Реакция населения на экономические реформы 1990-х годов: социально-психологический аспект

 
Код статьиS020595920002254-5-1
DOI10.31857/S020595920002254-5
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: главный научный сотрудник
Аффилиация: Центр европейских исследований ИМИ МГИМО МИД России
Адрес: Российская Федерация,
Название журналаПсихологический журнал
ВыпускТом 40 № 1
Страницы94-103
Аннотация

Изучение реакции группового и общественного сознания на кризисные ситуации – одна из наиболее важных и сложных задач социальной психологии. Статья посвящена начавшимся в 1992 году экономическим преобразованиям, оказавшимся тяжёлым испытанием для населения России: закрылись многие предприятия – из 33.6 тыс. средних и крупных сохранилось чуть более 5 тыс., 55% населения оказалось или за чертой бедности, или на грани этой черты, произошёл взрыв преступности – к началу 1995 г. в стране действовало более 15 тыс. преступных групп, упала общественная мораль, началась депопуляция населения, словом, качество жизни существенно ухудшилось. Но, несмотря на возникшую ситуацию, в стране, характеризующейся высоким уровнем политизации, не было отмечено сколько-нибудь заметного уличного протеста. В статье проанализированы социально-психологические причины этого социального феномена: с одной стороны, ощущение разочарования и обреченности у населения в результате неудачных реформ, а с другой, внедрение общественной аномии в ходе организованной в средствах массовой информации кампании по оправданию реформ и методов их проведения.

Ключевые словаэкономические реформы 1990-х, морально-психологическая атмосфера, фрустрация, кататонический ступор, индоктринирование сознания, “особый путь России”.
Получено25.02.2019
Дата публикации26.02.2019
Кол-во символов33900
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 ИТОГИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ 1990-Х ГГ. В РОССИИ
2 Постсоциалистические страны Европы и Азии, не имевшие к началу 1990-х годов сравнимых с Россией природных, технических и человеческих ресурсов, успешно развиваются. В России итоги реформ оказались, по словам академика О. Богомолова “драматическими – прямо противоположными, чем в других странах, и больших и малых, как в европейских, так и азиатских” [1, с. 9]. Подтвердился философский закон возрастания роли субъективного фактора в историческом процессе, что можно видеть при сравнении деятельности В. Гавела, Н. Назарбаева, Т. Мазовецкого, В. Мечьяра, А. Бразаускаса, Нгуен Ванлиня, Э. Сависаара, Дэн Сяопина с деятельностью российских реформаторов.
3 Время осуществления российских экономических реформ воспринимается сегодня как “лихие девяностые”. После ордынского нашествия в истории нашей страны был только один период, получивший собственное имя – начало XVII века – “смутное время”. Смута – это хаос, раздоры, беспорядок. “Лихо” в российском просторечье имеет и более конкретное, и более негативное содержание: оно означает “зло”. В словаре Ожегова “лиходей” означает “злодей”, “мучитель”, а “лихоимец” – вымогатель, взяточник. Там же приведён пример: “хлебнуть лиха – узнать горе, беду” [18, с. 328–329, 735]. В этом смысле понятие “лихие”, по-народному кратко и глубоко характеризующее период реформ, является архетипическим.
4 Во время Второй мировой войны валовый внутренний продукт в СССР сократился на 24%, в период Великой депрессии в США ВВП сократился на 29%, в период с 1992 по 1998 г. ВВП в России сократился на 47%, а промышленное производство уменьшилось на 59%. Масштабы “лиха” в 1990-е гг. оказались уникальными в мировой истории. “Падение выпуска продукции в России, – отмечает директор института исследований Европы и России Карлтонского университета (Оттава) П. Дуткевич – квалифицируется в учебниках экономики как самый крупный в истории человечества рукотворный экономический кризис, сфабрикованный творцами экономической политики” [13, c. 43].
5 По данным директора НИИ статистики Госкомстата РФ В. М. Симчеры в РФ в 1991 г. было 33,6 тыс. средних и крупных предприятий, в 2000 г. – всего 5.1 тыс. [23, с. 14]. Разрушение производственного потенциала великой страны, происходившее на глазах всего мира, вызывало глубокое недоумение у научного сообщества. “Проблема России состоит в беспрецедентно всеобщей экономической катастрофе в экономике мирного времени, – писал С. Коэн через шесть лет после начала реформ. – Катастрофа настолько грандиозна, что мы должны говорить о не имеющем прецедента процессе деиндустриализации, происходящем в конце ХХ века”1. Разрушение промышленности создало в стране напряженную социальную ситуацию, значительная часть населения лишилась средств к существованию. После либерализации цен 2 января 1992 г. стоимость основных продуктов питания увеличилась в 10 раз, пенсии были проиндексированы лишь в 2 раза, а зарплаты остались прежними. “34% населения России живёт за порогом или на грани бедности, 7% находятся в состоянии глубокой нищеты. Ещё 14% бедных также прочно застряли в этом состоянии” [25, с. 178–179], у городских помоек скопились голодающие, на улицах городов появились сотни тысяч беспризорников. Резко увеличилась преступность. В январе 1995 г. на территории России, по данным МВД РФ, действовало более 15 000 криминальных групп (в 1990 г. их было менее 30) [7, с. 76]. В марте 2002 г., выступая на коллегии Генпрокуратуры, Президент РФ В. Путин констатировал, что “значительная часть российской экономики находится под контролем организованных преступных группировок”2. 1. Коэн С. И это называется реформы? // Независимая газета. 27.08.1998. С. 3.

2. Российская газета, 28.03.2002. C. 2.

Всего подписок: 2, всего просмотров: 485

Оценка читателей: голосов 0

1. Богомолов О. Т. Постсоциалистические страны в условиях глобализации. М.: Экономика, 2001.

2. Бороноев А. О., Смирнов П. И. Российский менталитет и реформы. СПб.: СПбГУ, 2000.

3. Бурышкин П. А. Москва купеческая. М.: Высшая школа, 1991.

4. Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990.

5. Виноградов И. И. Христианская интеллигенция России перед лицом исторического вызова // Континент. 2013. № 1. С. 24–71.

6. Гайдар Е. Государство и эволюция. М.: Альпина Паблишер, 1994.

7. Гилинский Я. Организованная преступность в России. СПб.: ИС РАН, 1996.

8. Глазьев С. Геноцид. М.: Терра, 1998.

9. Гоббс Т. Избранные произведения в 2-х т. Т. 1. М.: Мысль, 1964.

10. Гудков Л. Негативная идентичность. М.: НЛО, 2004.

11. Двадцать лет реформ глазами россиян: опыт многолетних социологических замеров. М.: Весь мир, 2011.

12. Динамика социально-психологических явлений в изменяющемся обществе. М.: Изд-во “Институт психологии РАН”, 1996.

13. Дуткевич П., Попов В. Худшее, может быть, уже позади? // Современная Европа. 2004. № 4. С. 41–55.

14. Ерофеев В. Москва – Петушки. М.: Интербук, 1990.

15. Журавлёв А. Л., Купрейченко А. Б. Нравственно-психологическая регуляция экономической активности. М.: Изд-во “Институт психологии РАН”, 2003.

16. Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. М.: ГУ ВШЭ, 2000.

17. Кольцова В. А., Журавлёв А. Л. Сущностные характеристики и факторы формирования российского менталитета // Психологический журнал. 2017. Т. 38. № 3. С. 5–17.

18. Ожегов С. И. Словарь русского языка М.: Русский язык, 1990.

19. Рубинштейн А. От Герцля до Рабина и дальше. Минск: МЕТ, 2002.

20. Рыбаковский Л. Л. 20 лет депопуляции в России. М.: Экон-информ, 2014.

21. Симонян Р. Х. Существует ли особый “русский путь”? (полемические заметки) // Социс. 2013. № 7. С. 137–148.

22. Солженицын А. И. Россия в обвале. М.: Евразия, 2010.

23. Симчера В. М., Соколин В. Л., Шевяков А. Ю. К построению исторических рядов социально-экономического развития России // Экономическая наука современной России. 2001. № 1. C. 7–26.

24. Социально-психологическая динамика в условиях экономических изменений. М.: Изд-во “Институт психологии РАН”, 1998.

25. Социальные неравенства и социальная политика в современной России. М.: Наука, 2008.

26. Юревич А. В., Журавлев А. Л. Психология нравственности как область психологического исследования // Психологический журнал. 2013. Т. 34. № 3. С. 4–14.

27. Breslauer G. W. Personalism versus proceduralism: Boris Yeltsin and the institutional fragility of the Russian system // Russian in the new century stability or disorder? N.Y., 1997.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх