О датировке надгробия Никея, сына Никанора

 
Код статьиS032103910008026-1-1
DOI10.31857/S032103910008026-1
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Московский городской педагогический университет
Адрес: Российская Федерация, Самара
Название журналаВестник древней истории
ВыпускТом 80 Выпуск 1
Страницы115-119
Аннотация

В 2017 г. было опубликовано происходящее с некрополя Кеп надгробие некоего Никея, сына Никанора, которое на основании шрифта и формы стелы было отнесено издателем к IV в. до н.э. Однако наличие в эпитафии после имени усопшего слова χαῖρε, а также особенности начертания некоторых букв (например, альфа с прогнутой поперечной гастой и др.) позволяют датировать этот памятник более поздним временем – возможно, даже концом III в. до н.э. Форма надгробия также не исключает этого.

Ключевые словаКепы, надгробие, Никей, сын Никанора, Боспорское царство
Получено24.03.2020
Дата публикации24.03.2020
Кол-во символов8822
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 В научно-культурном центре «Фанагория» хранится надгробие некоего Никея, сына Никанора, с надписью Νικέας Νικάνορος | χαῖρε (размеры: 1,1 × 0,46 м, толщина 0, 23 м; нижняя часть отколота; см. рис. 1), происходящее с территории восточнее поселка Сенной (Темрюкский район Краснодарского края) – места, где локализуют некрополь боспорского города Кепы1. В 2017 г. надгробие Никея было опубликовано и датировано издателем на основании шрифта и формы стелы IV в. до н.э.2 Однако наличие слова χαῖρε в тексте эпитафии и начертание ряда букв указывают на датировку данного надгробия более поздним временем. Форма стелы и ее декор также не исключают этого. 1. О локализации Кеп см. Sokol’skiy 1963, 97–98; Zhuravlev, Kuznetsov 2010, 541.

2. Kuznetsov 2017, 207–210.
2 Начать следует с того, что примеры слова χαῖρε в условном значении «прощай» в надгробных надписях классической эпохи единичны3, к тому же они фиксируются преимущественно в метрических эпитафиях4. Только в эллинистическое время слово χαῖρε постепенно получает распространение в надписях на надгробиях в связи с именем усопшего5, особенно широко в течение II в. до н.э.6 Со временем формула «имя + χαῖρε» стала по сути шаблонной7 и сохраняла популярность вплоть до первых веков н.э. включительно. 3. Известен пример, когда эпитафия со словом χαῖρε была добавлена на надгробие классического времени столетия спустя – это происходящий из Феспий памятник Агафокла (Афины, Национальный археологический музей, инв. № 742), который датируется временем около середины V в. до н.э., но шрифт надписи в его верхней части (Ἀγαθοκλῆ χαῖρε) относится примерно ко II–I вв. до н.э. или даже более позднему времени (ср. Papaspyridi 1927, 131–132).

4. Например, Hansen 1989, no. 522, 655, 719. Детальный разбор употребления слова χαῖρε в погребальном контексте в архаический и классический периоды см. в Sourvinou-Inwood 1995, 180–216.

5. Ср. Kahrstedt 1954, 261–280; Woodhead 1959, 44–45; Klaffenbach 1966, 58–59; Sourvinou-Inwood 1995, 181, 205–206; McLean 2002, 269; Kalaitzi 2016, 103–104.

6. Из афинского Керамика происходит надгробие аргивянина Менеса, сына Каллия, на котором после имени усопшего присутствует слово χαῖρε (IG II2 8370: Μένης Καλλίου | Ἀργεῖος χαῖρε). Обычно этот памятник датируют последней четвертью или концом IV в. до н.э. (например: Knigge 1988, 130). Однако шрифт позволяет отнести надгробие Менеса все же к III в. до н.э. (за обсуждение деталей я благодарен П. Пасхидису). Вероятно, это один из ранних известных примеров использования формулы «имя + χαῖρε» в эпитафии в эпоху эллинизма. К этой же категории можно отнести и надгробие жреца Исиды египтянина Уафра из Деметриады, которое, видимо, должно быть датировано второй половиной III в. до н.э. (Stamatopoulou 2008, 249–251). Интересным хронологическим маркером для распространения слова χαῖρε в эпитафиях в одном из регионов античного мира являются надписи в так называемой гробнице Лисона и Калликла в районе Миезы в Македонии. Эта усыпальница, построенная примерно на рубеже III–II вв. до н.э. (ср. Miller 1993, 69–71, 91–92), использовалась для погребений четырех поколений одной семьи; урны с останками усопших помещались в подписанные ниши (EKM II 1. 95; ср. SEG XLIII 406–424). Слово χαῖρε появляется в гробнице Лисона и Калликла только в связи с погребениями последнего поколения, которые относятся к третьей четверти II в. до н.э. или несколько более позднему времени. Впрочем, в Македонии слово χαῖρε на надгробиях фиксируется, видимо, и ранее – возможно, с начала II в. до н.э. (IG X.2 2 1.354); уточнение датировки: Juhel 2010, 110–111).

7. Sourvinou-Inwood 1995, 205–207; Kalaitzi 2016, 102–104.
3 На Боспоре распространение слова χαῖρε в эпитафиях соответствует отмеченным выше общим тенденциям в эллинском мире. Наибольшее число примеров приходится на период со II–I вв. до н.э. по II в. н.э. (например, CIRB 78, 119–120, 122–126, 995–999, 1001–1002, 1012). Помимо стелы Никея, сына Никанора, с некрополя Кеп происходит еще одно надгробие со словом χαῖρε – Гокона, сына Папия (CIRB 1012); на основе начертания букв, типа памятника и иконографии его датируют концом I в. н.э. – началом следующего столетия8. 8. Kreuz 2012, 589 Nr. 356.
4 Если говорить об особенностях шрифта на надгробной стеле Никея, сына Никанора, то некоторые буквы могут быть соотнесены с надписями IV в. до н.э. – это ню, у которой левая вертикальная черта немного длиннее правой, сигма с раскрытыми гастами, а также эпсилон с укороченной центральной гастой. Однако подобное начертание данных букв встречается и позже (например, CIRB 1137). Йота и хи в надписи на надгробии Никея не имеют каких-либо особенностей, позволяющих их датировать.
5
kuzmin1

Рис. 1. Надгробие Никея © Научно-культурный центр «Фанагория». Фото Ю.Н. Кузьмина, 2016 г.

6 С другой стороны, начертание нескольких букв позволяет отнести надгробие Никея ко времени позднее IV в. до н.э. Следует отметить в первую очередь не характерный для этого столетия прогиб поперечной гасты у альфы (во всех случаях ее использования, что, очевидно, не случайно), а также сильно укороченные косые линии каппы, малый размер омикрон и ро с уменьшенным полукружием (рис. 2)9. 9. Ср. Boltunova, Knipovich 1962, 9, 13–16; Hallof 2009, 10–11.
7 Различия в начертании данных букв в сравнении с примерами шрифта IV в. до н.э. хорошо заметны, если посмотреть на боспорские надписи разного характера, которые датируются благодаря именам двух самых значительных правителей этого столетия – Левкона I и Перисада I (например, CIRB-Album 1, 6–6a, 8–10, 971–972)10. A, K, O и Р на надгробии Никея имеют большее или меньшее сходство со шрифтом ряда боспорских надписей, которые относят к III в. до н.э. (например, CIRB-Album 23, 110, 244, 245, 1036, 1137). Среди них следует особо отметить агонистический каталог из Горгиппии (CIRB-Album 1137), обычно датируемый первой половиной этого столетия. Данный длинный список не является единовременным, очевидно, он был выполнен не одним резчиком с использованием разных стилей (включая и примеры альфы с прогнутой поперечной гастой)11. 10. Можно провести сравнение и с найденным в Пантикапее надгробием жителя Кеп Феопомпа (CIRB-Album 188: Θεόπομπος | Αἰαντίδεω | Κηπίτης), которое датируют временем до середины IV в. до н.э.; по палеографическим критериям отличия от надписи на надгробной стеле Никея существенны, да и слова χαῖρε в эпитафии нет.

