Socio-cultural cleavages in political and geographical space of Serbia

 
PIIS221979310012069-8-1
DOI10.37490/S221979310012069-8
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Department assistant
Affiliation: Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Occupation: Senior Lecturer
Affiliation: Saint Petersburg State University
Address: Russian Federation, Sankt Petersburg
Occupation: student
Affiliation: Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Journal namePskov Journal of Regional Studies
EditionIssue 1 (37)
Pages19-32
Abstract

The new institutional conditions for the functioning of the territorial-political system of Serbia take their countdown from 2006, when the current Constitution was adopted. The sociocultural division of Serbian society is transformed into a cleavage by the efforts of political actors (parties, movements, etc.), which articulate the demands of ethnic, religious and regional communities. Today in Serbia there are several directions of cleavages: ethnic, closely related to them religious, historic-cultural. The dynamics of these cleavages is intensified by the superconcentration of the population and economy in the capital of the country — Belgrade. Additionally, the Vojvodina region was analyzed, and the conclusion was drawn that during the long stay in the Habsburg Empire a specific value system (close to Western European) developed in the region, which is complicated by ethno-linguistic diversity in the population structure, which formed a special regional political culture.

Keywordssocio-cultural cleavage, political and geographical space, Serbia, Vojvodina, Yugoslavia, ethnic, religious
Received18.11.2018
Publication date15.03.2019
Number of characters28535
Cite   Download pdf To download PDF you should sign in
1 Введение и постановка проблемы. В современных обществах существует множество самых разных противоречий, которые могут перерасти в конфликты. Некоторые из них носят постоянный и универсальный социокультурный и политический характер. С. Липсет и С. Роккан выделили четыре типа конфликтов: 1) конфликт между центром и периферией, 2) конфликт между государством и церковью, 3) конфликт между городом и селом, 4) конфликт между собственниками (буржуазией) и рабочими [16]. Безусловно, в таком формате подобные расколы были актуальны в эпоху индустриального общества, сегодня они претерпевают значительную трансформацию. Линий размежевания в обществе обычно несколько и в каждой национальной партийно-политической системе существует своя иерархия расколов, которые сопровождаются возникновением устойчивых политических предпочтений, вокруг которых формируются массовые базы политических партий и движений. В дальнейшем теория социальных расколов, или размежеваний, Липсета-Роккана детализирована в публикациях множества последователей, в частности большую известность получили работы французского политолога Даниэля-Луи Сейле [12]. Подобные размежевания могут по-разному влиять на внутристрановые региональные социальные группы, выполняя одну из следующих функций: разделительную (дифференциация, существующая между социальными группами), конфликтную (осознание дифференциации) и организационную (организация в защиту групповых идентичности и целей) [11].
2 Политолог А. С. Ахременко выделяет ряд факторов электорального пространства, дифференцированных по их роли в изменении электоральных структур во времени. Базовый уровень составляют социальные размежевания. Их в современных обществах больше всего, но далеко не все находят свое отражения в электоральном процессе. Второй уровень составляют производные от первого размежевания – социокультурные. Они отличаются от социальных (по Липсету-Роккану) тем, что в силу особенностей исторического развития зафиксировались как ценностно-идеологические и политически значимые. Последние два уровня составляют менее долгосрочные по своему влиянию факторы – институциональные ограничения и стратегии политических элит, которые в данном исследовании будут затронуты в меньшей степени [1].
3
imgonline-com-ua-Resize-bAHq6WzBuF

Рис. 1. Пирамида факторов электорального пространства по А. С. Ахременко [1]

4 Сегментарным внутристрановым отличиям как особому виду расколов уделялось внимание в работах Г. Экштейна и А. Лейпхарта, согласно которым сегменты характеризуются различными политическими интересами [8; 15]. Г. Экштейн утверждает, что линии политического противостояния в обществе частично или полностью совпадают с линиями социального разделения. Как отмечает А. Лейпхарт, «сегментарные различия могут иметь религиозную, идеологическую, языковую, региональную, культурную, расовую или этническую природу». Концепция А. Лейпхарта это предполагает, что сегменты могут быть и просто территориальными. То есть можно говорить о территориальных сегментах, на которые распадается всё общество, или которые существуют в рамках этого общества наряду с другими. Территориальные сегменты — это территориальные сообщества, относительно однородные в своих политических требованиях, без внутренней поляризации, либо их внутренняя поляризация условно считается незначимой для данной политической ситуации. С точки зрения голосований территориальные сегменты представляют собой однородные политико-географические районы. Границы между территориальными сегментами могут совпадать с административными границами. Однако территориальные сегменты являются лишь одним из нескольких типов сегментов, что говорит нам о политическом пространстве как явлении, имеющем множество измерений. Другие возможные типы сегментов связаны с социокультурным измерением электорального пространства. Это могут быть этнокультурные сегменты, а среди них — собственно этнические, конфессиональные, ярко выраженные субэтнические.

