Особенности жизненных практик многодетных семей

 
Код статьиS013216250005798-0-1
DOI10.31857/S013216250005798-0
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: Научный сотрудник
Аффилиация:
Центр лонгитюдных обследований Института социальной политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»
Институт социологии ФНИСЦ РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаСоциологические исследования
ВыпускНомер 7
Страницы114-124
Аннотация

На данных RLMS-HSE рассматриваются жизненные практики многодетных семей. Выявляются их особенности по сравнению с другими типами семей (с детьми и без детей). Показана специфика участия членов многодетных семей в рабочей силе, затрагивается вопрос «двойной занятости» женщин. Анализируются способы делегирования обязанностей по уходу за детьми, а также возможности получения помощи и трансфертов. Отмечается отсутствие значительных различий в уровне самосохранительного поведения многодетных по сравнению с другими типами семей, однако уровень самооценки здоровья членов многодетных семей оказался выше. Кроме того, отмечается более высокий уровень субъективного благополучия на фоне более низких объективных показателей дохода.

Ключевые словамногодетные семьи, жизненные практики, субъективное благополучие, удовлетворенность жизнью
Получено16.07.2019
Дата публикации16.07.2019
Кол-во символов30436
Цитировать  
1 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Понятие многодетной семьи не статично и изменяется с течением времени, более того с точки зрения законодательства в разных регионах нашей страны критерии отнесения к числу многодетных для оформления льгот также варьируются. «В России сосуществуют журналистские и научные обозначения различных семейных структур, а юридическая трактовка не совпадает с социологической» [Гурко, 2017: 101]. В нашей работе мы рассматриваем многодетных именно с социологической точки зрения, т.е. выделяем домохозяйства, имеющие в своем составе 3 и более несовершеннолетних детей. Семья и домохозяйство здесь понимаются как равноценные понятия.
2 Число многодетных семей в России достаточно невелико и по данным микропереписи населения 2015 г. составляет 9,1% от числа семей с детьми. От общего числа семей их доля составляет всего 2,8%. Всероссийская перепись населения 2010 г. зафиксировала 7% многодетных от числа семей с детьми и 2,3% от общего числа семей. По данным предыдущей переписи (2002) эти показатели составили 6,6 и 2,6% соответственно. Отметим также, что в период 2002–2010 гг. по стране произошли заметные региональные изменения числа многодетных семей. Так, например, снизилась доля с тремя и более детьми в традиционно наиболее многодетных районах – Дагестане, Ингушетии, Чечне, Кабардино-Балкарии, в то время как во многих других регионах отмечается положительная динамика. Примечательно, что в Москве и области число многодетных семей с 2002 по 2010 гг. увеличилось в 1,4 раза. Все это происходит на фоне увеличения бездетных домохозяйств в России. Доли многодетных растет во многом за счет рождений и усыновлений в семьях, где уже были дети.
3 Демографические проблемы и способы их решения регулярно обсуждаются на государственном уровне, подчеркивается важность поддержки семей с детьми (в том числе многодетных) с целью повышения рождаемости: «Если мы говорим об улучшении демографической ситуации, то мы понимаем, что нас могут спасти только многодетные семьи»1. При этом образ многодетной семьи в обществе остается неоднозначным и скорее негативным [Бухтиярова, Грудина, 2017], ассоциируясь «с бедностью и общим неблагополучием семьи» [Вовк, 2007: 40], хотя в действительности такие семьи часто более функциональны с точки зрения развития детей [Гурко, 2008]. 1. Матвиенко В.И. Выступление на Заседании Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации на тему «Об основных направлениях законодательного обеспечения реализации Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 1 марта 2018 года». URL: http://council.gov.ru/media/files/D2BYwmFIAh5cTXvt9z0XYkuBW4yP2ZoV.pdf (дата обращения: 23.01.2018).
4 Традиционно к изучению этой группы ученые подходят как к одному из наиболее уязвимых слоев населения, рассматривая многодетность как один из факторов бедности [Рощина, 2017; Воронин, 2016; Руткевич, 2005, Римашевская, 2004]. В сферу интересов российских ученых входят также особенности репродуктивного поведения многодетных семей [Антонов, 2009], их социальная структура [Прокофьева, 2007], образ жизни [Ачильдиева, Синельников, 1994; Лебедь, 2009], проблемы больших семей и их восприятие в глазах социума [Гурко, 2008; Вовк, 2007; Шевченко, Шевченко, 2005; Бухтиярова, Грудина, 2017], поддержка многодетных семей регулярно обсуждается в рамках исследований социальной политики.

Всего подписок: 2, всего просмотров: 1077

Оценка читателей: голосов 0

1. Антонов А. И. Многодетная семья в эру депопуляции // Фамилистические исследования. Миллион мнений о семье и о себе. Т. 2. КДУ Москва, 2009. С. 357–367.

2. Ачильдиева Е. Ф., Синельников А. Б. Многодетная семья в современной России // Семья в России. 1994. № 2. С. 55–59.

3. Бухтиярова И.Н., Грудина Т.Н. Образ многодетной семьи глазами общественного мнения // Социодинамика. 2017. № 5. С.108-119. URL: https://e-notabene.ru/pr/article_23041.html (дата обращения: 21.01.2018).

4. Вовк Е. Многодетность как ценность и практика: образы многодетных семей. // Социальная реальность. 2007. № 3. С. 33 46.

5. Воронин Г.Л. Многодетные семьи в России: уровень социально-экономического благосостояния // Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS HSE). Вып. 6: сб. науч. ст. / Отв. ред. П. М. Козырева. М.: НИУ ВШЭ, 2016. С. 164-181. URL: https://www.hse.ru/data/2016/07/28/1118935935/Vestnik%20RLMS-HSE_2016.pdf (дата обращения: 21.01.2018).

6. Гурко Т.А. Новые семейные формы: тенденции распространения и понятия // Социологические исследования. 2017. № 11. С. 99–110.

7. Гурко Т.А. Трансформация института родительства в постсоветской России: дис. д-ра социол. н. ИС РАН. Москва, 2008.

8. Захаров С.В. Скромные результаты пронаталистской политики на фоне долговременной эволюции рождаемости в России. Часть 1 // Демографическое обозрение. Т. 3. №3. 2016. С.6–38.

9. Козырева П. М., Низамова А. Э., Смирнов А. И. Счастье и его детерминанты (статья 1) // Социологические исследования. 2015. № 12. C. 120–132.

10. Лебедь О.Л. Образ жизни многодетных семей в России и задачи демографической политики. Фамилистические исследования. Т.2. Миллион мнений о семье и о себе. М.: КДУ, 2009. С. 350–356.

11. Малева Т. М., Синявская О. В. Социально-экономические факторы рождаемости в России: эмпирические измерения и вызовы социальной политике // Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе / Под науч. ред. Т.М. Малевой, О.В. Синявской; Независимый институт социальной политики. М.: НИСП, 2007. С. 171–217.

12. Овчарова Л.Н., Попова Д.О. Доходы и расходы российских домашних хозяйств: что изменилось в массовом стандарте потребления // Мир России. 2013. №3. С.3–34.

13. Прокофьева Л.М. Домохозяйство и семья: особенности структуры населения России. // Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе/ Под науч. ред. Т.М. Малевой, О.В. Синявской; Независимый институт социальной политики. М.: НИСП, 2007. С. 251–266.

14. Римашевская Н.М. Бедность и маргинализация населения // Социологические исследования. 2004. №4. С.33–43.

15. Рощина Я.М. Дети и подростки в России в 1994-2015 гг.: здоровье, образование и характеристики семьи // Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS HSE). Вып. 7: сб. науч. ст. / Отв. ред. П.М. Козырева. М.: НИУ ВШЭ, 2017. С. 96–116. URL: https://www.hse.ru/data/2017/09/20/1172968250/1Vestnik%20RLMS-HSE_2017.pdf (дата обращения: 21.01.2018)

16. Рощина Я.М. Роль религии в жизни россиян // Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS HSE). Вып. 8: сб. науч. ст. / Отв. ред. П. М. Козырева. М.: НИУ ВШЭ, 2018. С. 100-112. URL: https://www.hse.ru/data/2018/07/04/1152917051/Вестник%20РМЭЗ%20НИУ%20ВШЭ%202018.pdf (дата обращения: 21.01.2018)

17. Руткевич М.Н. Воспроизводство населения и социально-демографическая ситуация в России // Социологические исследования. 2005. №7. С. 22-30.

18. Синявская О.В., Головляницина Е.Б. Новые меры семейной политики и население: будет ли длительным повышение рождаемости? // Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе/ Под науч. ред. С.В. Захарова, Т.М. Малевой, О.В. Синявской; Независимый институт социальной политики. М.: НИСП, 2009. C. 205–246.

19. Тапилина В.С. Сколько пьет Россия? Объем, динамика и дифференциация потребления алкоголя // Социологические исследования. 2006. № 2. С. 85–94.

20. Шевченко И.О., Шевченко П.В. Большая семья – какая она? // Социологические исследования. 2005. № 1. С.95–101.

21. Andrienko Yu.V., Nemtsov A.V. Estimation of individual demand for alcohol. M.: EERC, 2005. URL: https://core.ac.uk/download/pdf/11872330.pdf (дата обращения: 23.01.2018).

Система Orphus

Загрузка...
Вверх