Границы русского патриотизма (опыт нереактивного и классического исследования)

 
Код статьиS013216250014126-1-1
DOI10.31857/S013216250014126-1
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Санкт-Петербургский государственный университет
Адрес: Российская Федерация, Санкт-Петербург
Аффилиация: Санкт-Петербургский филиал Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН
Адрес: Российская Федерация, Санкт-Петербург
Название журналаСоциологические исследования
ВыпускНомер 6
Страницы134-146
Аннотация

Феномен патриотизма рассматривается на материалах проявления русской идентичности пользователей сети Интернет. Для получения взаимодополняющих результатов, позволяющих оценивать русский патриотизм как комплекс коллективных и индивидуальных представлений, используются два противоположных подхода к сбору количественных и качественных данных. С одной стороны, в ходе виртуального исследования рассмотрены 10 национальных и националистических русских сообществ общей численностью 1,07 млн человек, базирующиеся в сети ВКонтакте. Выявлены объединяющие элементы коллективных представлений, маркирующие групповую идентичность в русских сообществах за счет конвенционального сближения коннотаций терминов «национализм» и «патриотизм». С другой стороны, в ходе опроса (600 пользователей Интернета) выявлена внутренне противоречивая интерпретация категорий «патриотизм» и «национализм», а также сходное, как в русских интернет-сообществах, восприятие этих понятий как полностью или частично синонимичных. Обнаружена преимущественная интерпретация понятия «Россия» в контексте великодержавных атрибуций при минимальной ориентации на культурные и экономические ценности. Негативная интерпретация патриотизма и гражданственности обусловлена восприятием этих категорий как выражения «верности» власти, не Отечеству. Исследование выявило слабую половозрастную обусловленность коллективных представлений, что косвенно свидетельствует о включении «патриотизма» в содержательное ядро национального самосознания, присущего русским пользователям Сети. В ходе исследования апробирована авторская методика исследования феноменов патриотизма, национализма и гражданственности на основе контент-анализа вербальных конструктов.

Ключевые словапатриотизм, национализм, этническая идентичность, гражданская идентичность, нереактивная стратегия, виртуальное пространство, эффект социальной желательности, «мы» - концепция, геополитическая дистанция
Источник финансированияСтатья выполнена по гранту РФФИ 19-011-00219.
Получено29.06.2021
Дата публикации29.06.2021
Кол-во символов33954
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1

Постановка проблемы.

2 В условиях геополитических изменений конца ХХ – начала XXI вв. проблематика русского патриотизма активно обсуждается на государственном уровне. Очевидный политический запрос на теоретическое осмысление данного понятия нашел отражение в росте числа исследований, посвященных различным аспектам патриотизма, присущего русским и россиянам.
3 В последние годы изучены региональные особенности проявления патриотизма [Халий, 2017], стратегии воспитания патриотизма среди подрастающего поколения [Шматько и др., 2016], раскрыта связь патриотизма и гражданской идентичности [Лубский, 2017]. Фрагментарно изучено смысловое наполнение данного понятия [Воробьев и др., 2018], часто статьи этого направления носят умозрительный характер [Романовская и др., 2015], не имеют эмпирического обоснования. Напротив, панельные опросы, проводимые ВЦИОМ1, на наш взгляд, могут дать лишь примерное представление о ключевых точках напряженности, проявляющихся в общественном мнении о патриотизме. Часть исследований патриотизма сосредоточены сегодня вокруг популярной в англоязычных источниках проблемы разграничения конструктивного и конвенционального патриотизма [Sekerdej at el., 2016], отождествляемого в отечественных работах с термином «охранительный патриотизм» [Кузнецов, 2016]. 1. Что значит быть патриотом? // Всероссийский центр изучения общественного мнения. URL: >>>> (дата обращения: 14.01.2021).
4 Среди теоретического многообразия источников практически без внимания [Мартынов, 2009] остается вопрос сущностного разграничения понятий «патриотизм» и «национализм», имеющий, по нашим наблюдениям, ключевое значение в исследовании уровней идентичности граждан России. Между тем рассмотрение патриотизма как элемента «мы-концепции» [Мадинье, 1995] позволяет, помимо прочего, проанализировать особенности надындивидуального уровня русской этничности. Двойственное положение русского этноса в процессах строительства российской нации, вызванное очевидным превалированием русских во всех регионах многонациональной страны, позволяет рассматривать русский патриотизм как амбивалентное явление, лежащее в основе этнической самоидентификации, но, в то же время, жестко структурированное за счет эффекта социальной желательности и противопоставления национализму.
5 Поэтому изучение русского патриотизма в его типичных и крайних проявлениях видится важной задачей, стоящей перед отечественной этносоциологией. На наш взгляд, достоверное представление о значении патриотизма для русской идентичности может быть получено лишь благодаря сравнительному анализу мнений респондентов, в разной степени вовлеченных в дискурс актуализации патриотических настроений.
6

Методология.

7 На протяжении многих лет наиболее универсальным методом, применяемым в изучении феномена этничности, оставался опрос и его основные разновидности – анкетирование и интервьюирование [Сикевич, Федорова, 2018].

Всего подписок: 1, всего просмотров: 167

Оценка читателей: голосов 0

1. Воробьев В.П., Еремина Е.В., Неделько С.И. Символы российской государственности в сознании студенческой молодежи // Социологические исследования. 2018. № 8. С. 117–127.

2. Кузнецов И.М. Вариативность дискурсов патриотизма в повседневном сознании россиян // Власть. 2016. Т. 24. № 7. С. 164–171.

3. Лубский А.В. Гражданский патриотизм: о совместимости патриотизма и гражданственности в российском обществе // Гуманитарий Юга России. 2017. Т. 23. № 1. С. 42–59.

4. Мадинье Г. Сознание и любовь. Очерк понятия «мы». М.: ИНИОН, 1995.

5. Мартынов М.Ю. Заметки о понятиях «патриотизм» и «национализм»// Социологические исследования. 2009. № 11. С. 138–141.

6. Романовская В.Б., Сальников В.П. Поиск национальной идеи в многополярном мире // Правовое поле современной экономики. 2015. № 7. С. 44–50.

7. Сикевич З.В. Этнические парадоксы и культурные конфликты в российском обществе. СПб.: СПбГУ, 2012.

8. Сикевич З.В., Крокинская О.К., Поссель Ю.А. Социальное бессознательное. СПб.: Питер, 2005.

9. Сикевич З.В., Федорова А.А. К проблеме соотношения реальной и виртуальной этничности // Социодинамика. 2018. № 8. С. 43–49.

10. Федорова А.А. Сетевые репрезентации этнонациональных групп в виртуальном пространстве русской этничности: дис. ... канд. социол. наук: 22.00.06. СПб.: Фалкон Принт, 2019.

11. Халий И.А. Патриотизм в России: опыт типологизации // Социологические исследования. 2017. № 2. С. 67–74.

12. Шматько О.Н., Кравченко И.Н., Туфанов Е.В. Актуальные вопросы патриотического воспитания в студенческой среде // Вестник АПК Ставрополья. 2016. № 3 (23). С. 149–151.

13. Lee R. Unobtrusive methods in social research. Buckingham: Open University Press. 2000.

14. Pink S., Horst H., Postill J. Digital ethnography: Principles and practices. Los Angeles: Sage Publications Limited, 2016.

15. Saunders R. Ethnopolitics in Cyberspace: The Internet, Minority Nationalism, and the Web of Identity. Lanham, MD: Lexington Books, 2011.

16. Sekerdej M., Roccas S. Love versus loving criticism: Disentangling conventional and constructive patriotism // British Journal of Social Psychology. 2016. № 55(3); 499–521.

17. Webb E., Campbell D., Schwartz R. Unobtrusive measures: Nonreactive research in the social sciences. Chicago, IL: Rand McNally, 1966.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх