the Belt and Road Initiative: From the Rivalry of the Great Powers to Forging a New Cooperation Model in Eurasia // China & World Economy. Vol. 25. № 5. Pр. 62-77.

7. Baviera A. 2016. China’s Strategic Foreign Initiatives Under Xi Jinping: An ASEAN Perspective // China Quarterly of International Strategic Studies. Vol. 2. № 1. Рр. 57-79.

8. Cha C. 2017. China’s Westward March: Strategic Views of One Belt, One Road // The Korean Journal of International Studies. Vol. 15. № 3. Рр. 483-500.

9. Ferdinand P. 2016. Westward ho-the China dream and «one belt, one road»: Chinese foreign policy under Xi Jinping // International Affairs. Vol. 92. № 4. Рр. 941-955.

10. Dellios R. 2017. Silk Roads of the Twenty-first Century: The Cultural Dimension // Asia&The Pacific Policy Studies. Vol. 4. № 2. Pр. 225-236.

11. Nordin A., Weissmann M. 2018. Will Trump make China great again? The belt and road initiative and international order // International Affairs. Vol. 94. № 2. Рр. 231-248.

12. Nezerenko O., Koppel O. 2017. The Baltic Sea Macro-Regional Transport Cluster as an Element of the Silk Road Economic Belt // Croatian International Relations Review. Vol. 23. № 78. Рр. 77-95.

13. Kaplan Y. 2017. China’s OBOR as a Geo-Functional Institutionalist Project // Baltic Journal of European Studies. Vol. 7. № 1. Рр. 7-23.

14. Zhang F., Yu M., Jiantuo J., Jin Y. 2017. The Effect of RMB Internationalization on Belt and Road Initiative: Evidence from Bilateral Swap Agreements // Emerging Markets Finance and Trade. Vol. 53. № 12. Рp. 2845-2857.

15. Lovina H., Gong J., Hua C. 2017. Review of «The Chinese Belt and Road Initiative»: Indonesia-China Cooperation and Future Opportunities for Indonesia’s Port Cities Development // Journal of Regional and City Planning. Vol. 28. №. 3. Рр. 161- 177.

16. Pencea S. 2017. Rumania and China Trade and Investment Relations Against the Backdrop of «One Belt, One Road» Strategy // Romanian Economic and Business Review. Vol. 12. № 2. Pp. 17-28.

17. Fallon T. 2015. The New Silk Road: Xi Jinping’s Grand Strategy for Eurasia // American Foreign Policy Interests. Vol. 37. № 3. Рp. 140-147.

18. Khetran M., Saeed M. 2017. The CPEC and China-Pakistan Relations A Case Study on Balochistan // China Quarterly of International Strategic Studies. Vol. 3. № 3. Рр. 447-461.

19. Hu R., Liu R., Hu N. 2017. China’s Belt and Road Initiative from a global health perspective // The Lancet. Vol. 5. № 3. Рр.12-15.

20. Li Y., Schmerer H. 2017. Trade and the New Silk Road: opportunities, challenges, and solutions // Journal of Chinese Economic and Business Studies. Vol. 15. № 3. Рр. 205-213.

21. Summers T. 2016. China’s «New Silk Roads»: sub-national regions and networks of global political economy // Third World Quarterly. Vol. 37. Рр. 1628-1643.

22. Hofman I. 2016. Politics or Profits along the «Silk Road»: What Drives Chinese Farms in Tajikistan and Helps Them Thrive? // Eurasian Geography and Economics. Vol. 57. № 3. Рp. 457-481.

23. Ma J. 2017. The Challenge of Different Perceptions on the Belt and Road Initiative // Croatian International Relations Review. Vol. 23. № 78. Рр. 149-168.

24. Tracy E., Shvarts E., Simonov E., Babenko M. 2017. China’s new Eurasian ambitions: the environmental risks of the Silk Road Economic Belt // Eurasian Geography and Economics. Vol. 58. № 1. Рр. 56-88.

25. Gibson J., Li C. 2018. The «Belt and Road Initiative» and comparative regional productivity in China // Asia&Pacific Policy Studies. Vol. 5. № 2. Рр. 168-181.

26. Musabelliu M. 2017. China’s Belt and Road Initiative Extension to Central and Eastern European Countries - Sixteen Nations, Five Summits, Many Challenges // Croatian International Relations Review. Vol. 23. № 78. Рр. 57-76.

27. Le Corre P., Pollack J. 2017. China’s Rise: What about a Transatlantic Dialog? // Asia Europe Journal. Vol. 15. № 2. Рp. 147-60.

28. Shah A. 2017. How Does China-Pakistan Economic Corridor Show the Limitations of China’s «One Belt, One Road» Model // Asia & the Pacific Policy Studies. Vol. 5. № 2. Рp. 378-385.

29. Liu H. 2017. The Security Challenges of the «One Belt, One Road» Initiative and China’s Choices // Croatian International Relations Review. Vol. 23. № 78. Рр. 129-147.

30. Dellios R. 2017. Silk Roads of the Twenty-first Century: The Cultural Dimension // Asia&The Pacific Policy Studies. Vol. 4. № 2. Рр. 225-236.

31. Foggin M. 2018. Environmental Conservation in the Tibetan Plateau Region: Lessons for China’s Belt and Road Initiative in the Mountains of Central Asia // Land. Vol. 7. № 52. Рр. 1-34.

32. Dimitrijevic D. 2017. Chinese Investments in Serbia-A Joint Pledge for the Future of the New Silk Road // Baltic Journal of European Studies. Vol. 7. № 1. Рр. 64-83.

33. Cui L., Zhang M., Wu K., Tseng M. 2018. Constructing a Hierarchical Agribusiness Framework in Chinese Belt and Road Initiatives under Uncertainty. Sustainability. Vol. 10. № 1. Рр. 1-17.

34. Liu H., Tang Y., Chen X., Poznanska J. 2017. The Determinants of Chinese Outward FDI in Countries along «One Belt, One Road» // Emerging Markets Finance & Trade. Vol. 53. Рр. 1374-1387.

35. Bardal’ A. 2017. New Silk Road Opportunities and Threats for the Transport System of Russia’s Far East // Problems of Economic Transition. Vol. 60. № 1-3. Рр. 65-76.

36. Чубаров И.Г., Калашников Д.Б. 2018. «Один пояс - один путь»: глобализация по-китайски // МЭиМО. № 1. С. 25-33.

37. Шлапеко Е.А., Степанова С.В. 2018. Великий шелковый путь и евразийская интеграция // МЭиМО. № 1. С. 43- 52.

38. Дынкин А.А., Телегина Е.А., Халова Г.О. 2018. Роль Евразийского экономического союза в формировании большой Евразии // МЭиМО. № 1. С. 5-24.

39. Глазырина И.П. 2018. Экономический пояс шелкового пути: экологические аспекты // МЭиМО. № 1. С. 34-42.

40. Malmstrom C. 2016. The EU and China: Trade and Investment in the Global Economy. European Commission - http://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2016/february/tradoc_154322.pdf (accessed 16.08.2018); cited in Li Y., Schmerer H. 2017. Trade and the New Silk Road: opportunities, challenges, and solutions // Journal of Chinese Economic and Business Studies. Vol. 15. № 3. Р. 206.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх