Institutional Violence in the Perception of the Population in the Countries of Southeastern Europe

 
PIIS013216250004971-1-1
DOI10.31857/S013216250004971-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Faculty of Law Podgorica, University of Montenegro
Address: Montenegro, Podgorica
Journal nameSotsiologicheskie issledovaniya
EditionIssue 5
Pages158-163
Abstract

The article is devoted to the study of institutional violence in transitional countries of Southeast Europe. The goal is to investigate the problem of institutional violence and to extend its definition in terms of unacceptable consequences for basic social values (freedom, democracy, rule of law, security, etc.). In the post-socialist countries of this region, social conditions have changed significantly, impacting the emergence of new forms of institutional violence. It starts with the hypothesis that quasi-institutional factors have led to an increase in institutional violence in the observed countries. In addition to the survey of respondents, the method of multiple linear regression analysis was also used. The conclusion was made on the verification of the basic hypothesis, and on the significant level of institutional violence in the countries of Southeast Europe.

Keywordsinstitutions, alternative institutions, rule of law, institutional violence, opportunistic behavior
Received05.06.2019
Publication date05.06.2019
Number of characters16514
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 В статье на материале стран Юго-Восточной Европы (ЮВЕ) сделана попытка пересмотреть и расширить концепцию институционального насилия. С этой целью предложено новое определение институционального насилия – в литературе его также называют структурным насилием. Исследование проведено с использованием авторской анкеты. Опрошено 480 респондентов, имеющих высшее образование, в четырех отобранных странах ЮВЕ (в каждой по 120 чел.), чтобы оценить восприятие уровня институционального насилия в каждой из них. Далее, используя методы множественного линейного регрессионного анализа, была оценена интенсивность влияния факторов, которые были выбраны в качестве доминирующих.
2

Структурное насилие.

3

Теория социального насилия создана Й. Галтуном. В работе «Насилие, мир и исследование мира» он рассматривает институциональное насилие как следствие социальных условий [Galtung, 1969]. Это гибридная концепция, поскольку она является частично теоретической (гипотетической) и частично эмпирической (доказательственной). Структурное насилие, в основном, выражается институционально, в форме гендерного неравенства, расизма, дискриминационных законов и даже религиозных идеологий, провоцирующих прямое насилие. Его трудно доказать, поскольку у него нет признанного преступникa. Объекты насилия, как правило, индивиды, лишенные свободы политическим режимом тоталитарного типа, живущие в бедности и чье достоинство унижено из-за расовой, сексуальной или религиозной дискриминации. Экономические, политические или социальные факторы могут иметь более разрушительные последствия, чем использование винтовок и бомб.

4 Структурное насилие коренится в социальных структурах, для которых характерны неравенства - несправедливая, эксплуататорская система: политическая, экономическая, правовая и социальная. Неравенства и несправедливость воспроизводятся в условиях слаборазвитых и нестабильных институтов, норм и практик, в качестве их заменителей, как альтернативные институты. Возникающее при этом неравномерное распределение ресурсов является следствием государственного или политического доминирования [Galtung, 1969: 171]. Потому структурное насилие может рассматриваться как одна из форм социальной несправедливости. Этот тип насилия нередко латентен, поскольку укоренен в повседневной жизни с помощью многообразных методов: идеологических, политических, медийных и т.д. Структурное насилиe посредством монопольного присвоения ресурсов общества стало (инструментом достижения господства и власти. Проявления такого рода насилия могут варьироваться от неравных возможностей образования, занятости, здравоохранения, через расовое и гендерное неравенство, вплоть до голода и нищеты. И все это следствия экономического насилия. Проблемы возрастают, когда эти формы несправедливости институционализируются и охватывают широкие социальные отношения: классовые (эксплуатация), межэтнические (национализм, этноцентризм) и / или расовые.

Number of purchasers: 2, views: 1201

Readers community rating: votes 0

1. Toschenko Zh.T. Fantomy rossijskogo obschestva. M.: Tsentr sotsial'nogo prognozirovaniya i marketinga, 2015. [Toschenko Zh.T. (2015) Fantomies of Russian Society. Moscow: Social Forecasting and Marketing Center. (In Russ.)].

2. Toschenko Zh. Prekariat – novyj sotsial'nyj klass // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2015a. № 6. S. 3–13. [Toschenko Zh.T. (2015a) Precariat – a New Social Class. Sotsiologicheskie issledovaniya [Sociological Studies]. No. 6: 3–13. (In Russ.)].

3. Delibasic M. (2016) Hypothetical Matrix for Institutional Modeling of the Basis for Economic Development in the Countries of Southeast Europe. Montenegrin Journal of Economics. Vol. 12 (2): 147–159.

4. Lakic S., Draskovic M. (2015) Implications of Institutional Dispositions of Neoliberalism. Montenegrin Journal of Economics. Vol. 11 (2): 113–124.

5. North D.C., Walis J.J., Weingast B.R. (2009) Violence and Social Orders – A Conceptual Framework for Interpreting Recorded Human History. Cambridge: The Syndicate of the Pres of the Cambridge University.

Система Orphus

Loading...
Up