11. Berzin 1961, 111–127; Boltunova, Knipovich 1962, 14–15.

Всего подписок: 0, всего просмотров: 509

Оценка читателей: голосов 0

1. Берзин, Э.О. Горгиппийский агонистический каталог. СА 1, 1961. С. 111–127.

2. Болтунова, А.И., Книпович, Т.Н. Очерк истории лапидарного письма на Боспоре. НЭ 3, 1962. С. 3–31.

3. Hallof, K. 2009: Inscriptiones Graecae. Ed. 2. Berlin.

4. Hansen, P.A. (ed.) 1989: Carmina epigraphica Graeca saeculi IV a. Chr. n. Berlin–New York.

5. Juhel, P. 2010: La stèle funéraire d’Amyntas, fils d’Alexandre, cavalier des confins macédoniens. Acta archaeologica 81/1, 106–111.

6. Kalaitzi, M. 2016: Figured Tombstones from Macedonia, Fifth–First Centuries BC. Oxford.

7. Kahrstedt, U. 1954: Das wirtschaftliche Gesicht Griechenlands in der Kaiserzeit. Kleinstadt, Villa und Domäne. Bern.

8. Klaffenbach, G. 1966: Griechische Epigraphik. 2. Aufl. Göttingen.

9. Knigge, U. 1988: Der Kerameikos von Athen. Führung durch Ausgrabungen und Geschichte. Athen.

10. Kreuz, P.-A. 2012: Die Grabreliefs aus dem Bosporanischen Reich. (Colloquia Antiqua, 6). Leuven–Paris–Walpole (MA).

11. Кузнецов, В.Д. Надгробие из Кеп. ПИФК 4, 2017. С. 207–210.

12. McLean, B.H. 2002: An Introduction to Greek Epigraphy of the Hellenistic and Roman Periods from Alexander the Great down to the Reign of Constan-tine (323 B.C. – A.D. 337). Ann Arbor.

13. Miller, S.G. 1993: The Tomb of Lyson and Kallikles. A Painted Macedonian Tomb. Mainz am Rhein.

14. Papaspyridi, S. 1927: Guide du musée national d’Athènes: marbres, bronzes et vases. Athènes.

15. Сокольский, Н.И. Кепы. В сб.: А.И. Болтунова (ред.), Античный город. М., 1963. С. 97–114.

16. Sourvinou-Inwood, Chr. 1995: “Reading” Greek Death: To the End of the Classical Period. Oxford.

17. Stamatopoulou, M. 2008: Ouaphres Horou, an Egyptian priest of Isis from De-metrias. In: D. Kurtz, C. Meyer, D. Sauders, A. Tsingarida, N. Harris (eds.), Essays in Classical Archaeology for Eleni Hatzivassiliou 1977–2007. Oxford, 249–257.

18. Woodhead, A.G. 1959: The Study of Greek Inscriptions. Cambridge.

19. Zhuravlev, D.V., Kuznetsov V.D. 2010: [Kepoi]. In: G.M. Bongard-Levin, V.D. Kuznetsov (eds.), Antichnoe nasledie Kubani. T. I [Ancient Heritage of Kuban. Vol. 1]. Moscow, 540–555.

20. Журавлев, Д.В., Кузнецов, В.Д. Кепы. В сб.: Г.М. Бонгард-Левин, В.Д. Кузнецов (ред.), Античное наследие Кубани. Т. I. М., 2010. С. 540–555.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх