Студенты-историки на «спецзадании»

 
Код статьиS013038640004256-9-1
DOI10.31857/S013038640004256-9
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: Профессор
Аффилиация: Московский государственный лингвистический университет
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаНовая и новейшая история
ВыпускВыпуск 2
Страницы150-155
Аннотация

Ветеран Великой Отечественной войны И. С. Кремер рассказывает о событиях своей жизни с декабря 1940 по август 1941 гг. В центре воспоминаний - история о том, как студенты исторического факультета МГУ вместе со студентами других московских вузов в июле-августе 1941 г. строили линию обороны на реке Десна в районе Рославля.

Ключевые словаВеликая Отечественная война, исторический факультет МГУ, студенты-историки на строительстве укреплений (июль-август 1941 г.).
Получено06.03.2019
Дата публикации22.03.2019
Кол-во символов21837
Цитировать   Скачать pdf Для скачивания PDF необходимо авторизоваться
1 О некоторых событиях моей жизни я уже рассказывал читателям1. Накануне войны в моей жизни произошли коренные перемены – я был впервые влюблен. В декабре 1940 г. комитет комсомола исторического факультета МГУ послал меня, студента второго курса, проверять работу комсорга одной из групп на первом курсе. Комсорг оказалась очень красивой девочкой, проверка ее работы закончилась быстро и благополучно. Дочь старых большевиков к своей работе относилась очень серьезно, и проверка завершилась двумя походами в Большой театр. 1. Кремер И. С. Дело «Дипломатического словаря». – Новая и новейшая история, 2018, № 5.
2 У меня, правда, возникла проблема – идти мне было не в чем, черная толстовка с пояском была моим единственным костюмом. На помощь пришел мой знакомый – слушатель военной академии Борис Натухин. Он был большим франтом, имел целую стайку девушек, и я с завистью наблюдал, как легко он с ними общается. В его штатском гардеробе был красивый дорогой костюм, мы долго примеряли его на меня, одергивали, оглаживали и в конце концов пришли к выводу, что заметные недочеты в одежде вполне могли быть и виной портного. То ли я, то ли костюм произвели нужное впечатление на мою избранницу, но с этих дней мы фактически не расставались. Поздно ночью я уезжал из дома возле Моссовета в общежитие на Стромынку, в темноте отыскивал в огромной комнате свою кровать среди шестнадцати других.
3 Утром перед населением общежития вставала задача – попасть в переполненный трамвай, шедший к метро «Сокольники». Мощным тараном историков был Арчил Джапаридзе, сын одного из 26 бакинских комиссаров, крупный и сильный парень.
4 А дальше – Моховая, лекции, встречи с моей любимой в перерывах, совместная еда за рубль в студенческой столовой и прогулки по Александровскому саду. Вечер мы проводили дома у Инессы, где в 2-х комнатной (переделанной ее родителями в 4-х комнатную) неуютной квартире, кроме нее, жили отец, мать, 15-летний брат, овчарка с отвратительной манерой класть мне лапы на грудь при встрече.
5 Хотя в своем городе в Брянской области я считался способным парнем, печатал революционные стихи в местной газете «Труд» и школу кончил с «золотым» аттестатом (медалей тогда не было), очень важные уроки жизни я получил именно в эти месяцы до войны. Убежденный комсомолец, я одобрял все, что делалось в стране, помню лишь, что в дневнике, который я вел, в разгар террора появилась фраза – «кому же теперь можно верить?». Это относилось, кажется, к осужденным маршалам. Но поскольку всегда на месте оставался великий руководитель, который воплощал в себе все наше будущее, включая и близкую мировую революцию, я был спокоен. Инесса впервые открыла мне глаза на то, что происходило, по крайней мере – в столице. До 18 лет она жила в «Доме правительства», где случались странные и страшные события, где родители ее соучеников и просто соседи исчезали каждую ночь. Никто из них никогда не возвращался. Впечатлительная девочка, очень привязанная к отцу, не спала ночами, прислушиваясь, на каком этаже останавливается лифт с посланцами Лубянки. Некоторые квартиры меняли своих хозяев 2-3 раза. В эти же дни из других домов исчезали родные дяди Инессы (один из них, Владимир Розовский на известной фотографии 1919 г. идет рядом с Лениным на параде войск Всевобуча), друг ее отца, автор истории партии Вилли Кнорин, родители друзей. Собственные родители (отец вступил в партию еще в марте 1917 г.) оправдывали всё. На вопросы девочки, мог ли дядя Вилли стать врагом народа, отец отвечал: «Неужели ты не понимаешь, что члена ЦК не арестуют просто так? Раз такого человека арестовали, значит, он виноват».

Цена публикации: 0

Всего подписок: 2, всего просмотров: 1257

Оценка читателей: голосов 0

1. Кремер И. С. Дело «Дипломатического словаря». – Новая и новейшая история, 2018, № 5.

2. Вишлёв О. В. Речь Сталина 5 мая 1941 г. Российские документы. — Новая и новейшая история, 1998, № 4.

3. Вишлёв О. В. Западные версии высказываний И. В. Сталина 5 мая 1941 г. По материалам германских архивов — Новая и новейшая история, 1999, № 1.

4. Безыменский Л. А. О "Плане Жукова" от 15 мая 1941 г. - Новая и новейшая история, 2000, № 3.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх