Выдвиженцы 1917–1941 гг.: проблематичность восходящей мобильности

 
Код статьиS013216250009377-7-1
DOI10.31857/S013216250009377-7
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: профессор
Аффилиация: Уральский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ
Адрес: Российская Федерация, Екатеринбург
Название журналаСоциологические исследования
ВыпускНомер 6
Страницы93-102
Аннотация

В статье на основе исторической литературы, Всесоюзной партийной переписи 1927 г., материалов статистических учетов управленческого персонала промышленности 1929, 1933, 1934 и 1936 гг. предпринята попытка дать объективную оценку сущности, динамики и исторической роли выдвиженчества, одной из форм социальных мобилизаций, позволившей привлечь для решения задач первых пятилетних планов необходимые кадровые ресурсы. Отмечается, что выдвиженчество как социальная технология оказалось на пересечении внутрипартийной борьбы за выбор курса; столкновения подходов о возможностях нэповской экономики; дискуссии о допустимости и пределах классовой борьбы; сопоставления задач индустриализации и марксистских характеристик классового общества. На параметры выдвиженчества влияли партийные мобилизации (коллективный прием в партию) и партийные чистки. Экономический хаос начала 1930-х гг., вызванный волюнтаристскими решениями Сталина и его сподвижников, заставил руководителей СССР реалистичнее взглянуть на возможности рабочего социума. Сделан вывод, что феномен выдвиженчества фактически был ограничен рамками Первой пятилетки. Позволив продвинуть на руководящие должности в экономической сфере тысячи талантливых выдвиженцев, выдвиженчество, вместе с тем, продемонстрировало чудовищный масштаб кадрового отсева, позволяющий говорить о принесении в жертву индустриализации значительной части выдвинутых управленцев.

Ключевые словавыдвиженцы, рабочие, партия, индустриализация, пятилетка
Получено22.04.2020
Дата публикации25.06.2020
Кол-во символов27838
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 В научной литературе последних лет отмечалась двойственность «феномена большевизма», «антиномичная двойственность советской системы» [Красин, 2017], начиная с событий конца октября 1917 г. Такой подход может служить методологическим основанием исследований «советского проекта» лишь постольку, поскольку из множества векторов и направлений действий различных социальных сил, собственно и составляющих феномен советской истории, можно выделить два основополагающих: рациональный, связанный с индустриализмом, объективной необходимостью (в том числе, ради выживания режима) ориентирования на научно-технический прогресс; другой вектор ‒ утопический, насыщенный множеством мифов, рожденных пропагандистскими структурами Советской республики и пластом устойчивых традиций.
2 Важным направлением внутренней политики Советского государства являлось выдвижение рабочих и крестьян на руководящие ответственные должности в партийно-государственном и хозяйственном аппаратах. Если в советское время этот процесс получал неизменно позитивную оценку и связывался с сущностью Советского государства [Дробижев, 1961], то в постсоветскую эпоху в исторической литературе доминируют противоположные оценки [Гимпельсон, 2000]: «большинство выдвиженцев были малограмотными, они попадали в чуждую им аппаратную обстановку и были непригодны для управленческой работы».
3 Редкие исследования, затрагивающие указанную тематику в первые десятилетия ХХI в., к сожалению, недалеко ушли от канонов 1960-1970 гг., главным образом, систематизируя имеющееся знание. Так в автореферате кандидатской диссертации «Выдвиженчество в кадровой политике Советского государства в 1920–1930-е годы (на материалах Смоленской области)» безоговорочно утверждается: «выдвиженцы, пришедшие во власть, своей деятельностью активно способствовали укреплению и развитию советской политической и социально-экономической системы» [Новосильцева, 2004]. Даже указав на ошибочность метода кадровой политики большевистской партии ‒ приписывание выдвиженцам из социальных низов слоев «специфической пролетарской психологии», гарантирующей «честность, порядочность, наличие здравого смысла, классового сознания и политической интуиции, которые помогут разобраться во всех тонкостях управления», ‒ автор, тем не менее, дает высокую оценку выдвиженчеству, в том числе благодаря установлению «контроля за деятельностью работавших в учреждениях специалистов» и «организации многочисленных политических кампаний» (!) [там же: 17, 19, 20].
4 Коллективная монография сибирских ученых под руководством исследователя периода «социалистической индустриализации» С.А. Красильникова содержит методологические основы комплексного изучения феномена выдвиженчества. В силу роли, которую в годы первых пятилеток играли мобилизационные механизмы и технологии, позволявшие властным структурам «концентрировать максимум ресурсов и возможностей общества на выполнении провозглашенных целей» [Красильников, 2018: 6], выдвиженчество рассматривается в рамках феномена социальной мобилизации (неотделимой от социальной мобильности тех лет), как системной характеристики сталинского режима на стадии его утверждения (конец 1920-х – 1930-е гг.). Поэтому исследование институциональных основ, механизмов и форм осуществления мобилизационных практик в важнейших сферах взаимодействия структур власти и советского общества должно сверяться не только с достижениями экономической модернизации, но и масштабом потерь корпуса выдвиженцев, всего управленческого социума; с отношением управленцев к рациональному управлению в экономике и степенью воздействия на них утопической идеологии при понимании всей изменчивости этих показателей в исторической конкретике. В предлагаемой статье сделана попытка сравнительного анализа выдвиженчества, используя материалы Всесоюзных партийных переписей и статистических данных учета кадров промышленности. Поскольку выдвиженчество рассматривалось, прежде всего, как «орабочивание» аппарата, в центре внимания исследования – выдвиженцы из рабочего социума.

Всего подписок: 0, всего просмотров: 516

Оценка читателей: голосов 0

1. Андреюк Г.П. Выдвиженчество и его роль в формировании интеллигенции. 1917-1932 гг. // Из истории советской интеллигенции. М.: Мысль, 1966. С. 5–38.

2. Бейлин А.Е. Кадры специалистов СССР. М.: Союзоргучет, 1935.

3. Включен в операцию. Массовый террор в Прикамье в 1937–38 гг. М.: РОССПЭН, 2006.

4. Гимпельсон Е. Г. НЭП и советская политическая система.1920- е годы. М.: ИРИ РАН, 2000.

5. Дробижев В.З. Роль рабочего класса в формировании командных кадров социалистического правительства (1917-1936 гг.) // История СССР. 1961. № 4. С. 55–75.

6. Как ломали Нэп. Стенограммы пленумов ЦК ВКП (б) 1928–1929 гг. В 5-ти т. Т. 1. Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) 6–11 апреля 1928 г. М.: МФД, 2000.

7. Кадры тяжелой промышленности в цифрах. М.: Сектор общих изд. ОНТИ НКП. 1936.

8. Коммунисты в составе аппарата государственных учреждений и общественных организаций. Итоги Всесоюзной партийной переписи 1927 г. М.: Госиздат. 1929.

9. Киселева Е.Л. Чистка государственного аппарата в 1929-1932 // Российская история. 2009. № 1. С. 96–110.

10. Красин Ю.А. Величие и трагизм советского эксперимента // ПОЛИС. Политические исследования. 2017. № 1. С.10–23.

11. Лейбович О.Л. Охота на красного директора. Пермь: ИЦ «Титул», 2017.

12. Маркевич М.А. Советское — значит надежное»: военпреды и проблема качества в советской оборонной промышленности // Экономическая история: Ежегодник. 2005. С. 364–408.

13. Новосильцева Т.И. Выдвиженчество в кадровой политике Советского Государства в 1920-1930-е годы (на материалах Смоленской области). Автореф … канд. наук. Брянск, 2004.

14. Осокина. Е.А. За фасадом «сталинского изобилия»: Распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации. 1927–1941. 2 изд., доп. М.: РОССПЭН, 2008.

15. Первая Всесоюзная конференция работников социалистической промышленности. Стенографический отчет с 30 января по 5 февраля 1931. М.-Л.: Соцэгиз, 1931.

16. Роговин В.З. Сталинский «неонэп» (1934–1936). М.: Б.и., 1995.

17. Состав руководящих работников и специалистов Союза СССР. М.: ЦУНХУ Госплана СССР; Союзоргучет, 1936.

18. Социальная мобилизация в сталинском обществе (конец 1920-х – 1930-е гг.) / Отв. ред. С.А. Красильников. 2-е изд., испр. и доп. М.: Политическая энциклопедия, 2018.

19. Фельдман М.А. Конец «романтической» эпохи (Дискуссия на Апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК ВКП (б) о выборе пути, форм и методов «социалистической» модернизации) // Общественные науки и современность. 2019. № 3. С. 135–148.

20. Фирсов Б.М. Сталинские выдвиженцы 1930-х гг. на командных должностях // Уроки Октября и практики советской системы. 1920-1950-е гг. Мат. Х Междунар. конф. Москва. 5–7 декабря 2017. М.: Политическая энциклопедия, 2018.

21. Хавин А.Ф. Капитаны советской индустрии 1926–1940 // Вопросы истории. 1966. № 5. С. 3–14.

22. Хлевнюк О.В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М.: РОССПЭН, 2010.

23. ХVI конференция Всесоюзной Коммунистической партии (б). Стенографический отчет. М.: Партиздат, 1962.

24. ХVI съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). 26 июня ‒ 13 июля 1930. В 2 т. Т. 1. М.: Партиздат, 1935.

25. ХVII конференция Всесоюзной Коммунистической партии (б). Стенографический отчет. М.: Партиздат, 1932.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх