On Some Aspects of the Foreign Exchange Influence on Socio-Economic Tendencies

 
PIIS086904990017290-1-1
DOI10.31857/S086904990017290-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Director, Center for Monetary Policy and Financial Markets
Affiliation: Financial University under the Government of the Russian Federation
Address: Russian Federation, Moscow
Occupation: Deputy Head, Department of Center for Monetary Policy and Financial Markets
Affiliation: Financial University under the Government of the Russian Federation
Address: Russian Federation, Moscow
Occupation: Leading Research Fellow, Center for Monetary Policy and Financial Markets
Affiliation: Financial University under the Government of the Russian Federation
Address: Russian Federation, Moscow
Occupation: Associate Research Fellow, Center for Monetary Policy and Financial Markets
Affiliation: Financial University under the Government of the Russian Federation
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameObshchestvennye nauki i sovremennost
EditionIssue 5
Pages7-17
Abstract

World’s financial markets have undergone significant changes in recent years. The COVID-19 pandemic that began in 2020 contributed to increased volatility in the markets and increased uncertainty about future development. At the same time, the currency sphere is still one of the most important for maintaining stability in the economy and is a successful exit from the crisis. As the article indicates, in times of crisis the national currencies of emerging markets and developing countries experience increased volatility and tendencies towards depreciation. Raising interest rates of the leading countries’s central banks can destabilize the situation in the foreign exchange markets, especially in developing countries. The article shows the advantages and disadvantages of the appreciation and depreciation of the national currency. Currency depreciation negatively impacts poverty and inequality across countries. The increased volatility of the national currency has a negative impact on the development of the economy. At the same time in Russia, where volatility has also increased and the ruble has depreciated, there are significant opportunities to ensure a stable ruble. In the current conditions of high uncertainty in world markets, anti-Russian sanctions and the importance of strengthening internal foundations of the economy, the use of a wide range of mechanisms to ensure the stability of the currency sphere is especially important. Moreover, Russian regulators do have such opportunities.

Keywordsfinancial crisis, exchange rate, central bank, volatility of exchange rate, economic, inequality
AcknowledgmentThe article was prepared based on the results of research carried out with budgetary support by the state order for the Financial University Under the Government of Russian Federation in 2021.
Received06.07.2021
Publication date29.10.2021
Number of characters22759
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 В последние годы ситуация в мировой экономике существенно изменилась. Соответственно, реалии вынуждают регуляторов применять новые механизмы финансовой политики – безлимитное количественное смягчение, низкие процентные ставки и др. В сложившихся условиях валютная политика и динамика валютных курсов по-прежнему играют важнейшую роль в новой меняющейся среде и привлекают к себе высокое внимание.
2 В 2021 г. глобальная экономика выходит из кризиса, который начался вследствие мер борьбы с пандемией в 2020 г. Темпы роста мирового ВВП ожидаются самыми высокими за последние 80 лет – по различным прогнозам, в 2021 г. показатель возрастет на 5-6%. Однако восстановление экономик происходит неравномерно по странам. Локомотивами роста стали США и Китай. В остальном мире более благополучная ситуация наблюдается в развитых странах, где государства и финансовые регуляторы проводят масштабные меры поддержки.
3 Пандемия, вынуждает власти вводить локальные локдауны, что способствует сохранению неопределенности в мире и сдерживает экономическую активность. В наиболее сложном положении оказались развивающиеся страны и в государства с формирующимися рынками.
4 Антикризисные меры, предпринятые в 2020 г. в беспрецедентных масштабах, все больше влияют на развитие экономик и финансовых рынков. Масштабный объем ликвидности, влитый в экономику ведущими странами, а также нарушение цепочек поставок и логистики существенно ускорили инфляцию в мире. Ожидается, что в результате ведущие экономики – в частности, США и ЕС – могут перейти к более жесткой денежно-кредитной политике и повышению ставок уже в 2022 г., а не позднее, как об этом неоднократно заявляли сами регуляторы.
5 Ожидания роста инфляции, которые усилились в 2021 г., уже способствовали тому, что стоимость заимствований возрастает – особенно в странах с формирующимися рынками. Сохранить условия, которые поддерживают рост, важно для более прочного выхода из кризиса. Данный факт подчеркивают международные организации [World Bank 2021].
6 Стабильность на валютных рынках можно назвать важнейшим фактором успешного выхода из кризиса. Высокая изменчивость аппетитов к риску у инвесторов способствует перетокам капиталов между странами, что особенно влияет на валютные курсы менее развитых государств. Рост процентных ставок центральных банков ведущих стран увеличивает привлекательность их валют, но также может усилить перетоки валюты из менее развитых стран, из-за чего в данных государствах у возрастет волатильность валюты и обесценятся их курсы.
7 В странах с развивающимися рынками волатильность валют особенно увеличивается в периоды нестабильности на международных финансовых рынках и в кризисы. Каждый из них имеет различное происхождение и причины, тем не менее, как правило, в кризисные периоды сокращается приток иностранной валюты в менее развитые страны. Более того, капиталы начинают перетекать в более развитые из них, что зачастую приобретает вид перетока «горячих денег». Данная динамика обесценивает национальные валюты и нередко приводит к росту инфляции и удорожанию стоимости внешнего долга при перерасчете в национальную платежную единицу. В результате, как правило, сокращается инвестиционная активность – даже несмотря на то, что для сохранения привлекательности валюты и предотвращения оттока капитала центробанки часто повышают процентные ставки. После существенной девальвации производители не ожидают быстрого восстановления спроса и ограничивают инвестиционную активность.

Number of purchasers: 1, views: 404

Readers community rating: votes 0

1. Nabiullina E.S. (2015). Vystuplenie Predsedatelya Banka Rossii E.S. Nabiullinoj v Gosudarstvennoj Dume Rossijskoj Federacii 16 iyunya 2015 goda po voprosu «O godovom otchete Banka Rossii za 2014 god». [Nabiullina E.S. Speech at the State Duma of the Russian Federation On Annual Report of the Bank of Russia 2014]. Central Bank of Russia. (https://old.cbr.ru/press/st/press_centre/Nabiullina_16062015/).

2. Nabiullina E.S. (2021). Vystuplenie E.S. Nabiullinoj na Mezhdunarodnom finansovom kongresse. [Nabiullina E.S. Speech at the World Financil Congress]. Russian Banks Association. (https://arb.ru/b2b/news/vystuplenie_elviry_nabiullinoy_na_mezhdunarodnom_finansovom_kongresse-10482755/).

3. Govorova N.V. (2021) Bednost' i neravenstvo: vyzovy pandemii COVID-19 [Govorova N.V. Poverty and Inequality: Challenges of the COVID-19 Pandemic]. Obshchestvennye nauki i sovremennost'. no. 3, pp.75–87.

4. Ershov M.V. (2005) Ekonomicheskij suverenitet Rossii v global'noj ekonomike [Economic Sovereignity of Russia in the Global Economy]. Moscow: Ekonomika. 280 p.

5. Ershov M.V. (2011) Mirovoj finansovyj krizis. Chto dal'she? [World Financial Crisis. What's Next?] Moscow: «Ekonomika». 295 p.

6. Kravcevich A.I. (1995) Yaponskii opit reform I zadachi Rossii [Kravcevich A.I. Japanese experience of reforms for Russia]. Tokyo. NII Promyshlennoj politiki. NII nacional'noj ekonomiki. pp. 1-56.

7. Morgan, J., Kelly, N.J. (2013). Market Inequality and Redistribution in Latin America and the Caribbean. Journal of Politics. no. 75(3) pp. 672–685.

8. OECD (2021). OECD Economic Outlook. Volume 2021 Issue 1. No.109. Paris: OECD Publishing. (https://read.oecd-ilibrary.org/economics/oecd-economic-outlook/volume-2021/issue-1_edfbca02-en#page1).

9. UNDP (2015) Human Development Report 2015: Work for Human Development. New York: United Nations Development Programme. (http://hdr.undp.org/en/content/human-development-report-2015).

10. UNDP (2013). Humanity Divided: Confronting Inequality in Developing Countries. New York: United Nations Development Programme. (https://www.undp.org/publications/humanity-divided-confronting-inequality-developing-countries).

11. van der Hoeven, R. (2000). Labour Markets and Income Inequality: What are the New Insights after the Washington Consensus?. UN Wider Working Paper. no. 209. Helsinski: UN-WIDER.

12. World Bank (2021) Global Economic Prospects, June 2021. Washington, DC: World Bank. doi:10.1596/978-1-4648-1665-9 (https://www.worldbank.org/en/publication/global-economic-prospects).

Система Orphus

Loading...
Up