От шахской кормилицы (dāī) до туземной няньки (āyā)

 
Код статьиS086919080000455-7-1
DOI10.31857/S086919080000455-7
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Институт востоковедения РАН
Адрес: Российская Федерация
Название журналаВосток. Афро-Азиатские общества: история и современность
ВыпускВыпуск 4
Страницы70-76
Аннотация

Статья посвящена эволюции роли женской прислуги в доколониальной и колониальной Индии. Среди всех категорий женской прислуги самую значительную трансформацию претерпели кормилицы, на протяжении веков считавшиеся привилегированным сословием. С ростом британского присутствия роль кормилицы резко изменилась: она потеряла высокий социальный статус и привилегии, перейдя в разряд обычной домашней туземной прислуги, нередко объекта жестокой эксплуатации.

Ключевые словаИндия, Великие Моголы, категории женской прислуги, кормилицы падишахов, туземные няньки и их типы, Редьярд Киплинг
Получено09.08.2018
Дата публикации18.10.2018
Кол-во символов19714
Цитировать     Скачать pdf
1

В мусульманских государствах, в том числе и в Индии эпохи Великих Моголов, кормилицы обладали высоким социальным статусом, что во многом объяснялось историческим прецедентом – тем глубоким уважением, которое питал пророк Мухаммед к своей кормилице Халиме бинт Абу Зуайб. Она вскармливала Мухаммеда с возраста восьми дней до четырех лет. Согласно хадису, в связи с засухой и голодом Халима не могла прокормить даже собственного ребенка, но после того, как она взяла в дом Мухаммеда, у нее в груди появилось столько молока, что хватило и молочному, и родному сыновьям [The Oxford Dictionary of Islam, 2018]. После начала пророческой миссии Мухаммеда Халима и ее муж приняли ислам. Согласно другому хадису, когда Халима пришла к пророку, он, испытывая к ней почтение и привязанность, снял с себя плащ и постелил его перед ней на землю, чтобы она села [Haykal, 1968, p. 47].

2 В эпоху Великих Моголов кормилицами (dāī) становились женщины благородного происхождения, в частности жены военных и дворцовых служителей. В шахских гаремах, где роды были важнейшим и частым событием, кормилицы и повитухи играли решающую роль. Только они могли засвидетельствовать первенство и порядок рождения того или иного отпрыска падишаха. Неудивительно, что кормилицы обладали влиянием при дворе и большими личными состояниями, которые они частично тратили на благотворительность, в том числе на строительство мечетей и медресе. В свою очередь, правители возводили любимым кормилицам роскошные гробницы.
3 Кормилицы-dāī делились на четыре категории: 1) повитуха, dāījanāī; 2) кормилица, dāī-dūdh-pilāī, или Annā; 3) нянька при ребенке, вышедшем из грудного возраста, dāī-khilāī, или chochhā; 4) нянька при девушке или молодой женщине, dāī-asīl, или Māmā. Чаще всего категории плавно перетекали друг в друга: когда ребенок подрастал, его кормилица становилась нянькой и т.д. Шахская кормилица носила титул angah, т.е. приемная мать (главная из кормилиц называлась maham angah). Муж шахской кормилицы имел титул atgah, т.е. приемный отец. Ее сын, т.е. молочный брат правителя или принца крови (шахзаде), именовался kokah, kokaltash – весьма распространенная часть почетного титула – мансаба у могольских военачальников. Пока будущему падишаху или принцу не исполнилось 2.5–3 года, к его кормилице относились как к его второй матери, т.е. со всеми почестями, которые предполагал придворный этикет [Shivram, 2013, p. 542].
4 В могольскую эпоху, как, впрочем, и в предшествующий период Делийского султаната, кровное родство (nasab) ни в коей мере не было гарантией политической лояльности. Между единокровными братьями, многочисленными отпрысками падишахов от разных жен, шла постоянная борьба за власть, подчас принимавшая характер открытой междоусобицы. В этой борьбе участвовали и женщины – матери и сестры враждующих принцев, которые поддерживали своих сыновей/братьев, ведя сложные дворцовые интриги и вступая в политические альянсы. Напротив, молочное родство всегда гарантировало претенденту на трон верность и поддержку целого клана родственников. Благосостояние и социальный статус самой кормилицы и всей ее родни зависели от возвышения ее молочного сына. Близкие родственники молочной матери становились близкими родственниками (mahram) вскормленному ее молоком ребенку. Они часто получали должности при дворе или служили в армии, формируя семейные группы, на которые опиралась власть.

всего просмотров: 114

Оценка читателей: голосов 0

1. Ahsan, Aitzaz. The Indus Saga and the Making of Pakistan. Oxford University Press, 1996.

2. Asher, Catherine B. The New Cambridge History of India, Architecture of Mughal India. Cambridge University Press, 1992.

3. Avicenna (Ali Ibn Sina). The General Principle of Avicenna’s Canon of Medicine. Ed. by M.H. Shah; trans. Karachi: Neveed Clinic, 1966.

4. Beveridge, H. The Akbarnama of Abu’l Fazl. Vol. I. Calcutta: The Asiatic Society, 1907. Reprint – 2000.

5. Chaudhuri, Nupur. Memsahibs and their servants in nineteenth-century India. Women’s History Review. Vol. 3. No. 4. 1994. Pp. 549–562.

6. Haykal, Muhammad Husyan. The Life of Muhammad. Delhi: Millat Book Center, 1968.

7. Husain, Afzal. The nobility under Akbar and Jahangir: A study of family groups. New Delhi: Manohar, 1999.

8. Jahangir, Nur ud-Din Muhammad. Tuzuk-i Jahangiri. Delhi: Munshiram Manoharlal, 1968.

9. Kipling, R. Something of myself and other autobiographical writings. Cambridge University Press, 1990.

10. Krishnaswamy, R. Effeminism: The economy of colonial desire. Ann Arbor: Univ. of Michigan Press, 1998.

11. Lal, Ruby. Domesticity and Power in the Early Mughal World. Cambridge University Press, 2005.

12. Lal, Ruby. “Rethinking Mughal India: Challenge of a Princess’ Memoir”. Economic and Political Weekly. 2003. January 04.

13. The Oxford Dictionary of Islam. Ed. John L. Esposito. 2018. Oxford Islamic Studies on Line. URL: http://www.oxfordislamicstudies.com/article/opr/t125/e784

14. Reddi, Sujani. Nursing and Empire: gendered labor and migration from India to the United States. Chapel Hill: University of North Carolina Press, 2015

15. Shivram, Balkrishan. Nurslings, milk and moral development: a case study of Imperial Mughal. Asian Journal of Social Sciences & Humanities. Vol. 2. No 2. 2013. Pp. 541–547.

16. Smith R.V. Down memory lane: midwives and the harem rulers. The Hindu. 2015. January 25.

17. Stadtler, F. and Visram, R. A home for the ayahs: from India to Britain and back again. URL: https://www.ourmigrationstory.org.uk/oms/a-home-for-the-ayahs-.

18. Stiertorfer, Klaus (ed.) Women writing home, 1700–1920: female correspondence across the British Empire. India. London: Routledge, 2006.

19. Wilkinson, A. A brief history of nursing in India and Pakistan. Delhi: Trained Nurses Association of India, 1958.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх