Великий князь Константин Николаевич на православном Востоке и арабском Западе в середине 1840-х гг.

 
Код статьиS086956870004494-4-1
DOI10.31857/S086956870004494-4
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Московский государственный педагогический университет
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаРоссийская история
ВыпускВыпуск 2
Страницы78-97
Аннотация

     

Ключевые слова
Получено25.03.2019
Дата публикации25.03.2019
Кол-во символов58411
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 «Восточный вопрос», уже основательно изученный1, продолжает вызывать интерес у отечественных исследователей внешней политики России2. При этом они всё чаще обращают внимание не только на те или иные объективные факторы, влиявшие на позиции держав, но и на особенности субъективного восприятия Востока российскими императорами и государственными деятелями, особенно теми, кто имел возможность опираться на непосредственные впечатления, полученные в ходе поездок и путешествий. К их числу принадлежал и вел. кн. Константин Николаевич, в 1845–1846 гг. посетивший Османскую империю, Грецию и французский Алжир. Всё это совершалось под пристальным наблюдением Николая I и, соответственно, не могло не влиять на его размышления о положении дел на Востоке и позиции России. 1. Георгиев В.А., Киняпина Н.С, Панченкова М.Т., Шеремет В.И. Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII – начало XX в. М., 1978.

2. Айрапетов О.Р. История внешней политики Российской империи 1801–1914. Т. 1–2. М., 2017; и др.
2 Подготовка к путешествию началась зимой 1844/45 гг., когда великий князь выслушал «записку о восточной политике России», специально составленную для него чиновником МИД тайным советником А.А. Фонтоном, и прочёл ряд сочинений о местах, где собирался побывать3. 3. Головнин А.В. Материалы для жизнеописания царевича и великого князя Константина Николаевича. СПб., 2006. С. 40.
3 Характерно, что он ещё до путешествия привык именовать в дневнике Константинополь «Царьградом»4. «Верно, когда Вы будете читать это письмо, я уже буду в Цареграде, – писал великий князь В.А. Жуковскому 7 мая, перед отъездом из Петербурга, – в котором не было ещё русского князя с тех пор, как на его вратах висел щит Олега!». Полушутя, он задавал себе вопрос: «Доживу ли я до того, что это повторится, что гордый Истамбул снова падёт под ударами русских перунов?». И даже соглашаясь с тем, что «это, впрочем, совсем и не нужно», поскольку «и нам хорошо, и теперь и им, туркам, не худо, так пускай мы живём так, не мешая друг другу», 17-летний юноше признавался: «А всё-таки весело об этом думать. Я как буду осматривать Константинополь, всё буду себе наматывать на ус, хотя он у меня ещё и не вырос, авось когда-нибудь да пригодится»5. Ему казалось забавным, что отъезд из Петербурга пришёлся по церковному календарю на «праздник Обновления Царяграда (здесь и далее курсивом выделены слова, подчёркнутые в оригинале. – В.В.)» (11 мая). «Какой странный случай, не правда ли?», – делился он этим наблюдением с Жуковским6. 4. ГА РФ, ф. 722, оп. 1, д. 81, л. 130 об. и др.

5. Там же, д. 663, л. 13 об.–14.

6. Там же, л. 14 об.
4 Команда парохода, на котором вел. кн. Константину Николаевичу предстояло плыть в Константинополь, по словам И.А. Шестакова, была тщательно подобрана из «офицеров, с которыми не опасались познакомить юного генерал-адмирала»7. 4 июня «Бессарабия» покинула Севастополь, а утром 6 июня великий князь увидел на горизонте Босфор. Турецкие укрепления не произвели на него особого впечатления: «одноэтажные и с небольшим числом орудий» береговые батареи были «очень слабы и без искусства расположены» (за исключением той, что находилась «против Буюкдере в Азии»). Следуя «дальше по Босфору», Константин отметил, что там «почти совсем нет батарей», а размещённые возле фортов Румели-Иссар и Анатоли-Иссар, «более страшны по виду, чем по существу». За старинными башнями и зубчатыми стенами стояли весьма вместительные каменные казармы, но великий князь не сомневался, что турки не додумаются «их сделать оборонительными», резюмировав 14(26) июня в письме к отцу: «Вообще, Босфор далеко не так укреплён, как можно и должно было. Так, как он теперь, его всегда можно будет пройти без большой потери»8. 7. Шестаков И.А. Полвека обыкновенной жизни. Воспоминания (1838–1881 гг.). СПб., 2006. С. 71–72.

8. ГА РФ, ф. 672, оп. 1, д. 366, л. 144–144 об. Эти впечатления получат развитие в первой половине 1849 г. в записке вел. кн. Константина Николаевича «Предположение атаки Царя-града с моря». «В случае войны с Оттоманскою Портою, – говорилось в ней, – есть средство окончить кампанию в кратчайшее время, с меньшим кровопролитием, это есть атака и взятие Константинополя с моря». Надеясь на уязвимость береговых укреплений, великий князь считал столь рискованную операцию вполне оправданной. «Три условия, – утверждал он, – необходимы для успешного исполнения этого предприятия. Неожиданность, быстрота и отвага, не останавливаться трудностию и опасностию, а итти прямо напролом, не боясь потери трёх, четырёх, даже пяти кораблей, и нескольких тысяч людей, потому что результат этого стоит». При этом захват Босфора признавался лишь «первым шагом», после которого «надо непременно занять Дарданеллы, кои суть ключ к Царю-граду» (Там же, ф. 722, оп. 1, д. 197, л. 30–47 об.).

Всего подписок: 0, всего просмотров: 180

Оценка читателей: голосов 0

1. Айрапетов О.Р. История внешней политики Российской империи 1801–1914. Т. 1–2. М., 2017; и др.

2. Корф М.А. Записки. М., 2003. С. 179.

3. Березин И.Н. Посещение цареградских достопримечательностей во время пребывания в Константинополе его имп[ераторского] выс[очества] великого князя Константина Николаевича в 1845 году. СПб., 1854. С. 7.

4. Георгиев В.А., Киняпина Н.С, Панченкова М.Т., Шеремет В.И. Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII – начало XX в. М., 1978.

5. Головнин А.В. Материалы для жизнеописания царевича и великого князя Константина Николаевича. СПб., 2006. С. 40.

6. Письма В.А. Жуковского к его императорскому высочеству государю великому князю Константину Николаевичу. 1840–1851. Из «Русского архива». М., 1867. С. 44..

7. Шестаков И.А. Полвека обыкновенной жизни. Воспоминания (1838–1881 гг.). СПб., 2006. С. 71–72.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх