Ukraine in foreign policy interests of the U.S.

 
PIIS032120680004911-6-1
DOI10.31857/S032120680004911-6
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Senior Researcher
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameUSA & Canada: ekonomika, politika, kultura
EditionIssue 5
Pages55-67
Abstract

In the U.S. foreign policy strategy Ukraine is not on the list of priorities. At the same time, the motives of America's active involvement in resolving the political crisis in Ukraine are determined by the common strategic objectives of the United States to strengthen European security, transatlantic unity and develop a common strategy with European allies that would ensure Russia's counteraction to the implementation of its policy in the post-Soviet space. Continuing to accuse Moscow of supporting the armed conflict in Ukraine, the United States is determined to prolong cooperation with Russia to achieve an acceptable consensus for them to resolve the crisis in Ukraine. In general, the approach implemented by the D. Trump administration today is based on the same notorious "zero-sum game" strategy, which the West often accused Rus-sia of using. The benefits of its implementation for the development of Ukraine and other post-Soviet States are very doubtful, since in fact this approach involves the destruction of socio-economic and military-political ties with Russia and their replacement by relations with Euro-Atlantic institutions, without taking into account national specifics.

KeywordsUnited States, Russia, CIS, Russian-American relations, Ukraine
Received29.04.2019
Publication date07.05.2019
Number of characters28327
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

Введение

 

Украина всё больше становится заложником геополитической стратегии США, направленной на сдерживание России в Евразии. Поскольку для Соединённых Штатов Россия является крупным игроком в приоритетных для них региональных и функциональных сферах, воздействие кризиса на Украине может сказаться далеко за пределами Европы.

2 Возникновение в конце 2013 г. кризиса на Украине, пусковым механизмом которого стал отказ украинских властей от подписания соглашения об ассоциации с ЕС в рамках программы «Восточное партнёрство», стало ярким показателем нерешённости проблемы конструктивного взаимодействия США с Россией на постсоветском пространстве. Перерастание политического кризиса на Украине уже весной 2014 г. в гражданскую войну, а также присоединение Крыма к России было воспринято в американском политико-академическом сообществе как угроза европейской безопасности. C момента начала кризиса на Украине США взяли на себя роль внешнего арбитра и предпочли «делегировать полномочия» по его разрешению странам ЕС, прежде всего Германии и Франции, понимая, что возникший как внутриполитический конфликт между сторонниками и противниками европейской интеграции кризис на Украине, породил новый очаг напряжённости в Европе, затронув в том числе и интересы национальной безопасности России. Вашингтон поддержал стремление Украины к интеграции с ЕС и осудил поддержку Россией сторонников отказа от подписания соглашения об ассоциации.
3 Предложенная стратегия американской политики в Европе и на постсоветском пространстве исключает диалог с Россией в принципе, поскольку базируется на признании угрозы европейской безопасности со стороны России. Администрация Д. Трампа одной из основных задач своей внешней политики видит в необходимости укрепления европейской безопасности, а именно усиления военного сотрудничества с партнёрами по НАТО, развития системы ПРО в Европе, пересмотра и заморозки российско-американских договорённостей по СНВ, РМСД, а также содействия энергетической независимости европейских государств.
4 В озвученной администрацией Д. Трампа в конце 2017 г. «Стратегии национальной безопасности» Россия представлена в качестве одной из угроз европейской безопасности, целями политики которой является «подрыв доверия со стороны европейских государств приверженности США исполнению своих обязательств перед Европой, ослабление трансатлантического единства, европейских институтов и правительств». Как главный аргумент того, что Россия представляет угрозу суверенитету европейских государств, «Стратегия» ссылается на «вторжение России в Грузию и Украину продолжение запугивания своих соседей ядерным потенциалом и последующим развертыванием наступательных вооружений» [1].
5

Политика администрации Д. Трампа в отношении Украины

 

И после вступления в должность президента Д. Трампа основное кредо внешнеполитического курса США на украинском направлении в целом не изменилось, а ещё больше усилилось. Стержнем политики Вашингтона в отношении Украины с 2014 г. стало вмешательство в её внутренние дела, главными инструментами которого были оказание финансовой и военно-технической помощи, а также сохранение действия санкций с целью наказать Россию за поддержку ополченцев в ДНР и ЛНР. За агрессивной риторикой в защиту национальных интересов США и их союзников в Европе от угрозы, якобы исходящей от попыток России разделить сферы влияния на постсоветском пространстве, противостоять НАТО и пр., отчетливо вырисовывается понимание того, что для Европы и США прозападная Украина представляет собой инструмент геополитического сдерживания России. Киев в случае его укрепления может стать для Вашингтона средством оказания давления на Москву. А победа украинских правительственных войск на востоке Украины с точки зрения американского истеблишмента стала бы важным идеологическим триумфом для либерально-демократических сил внутри самой России.

Number of purchasers: 2, views: 299

Readers community rating: votes 0

1. Gegelashvili N.A. 2017. Ukraina, Gruziya, Moldova – Repernye tochki politiki SShA i RF. Rossiya i Amerika v XXI veke (ehlektronnyj zhurnal), № 3. URL: http://www.rusus.ru/?act=read&id=583 (accessed 23.01.2019).

2. Anders Åslund. 2018. Kremlin Aggression in Ukraine: the Price Tag. Atlantic Council. URL: https://www.atlanticcouncil.org/images/publications/kremlin_aggression_web_040218_revised.pdf (accessed 23.01.2019).

3. Jhon Herbst. 2018. Beyond Borderlands: Ensuring the Sovereignty of All Nations of Eastern Europe. Atlantic Council. URL: https://www.atlanticcouncil.org/images/publications/Beyond-Borderlands-Ensuring-the-Sovergnty-of-all-Nations-of-eastern-europe.pdf (accessed 23.01.2019).

4. Peter Dickinson. 2018. Can the West Prevent the Slow Strangulation of Ukraine? Foreign Affairs / URL: https://www.foreignaffairs/article/Ukraine/2018-12-05/can-west-prevent-sloa-strangulation-ukraine (accessed 23.01.2019).

Система Orphus

Loading...
Up