Христианский апологет или римский патриот? Драконций и Exempla virorum в его «Хвале Господу» (LD III. 250–467)

 
Код статьиS032103910011314-8-1
DOI10.31857/S032103910011314-8
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация:
Российский государственный гуманитарный университет
Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
Институт всеобщей истории РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаВестник древней истории
ВыпускТом 81 Выпуск 3
Страницы649-658
Аннотация

В статье рассматривается богословская поэма Драконция «Хвала Господу» (De laudibus Dei), а именно посвященная теме жертвенности ее третья книга. Обычно этот текст считается памятником христианской апологетики и его полемический характер связывается исключительно с антиязыческой пропагандой. Однако анализ фрагмента с примерами «неправильного» поведения из греческой и римской мифологии и истории приводит к заключению, что авторская оценка этического выбора героев-язычников была не столь однозначной и отражала более сложно организованное мировоззрение позднеантичного поэта.

Ключевые словаДраконций, апологетика, христианство, римская Африка, вандалы
Получено15.09.2021
Дата публикации16.09.2021
Кол-во символов23362
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Богословская поэма «Хвала Господу» (De laudibus Dei, далее LD) – крупнейшее сочинение карфагенского поэта римского происхождения Блоссия Эмилия Драконция (вторая половина V – начало VI в.). В вандальской Африке, где появилось это произведение, оставленные Римом культурные и литературные традиции продолжали жить даже несмотря на варварское завоевание. Помимо крупных и хорошо известных прозаиков, таких как Фульгенций или Виктор Витенский, известно немало поэтов Африки, запомнившихся в основном панегириками вандальским королям: кроме самого Драконция это Флорентин, Катон, Луксорий. В этом смысле появление «Хвалы» не выглядит чем-то феноменальным, но даже на общем фоне произведение выделяется по крайней мере своим масштабом.
2 Сочинение, общий объем которого занимает 2327 гекзаметрических строк, состоит из трех книг и посвящено восхвалению Божьей милости, в основном на примерах из Ветхого и Нового Заветов. В попытках разделить творчество Драконция по религиозному признаку эту поэму причисляют к carmina Christiana в противовес carmina profana, стихам языческой тематики, посвященным мифологическим сюжетам классической античности1. 1. Carmina profana – давно известное и устоявшееся в издательской традиции название сборника поэм нехристианской тематики (другой его заголовок – Romulea). Название carmina Christiana появилось скорее искусственно (см., например, Zwierlein 2019). В любом случае необходимо понимать, что это разделение довольно условно и связано больше с тематикой, а не с идейным содержимым произведений. Показательно, что в номинально языческих поэмах исследователи иногда усматривают христианский смысл. См., например, van Zyl Smit 2010.
3 Третья, заключительная книга «Хвалы» значительно отличается от первых двух специфичностью темы и набором exempla, тех самых примеров, важных автору для подтверждения собственной правоты. Главная тема третьей книги – жертвенность, понимаемая поэтом как готовность убить себя или своих близких ради некой высокой цели. Драконций приводит случаи подобного поведения не только из Библии, но и из греческой и римской мифологии и истории, т.е. связанные с традицией классической, дохристианской античности.
4 Сравнительный анализ этих примеров дает возможность по крайней мере отчасти реконструировать особенности мировоззрения карфагенского поэта, важные с точки зрения представлений как о культуре поздней античности (например, относительно того, насколько новое христианское вытеснило старое языческое), так и о тонкостях политического климата в варварских королевствах, начавших возникать в эту эпоху. Североафриканское королевство вандалов стало одним из первых таких государственных образований, и дискуссия о том, как в управлении им взаимодействовали представители римской и варварской элит, идет далеко не один год, успев совершить путь от превалирующей идеи об их конфронтации2 до противоположной, об их симбиозе3. 2. См. Courtois 1955; Diesner 1966.

3. См., например, Merrills, Miles 2009; Conant 2012; Whelan 2018.
5 Драконция в силу некоторых особенностей его биографии можно считать очень подходящей фигурой для продолжения этой дискуссии. Поэт, обладавший статусом «светлейшего мужа», vir clarissimus, и происходивший из семьи сенатора, с одной стороны, был близок к правящим кругам, а с другой – являл собой пример представителя старой римской знати, оказавшейся в условиях варварской оккупации4. При этом известно, что он подвергался преследованиям по политическим мотивам. Попав в немилость к королю Гунтамунду (484–496), Драконций был заключен в тюрьму, где провел несколько лет и написал адресованное тому покаянное письмо в стихах, известное под названием «Искупление» (Satisfactio)5. Предполагают, что и третья книга «Хвалы» по крайней мере частично также была написана в тюрьме6 – и это обстоятельство придает изучению текста дополнительную интригу. 4. Биография Драконция в целом хорошо реконструирована, см., например, Bright 1999, 193; Schetter 1994, 342.

5. См. об этом, например, Merrils 2004; Fielding 2017, 89–127.