views: 458

Readers community rating: votes 0

1. Ахременко А. С. Пространственный электоральный анализ: характеристика метода, возможности кросснациональных сравнительных исследований // Политическая наука, 2009. № 1. С. 32–59.

2. Борисова Н. В. Политизация языка и языковая политика в этнических территориальных автономиях // Мировая экономика и международные отношения. 2016. № 9. С. 67–75.

3. Борисова Н. В. Когда языки в огне: оспаривание языковых режимов как вызов балансу в межэтнических отношениях. М.: Политическая энциклопедия, 2017. 189 с.

4. Елсаков А. С. Вертикальные и горизонтальные разделения в партийных системах государств Западных Балкан: случаи Боснии и Герцеговины, Сербии и Хорватии // Южно-российский журнал социальных наук. 2018. Т. 19. № 1. С. 18–41.

5. Живанович З., Гатарич Д. Поляризация сети населённых пунктов Сербии // Социально-экономическая география. Вестник ассоциации российских географов-обществоведов. 2013. № 2. С. 186–194.

6. Катунин Д. А. Языковое законодательство Косова и Метохии в период международного протектората 1999–2008 гг // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2013. № 1. С. 32–49.

7. Кобелев А. Н. К вопросу об этнической истории Воеводины // Известия высших учебных заведений. Серия: гуманитарные науки. 2016. № 1. С. 45–49.

8. Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах: сравнительное исследование / Пер. с англ. под ред. А. М. Салмина, Г. В. Каменской. М.: Аспект Пресс, 1997. 287 с.

9. Мартынов В. Л. Региональные особенности современной Сербии // Мировая экономика и международные отношения. 2012. № 12. С. 58–63.

10. Пономарёва Е. Г. Суверенитет периферийных обществ в условиях глобализации: Сербия и Черногория // Политическая наука. 2005. № 4. С. 151–172.

11. Реммеле А. Структура размежеваний и партийные системы в Восточной и Центральной Европе // Политическая наука. 2004. № 4. С. 30–50.

12. Сейле Д.-Л. Применимы ли размежевания Роккана к Центральной Европе? // Политическая наука. Социально-политические размежевания и консолидация партийных систем: сб. науч. тр. / Ред. и сост. Е. Ю. Мелешкина, А. Н. Кулик. М.: РАН; ИНИОН; Центр социал. научно-информ. исслед. отд. полит. науки; Рос. ассоц. полит. науки, 2004. 343 с.

13. Туров Н. Л. Идеологический проект Великая Албания на современной политической карте мира // Сравнительная политика. 2014. № 4. С. 39–44.

14. Туровский Р. Ф. Географические закономерности электорального транзита в посткоммунистических странах // Полития, № 4, зима 2004/2005. С. 110–150.

15. Eckstein H. Division and Cohesion in Democracy: A Study of Norway. Princeton, 1966.

16. Lipset S. M., Rokkan S. Cleavage Structures, Party System, and Voter Alignments // The West European Party System. Oxford, 1990.

17. Norris P. Electoral Engineering. Voting Rules and Political Behavior. Cambridge, 2004.

18. Власти Косово отказались обсуждать обмен территории с Сербией // РИА Новости. 2018. 30 августа. [Электронный ресурс]: URL: https://ria.ru/20180830/1527499203.html (дата обращения 11.12.2018).

19. Республиканская избирательная комиссии Сербия. [Электронный ресурс]: URL: http://www.rik.parlament.gov.rs

20. Статистическое управление Республики Сербия. [Электронный ресурс]: URL: http://www.stat.gov.rs

Система Orphus

Loading...
Up