6. В тексте третьей книги «Хвалы» есть указания на это (LD III. 597–721). Подробнее см. Moussy, Camus 1985, 28, 43.

Всего подписок: 0, всего просмотров: 11

Оценка читателей: голосов 0

1. Bright, D.F. 1999: The chronology of the poems of Dracontius. Classica et Mediaevalia. Revue danoise de philologie et d’histoire 50, 193–206.

2. Conant, J. 2012: Staying Roman. Conquest and Identity in Africa and the Mediterranean, 439–700. Cambridge–New York.

3. Consolino, F.E., Herrin, J. (eds.) 2020: The Early Middle Ages. (Bible and Women, 6.1). Atlanta.

4. Courtois, C. 1955: Les Vandales et l’Afrique. Paris.

5. Diederich, S. 2019: Dracontius auf Konfrontationskurs: Widerständige Positionen in De laudibus Dei. In: K. Pohl (Hrsg.), Dichtung zwischen Römern und Vandalen. Tradition, Transformation und Innovation in den Werken des Dracontius. Stuttgart, 261–272.

6. Diesner, H.-J. 1966: Das Vandalenreich. Aufstieg und Untergang. Leipzig.

7. Edbrooke, Jr. R.O. 1975: Constantius II and Hormisdas in the forum of Trajan. Mnemosyne 28/4, 412–417.

8. Fielding, I. 2017: Transformations of Ovid in Late Antiquity. Cambridge.

9. Gladhill, B. 2016: Rethinking Roman Alliance. A Study in Poetics and Society. Cambridge.

10. Labarre, S. 2015: Dracontius et les ‘crimes’ des héros païens : historiographie, quête du salut et drames humains. In: É. Wolff (éd.), Littérature, politique et religion en Afrique vandale. Paris, 229–242.

11. Malamud, M. 2012: Double, double: two African Medeas. Ramus. Critical Studies in Greek and Roman Literature 41, 1–2: Roman Medea, 161–189.

12. Merrills, A.H. 2004: The perils of panegyric: the lost poem of Dracontius and its consequences. In: A.H. Merrills, Vandals, Romans and Berbers: New Perspectives on Late Antique North Africa. Burlington, 145–162.

13. Merrills, A.H., Miles, R. 2009: The Vandals. Oxford.

14. Moussy, C., Camus, C. 1985: Dracontius. Œuvres. T. I. Louanges de Dieu, Livres I et II. Paris.

15. Moussy, C. 1988: Dracontius. Œuvres. T. II. Louanges de Dieu, Livre III. Réparation. Paris.

16. Murray, J. 2014: Dracontius (LD 3.279–95) and the source of the Thermopylae nyktomachia. Classical Quarterly 64 (1), 399–401.

17. Никольский, И.М. Образ Карфагена в политической идеологии вандальского королевства: «матерь Асдингам» или «возрождающийся Феникс»? Аристей. Вестник классической филологии и античной истории 20, 2019. 104–113.

18. Никольский, И.М. Мифологические поэмы Драконция и конфликт политических элит в вандальской Африке. ШАГИ 6 (2), 2020. 102–117.

19. Romano, D. 1959: Studi Draconziani. Palermo.

20. Schetter, W. 1994: Über Erfindung und Komposition des ‘Orestes’ des Dracontius. Zur spätantiken Neugestaltung eines klassischen Mythos. In: O. Zwierlein (Hrsg.), Willy Schetter. Kaiserzeit und Spätantike: kleine Schriften 1957–1992. Stuttgart, 342–369.

21. Shea, T.J. 1952: Liber III Dracontii ‘De Laudibus Dei’ with Introduction, Text, Translation and Commentary. M.A. Thesis. Villanova University.

22. Simons, R. 2005: Dracontius und der Mythos. Christliche Weltsicht und pagane Kultur in der ausgehenden Spätantike. Leipzig.

23. Stella, F. 2020: The women of the Old Testament in early Medieval poetry: Judith and the others. In: F.E. Consolino, J. Herrin (eds.): The Early Middle Ages. (Bible and Women, 6.1). Atlanta, 231–258.

24. Tommasi Morescini, Ch.O. 2010: Roman and Christian history in Dracontius’ De Laudibus Dei. In: J. Baun, A. Cameron, M.J. Edwards, M. Vinzent (eds.), Papers Presented at the Fifteenth International Conference on Patristic Studies held Oxford, 2007. (Studia Patristica, XLIV–XLIX). Leuven–Paris–Walpole, 303–308.

25. van Zyl Smit, B. 2010: The amorous queen and the country bumpkin: Clytaemestra and Egistus in Dracontius’ Orestis tragoedia. Akroterion 55, 25–36.

26. Whelan, R. 2018: Being Christian in Vandal Africa: The Politics of Orthodoxy in the Post-Imperial West. Oakland.

27. Zwierlein, O. 2019: Die ‘Carmina Christiana’ des Dracontius. Kritischer Kommentar. Boston–Leiden.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх